Главная / Вокруг нас / «Арендное пользование детьми» в Царской России (Об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже XIX-XX вв)

«Арендное пользование детьми» в Царской России (Об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже XIX-XX вв)

«арендное пользование детьми» в царской россии (об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже xix-xx вв) жестокое обращение с детьми в россии на рубеже xix-xx вв. часть 1нередко жестокое

ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С ДЕТЬМИ В РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ.
часть 1

Нередко жестокое отношение испытывали малолетние ученики в ремесленных мастерских и торгово-промышленных заведениях. «Необузданность и злость мастеров доходили часто до крайних пределов, битье кулаками и чем попало по лицу и голове, таскание за волосы по полу и битье ногами — были явлениями довольно обыкновенными. Не было мастерской, где бы «учить» и «бить» не считались синонимами» с. 256. Согласно Уставу о промышленности «мастер обязан учеников своих учить усердно, обходиться с ними человеколюбивым и кротким образом, без вины их не наказывать и занимать должное время наукою, не принуждая их к домашнему служению и работам». Но эти правила повсеместно нарушались, и подростки страдали от побоев и эксплуатации. Как отмечалось на I Всероссийском съезде по борьбе с торгом женщин в 1910 г., «ремесленное ученичество» сводилось к использованию детского труда и к тому, «что девочки или мальчики после трех лет учения научаются пить, как взрослые, ругаться скверными словами и развратничать… Существует наивное убеждение, что ребенок отдается в ремесленные мастерские на выучку. Нет, он в большинстве случаев не отдается, а продается за определенную сумму денег по контракту» с. 103- 104.

Каждую осень в С. -Петербург и Москву привозили детей для продажи в ремесленные заведения. За несколько рублей хозяева приобретали учеников как дешевую рабочую силу, взамен они должны были их кормить, одевать и учить. Чтобы еще более закрепить свою власть над ребенком и устранить родителей от всякого вмешательства, покупатели брали от родителей долговую расписку. При неграмотности населения, его незнании юридических законов и боязни судебной волокиты документы, содержащие в основе продажу ребенка в мастерскую, имели для невежественных родителей большой авторитет и обязательную силу. А в связи с этим процветали чудовищные злоупотребления.

Существовали также специальные подрядчики, которые зимой объезжали глухие деревни центральных губерний. Здесь повсюду царила бедность. Хлеб заканчивался после масленицы, нужда начинала стучаться в двери. В это время каждый лишний рот за столом становился обузой, но появлялся расторопный подрядчик, который не только предлагал взять мальчика в ученье, но и платил за него 10 — 15 рублей. Под влиянием нужды отец соглашался, подписывал контракт, по которому давал обязательство не требовать сына в деревню в течение трех лет. Незнакомец обещал вернуть ребенка обратно по истечении срока, но никогда это обязательство не выполнялось. Собрав несколько десятков детей в возрасте 11 — 12 лет, он перепродавал свои контракты в столице, получая с хозяев ремесленных мастерских по 60 рублей за каждый с. 87.

Очень часто хозяева передавали эти контракты другим лицам. Таким образом, ребенок как вещь переходил из рук в руки и пропадал без вести. Крестьянка Дарья Андреева отдала сына на год мещанину Тимошину, торговавшему лубочными картинами. В срок ей ребенка не возвратили. После обращения в мировой суд выяснилось, что Тимошин продал ее сына торговцу, живущему в Нижегородской губернии, а тот продал третьему, который уехал в Сибирь. И несмотря на все усилия, предпринятые для розыска мальчика, его так и не нашли же, с. 87.

С. -Петербургское общество защиты детей от жестокого обращения разбирало дело о самоубийстве ученицы в ремесленной мастерской. Отец определил свою дочь в мастерскую и дал расписку, что никаких претензий не имеет и иметь не будет и отдает девочку на определенное время в полное распоряжение хозяина. Даже тогда, когда девочка стала подвергаться побоям и истязаниям со стороны мастера, отец не счел возможным нарушить документ. В результате она не вынесла такой жизни и покончила с собой с. 105.

Другая воспитанница ремесленной мастерской писала в письме родителям: «Спасите меня из рук мучителей, не то я отравлюсь» же, с. 106. Отдел защиты детей в процессе разбирательства выяснил, что все тело ее было покрыто синяками и рубцами от постоянных побоев.

В журнале «Вестник благотворительности» за 1901 г. иеромонах Михаил рассказывал, что в одном доме с ним жили ученик, мастер и собаки мастера: «Собакам жилось много лучше ученика, лучше и сытнее. Я сам видел, что ученик с завистью смотрел, как собаки доедают остатки обеда, и один раз, голодный, даже попытался своровать что-то у собак. За это преступление хозяин на сутки привязал ученика к ножкам стола и бил до потери сознания» N 9, с. 17.

Родители и опекуны, устраивая детей в мастерские даже с благой целью научить ребенка какому-нибудь ремеслу, в большинстве таких случаев не решались жаловаться и конфликтовать из боязни лишиться места или озлобить хозяина и еще более ухудшить каторжную долю ученика.

Во главе мастерских стояли обычно грубые, малообразованные люди, кругозор которых ограничивался корыстными интересами. Они мало думали о ремесленном образовании учеников; важнее всего для них было извлечь из питомцев доход и как можно выгоднее использовать детскую рабочую силу. В швейной мастерской «закрепощенная 5-летним контрактом девочка с 10 — 11 летнего возраста вынуждена работать с 6-ти часов утра до 11 часов вечера. И даже с прекращением шитья в 11 часов на ней еще лежит обязанность вместе с остальными своими сверстницами убрать и вымести мастерскую, и только после этого ей дозволено предаться отдохновению тут же, на полу» с. 76. При такой постановке дела всякий труд превращался в изнуряющий и вызывал в детской душе непреодолимую ненависть.

Еще хуже было положение учеников — мальчиков, там «к деморализующим стимулам присоединяется еще вино, омрачающее его ум и повсечасные тычки и колотушки, убивающие в его юной душе мельчайшие инстинкты добра и справедливости» же, с. 77. Маленький раб писал в письме домой: «Тятенька, возьми меня отсюда. Хозяин больно дерется, а мастер вчера ударил колодкой. Больно — голова болит, а еще… водкой насильно поят. А она горькая… эта водка. Возьми, тятенька, Христа ради» N 10, с. 15.

Годы ученичества проходили в грязных работах под градом вечных ругательств и побоев. Труд в ремесленных мастерских не контролировался со стороны государства и общества, несмотря на то, что 431 статья Устава о промышленности устанавливала 10-часовой рабочий день и существовала Ремесленная управа, призванная охранять интересы не только владельцев мастерских, но и учеников. Одновременно на основании примечания к статье 115 Ремесленного устава надзор за положением учеников был возложен на попечителей о бедных Императорского Человеколюбивого общества. И ремесленная управа, и попечители «о всяком обнаруженном ими случае нарушения мастерами установленных законом в отношении содержания учеников правил доводили до сведения градоначальника для принятия мер ко взысканию с виновных» с. 296. Но, как правило, наказания носили формальный характер. Единственной формой протеста против невозможных условий жизни в ремесленных мастерских были самоубийства учеников. Как отмечалось выше, некоторые из этих юных самоубийц, умирая, оставляли записки, в которых описывали свою тяжкую судьбу.

Согласно данным Комиссии по надзору за положением малолетних работников и работниц в торгово-промышленных и ремесленных заведениях С. -Петербурга, созданной в 1896 г., в большинстве мастерских пища малолетних была «частью недостаточна, а частью неудовлетворительна по качеству. Для ночлега редко где можно встретить надлежащие приспособления; есть целый ряд ремесленных заведений, где дети спят прямо на верстаках или на полу в том же помещении, в котором в течение дня производится работа. Всюду мало и воздуха и света. Дети посылаются на далекие расстояния с непосильной ношей, в холод и слякоть, в плохой одежде и обуви» с. 105.

Поэтому вопрос о бытовых условиях жизни учеников, находящихся в учении, стал предметом обсуждения на Ремесленном съезде, проходившем в С. -Петербурге в марте 1900 г. Делегаты пришли к выводу о необходимости повсеместного учреждения особых профессиональных школ и мастерских, чтобы избавить детей от побоев и эксплуатации в частных заведениях. Наряду с этим в 1900 г. в С. -Петербурге было создано так называемое Попечительство о существующих личным трудом детях и подростках, обучающихся различного рода ремеслам у цеховых мастеров. Оно предоставляло ученикам возможность проводить свободное от работы время в специальных общежитиях с. 11.

По фабричному законодательству дети допускались на фабрику с 12-летнего возраста, и владельцы обязаны были малолетним работникам, не имевшим свидетельства об окончании курса, предоставлять возможность посещения учебного заведения не менее 3-х ч ежедневно. Но эти правила нарушались, а с 1909 г. обнаружилась тенденция роста случаев использования детского труда как наиболее дешевого и из-за возросшей конкуренции фабрик. Число малолетних рабочих только за год к концу 1911 г. увеличилось на 8,6%. Их труд использовался, главным образом, на бумагопрядильных, стеклянных, шелкокрутильных фабриках с. XLVII.

Наряду с эксплуатацией детского труда в ремесленных мастерских и на фабриках, широкое распространение получила аренда детей для нищенского промысла. Найти сострадание и получить милостыню детям было легче, чем взрослым. Их бледные, исхудалые лица вызывали жалость даже у черствого человека. Грудных детей, чтобы вызвать у них плач, при проходе публики профессиональные нищие щипали или кололи иголкой. Детей постарше приглашали «по найму» и платили от 2 до 5 рублей в месяц. Наемный ребенок должен был разыгрывать роль «сироты», у которого «только на днях умерли мама или папа». А «арендатор» следил за его действиями и за тем, чтобы он не попался на глаза городовому.

Нищие приучали детей просить милостыню, обманывать и воровать, посвящая во все таинства своей профессии. Прошение милостыни влекло за собой заключение в тюрьму на срок до 3 месяцев. Чтобы замаскировать нищенство и уйти от уголовного преследования, иногда ребятам раздавали музыкальные инструменты или малоценные предметы, например, спички, с которыми они приставали к прохожим. Нанимаясь к нищим из-за тяжелых условий жизни, надеясь облегчить свое положение, дети нередко погибали.

Нищие, взяв в поездку 2 — 3 мальчиков, часто не привозили обратно ни одного.

По всей стране профессиональные попрошайки нередко даже намеренно калечили своих подопечных, чтобы вызвать большее сострадание у прохожих. Как центр «приготовления» калек долгое время был известен г. Ростов Великий Ярославской губернии. В Киевской губернии были задержаны четверо взрослых слепых, при которых оказалось два изуродованных мальчика 11 лет. У обоих были вырезаны языки. Кроме того, у одного были выколоты глаза, а у другого выворочены руки и ноги. Третий ребенок умер от нанесенных ему увечий. При расследовании оказалось, что дети были похищены обманным путем у родителей с. 94. Отделу защиты детей в С. -Петербурге в ноябре 1899 г. стал известен факт, когда с той же целью ребенку выжгли глаза с. 345.

«Арендное пользование детьми» в Царской России (Об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже XIX-XX вв)

«Арендное пользование детьми» в Царской России (Об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже XIX-XX вв)

«Арендное пользование детьми» в Царской России (Об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже XIX-XX вв)

«Арендное пользование детьми» в Царской России (Об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже XIX-XX вв)

«Арендное пользование детьми» в Царской России (Об эксплуатации детей в повседневной жизни на рубеже XIX-XX вв)

Читать еще:

Рабы на троне фараонов

Почему Египет называли «страной тюрков» Часть-2 «Колодец Голиафа» К счастью мамлюков, Хулагу и основная часть …

Добавить комментарий