Главная / Вокруг нас / BF 109 E/F ПРОТИВ ЯК-1/7. Часть 3. ВОЮЮЩИЕ СТОРОНЫ

BF 109 E/F ПРОТИВ ЯК-1/7. Часть 3. ВОЮЮЩИЕ СТОРОНЫ

bf 109 e/f против як-1/7. часть 3. воюющие стороны люфтваффе превосходил ввс ka в вопросах тактики, которую немецкие подразделения разработали после тщательного анализа боевого опыта в

Люфтваффе превосходил ВВС KA в вопросах тактики, которую немецкие подразделения разработали после тщательного анализа боевого опыта в Испании.

Истребители теперь летали в свободных построениях – парах и четверках, ставшие во всем мире главными тактическими построениями истребителей на протяжении всей Второй мировой войны. Предыдущее формирование клином из трех самолетов, затруднявшее маневрирование, было упразднено, а новое построение давало немецким пилотам возможность маневрирования для использования превосходства в скорости, каким обладал их самолет.

В отличие от немецких, советские летчики-истребители в 1941 году летали в плотном строю по три самолета. Это добавляло солидное тактическое преимущество к уже имеющемуся в распоряжении немецких пилотов, благодаря лучшим техническим характеристикам их самолетов.

Советские летчики-истребители летали в плотном строю еще и потому, потому что большинству их самолетов не хватало радиостанций. Следовательно, лидер должен был направлять свое подразделение в воздушном бою, используя маневры своего самолета (качание крыльями), или с помощью сигналов рукой. Чтобы четко следовать этим командам, ведомый должен был лететь как можно ближе к лидеру, таким образом они теряли способность свободно маневрировать.

Кроме того, в люфтваффе на всех уровнях поощряли и стимулировали независимость и инициативу своих командиров. Немецкий пилот был свободен в своем выборе методов для выполнения задачи.

Советские пилоты могли бы только позавидовать своим противникам. Перед операцией они не только строго ограничивались зоной действия, но также должны были держать заданную скорость и высоту. В этих условиях они не могли адекватно реагировать на быстро меняющуюся ситуацию.

Следует также помнить, что, в первой половине войны, советские авиационные части в большинстве случаев были непосредственно подчинены командирам сухопутных войск. Большинство офицеров штабов армии мало что понимали в специфике воздушного боя. Во многих случаях группам истребителей, прикрывающих людей на земле было, приказано лететь низко и медленно как можно дольше, «чтобы наши солдаты могли постоянно видеть нашу авиацию над головой, чтобы чувствовать себя более уверенно», и это увеличивало потери. Полет в таких условиях делал советские самолеты очень уязвимыми для хищнических немецких истребителей, которые на высокой скорости атаковали с большей высоты.

Еще одним важным фактором в превосходстве истребителей Люфтваффе над их советскими противниками на начальных этапах войны, был значительный опыт, накопленный немецкими летчиками и командирами в течение двух лет напряженных воздушных боев, в основном против Франции и Великобритании.

В СССР, опыт, накопленный в довоенных конфликтах, в основном, игнорировался. Основные типы истребителей, И-16 и И-153, значительно уступали своим аналогам – Мессершмитту в скорости и вертикальном маневре, которые ставили даже хорошо подготовленных советских летчиков в невыгодное положение.

Эти и другие факторы стали причиной серьезных поражений и больших потерь, понесенных ВВС KA в начальный период войны.

Ко времени начала войны против СССР, германское командование рассматривало свои ВВС в качестве независимой вооруженной силы. Наивысшим абсолютным тактическим подразделением был Воздушный флот (Luftflotte). Как правило, каждый Luftflotte состоял из трех боевых эскадрилий (geschwader), Штаба Воздушного флота (Luftflotte HQ – сокр. от Headquarters) , подразделения штаба и роты связи. Резервные (учебные) подразделения, включенные в Luftflotte, располагались на тыловых аэродромах, вдали от линии фронта. Одна эскадрилья (geschwader), состояла из трех Групп (Gruppen), подразделения штаба и технического обеспечения (укомплектованных специалистами, которые выполняли мелкий ремонт и обслуживание воздушных судов, двигателей, приборов и оружия).

Стандартное количество истребителей в Gruppe составляло 39.

Накануне войны с Германией, на основе боевого опыта 1938 года в Испании и Китае было принято решение о введение в ВВС КА полковой структуры. В истребительной авиации полк организационно состоял из четырех эскадрилий и командования — в общей сложности 63 самолетов. Воздушный полк должен был решать боевые задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими подразделениями (первоначально в качестве воздушной бригады, а затем в рамках авиационной дивизии). Это позволило улучшить взаимодействие между различными видами авиационных частей и между авиацией и сухопутными войсками.

С самого начала, с 22 июня 1941 года, бои с Люфтваффе были кровавые и жестокие. ВВС КА понесли тяжелые потери, большое количество самолетов, не имея никаких шансов на взлет, было уничтожено прямо на земле, в непосредственной близости от границы.

Было ясно, что организационная структура Военно-воздушных сил должна быть изменена.

Довоенные полки оказались слишком громоздкими. С целью упрощения организационной структуры, было принято изменение в 20-ти авиационных полках. Высокие потери самолетов и недостаточное количество новых истребителей, поступающих от авиационной промышленности, привело к большому дефициту самолетов в полках.

Созрела также настоятельная необходимость ускорить переподготовку летного состава для полетов на новых типах самолетов, так как производство устаревших истребителей было прекращено.

Таким образом, в соответствии с решением Государственного комитета обороны, были созданы запасные авиационные полки (ЗАП), для улучшенной боевой переподготовки летчиков. К сожалению, освоение летчиками нового истребителя Як заняло больше времени, чем хотелось. Было запланировано в первой половине 1941 года переподготовить 468 летчиков на Як-1, но до 20 июня освоили самолет только 156 летчиков. Для сравнения, для МиГ-3 прошли переподготовку 686 летчиков — 4,4 раза больше.

Кроме того, десять ЗАП были развернуты на аэродромах глубоко в тылу, и только один, 8-й ЗАП в Багай-Барановке, к юго-востоку от Саратова, проводил обучение летчиков и техников на Як-1. Переподготовку на Яки вели в Подмосковье, в Кубинке, Монино и Чкаловской и на аэродроме завода № 292 в Сенной, недалеко от Саратова. В августе 1941 года большой 13-й ЗАП был сформирован в Кузнецке. Первоначально, специализирующийся на переподготовке летчиков на Як-1, позднее стал центром изучения Як-7 и Як-9.

Подключение опытных пилотов позволило быстро освоить новый истребитель, поскольку новый истребитель Яковлева Як-7 обладал похожими летными характеристиками с Як-1 и был прост в управлении (особенно по сравнению с истребителями Поликарпова И-153 и И-16, которые имели низкую продольную устойчивость), Это дало возможность некоторым полкам пройти переподготовку на новую машину прямо на переднем крае, как в случае с 296-ИАП на Юго-Западном фронте.

Подчеркивая, что ему понравился новый истребитель, имеющий хороший баланс скорости, маневренности и вооружения, командир эскадрильи и будущий ас Борис Еремин писал:

«Для переподготовки нам дали единственный Як. Все происходило на аэродроме в ангаре, и ангар был, по сути, нашим учебным классом. Не было приготовлено ни плакатов, ни рисунков. В классах преподавали инженеры. Перед первым самостоятельным полетом, каждый летчик должен был пройти тест перед самолетом на стоянке. Тест был согласован с командира полка Н. Барановым, который настаивал, чтобы экзаменаторы не щадили никого. Переподготовка включала в себя самостоятельный полет каждого летчика на Як-1. Мы летали вокруг аэродрома по «коробочке», выполнив три разворота и заход на посадку. Нам не хватало самолетов для переподготовки, таким образом, мы не имели никакой возможности, чтобы выполнить какие-либо фигуры высшего пилотажа. Таким образом, я не мог в достаточной степени ознакомиться с самолетом, как бы мне этого хотелось. Мы продолжали осваивать самолет во время полета к линии фронта, после чего шли прямо в бой. Жизнь заставляла экономить ресурс работы двигателя для дальнейших боев на фронте.

Большие потери летного состава заставили советское командование ускорить отправку молодых летчиков на фронт. Обучение пилотов в то время состояли в основном из элементарных взлетов и посадок, которые выполнялись летчиком, пока эти действия не были доведены до автоматизма — все остальные элементы пилотажа рассматривались как второстепенные. В результате, молодые летчики после восьми — десяти часов налета на боевом самолете, иногда в совершенно другого типа (Яки не поступали в учебные подразделения до конца 1942 года), отправлялись в прифронтовые полки. Летчиков иногда буквально учили только тому, как держать штурвал. Они не были способны выполнять фигуры высшего пилотажа, не было никаких навыков ведения воздушного боя, летчик ничего не знал о полете в неблагоприятных погодных условиях. Летчик практически не имел подготовки в выполнении боевых стрельб. Большинство выпускников школ выполняли только два три выстрела по буксируемой мишени и не умели пользоваться прицелом должным образом.

В 1942 году на некоторых участках советско-германского фронта, где шли самые ожесточенные бои, асы Люфтваффе причиняли большой ущерб полкам ВВС КА. При каждом боевом вылете эксперты на Bf 109 часто уничтожали по несколько самолетов Як-1, МиГ-3 и ЛаГГ-3, которые составляли основу советской истребительной авиации к лету и осени 1942 года. Пилоты мессершмиттов слонялись в непосредственной близости от советских аэродромов, подстерегая наши самолеты при выполнении взлета или посадки. Они также сопровождали группы, когда те возвращались домой, ожидая нарушения боевых порядков для выполнения посадки и сбивая советские истребители внезапными нападениями со стороны слепящего солнца. Их жертвами, как правило, становились плохо обученные летчики, недавно попавшие на фронт.»

Из высказывания Бориса Еремина можно понять, что условия, в которых начинающие летчики поступали в ВВС КА в 1942 году были гораздо хуже, чем те, в которых оказывались начинающие пилоты противника.

Он продолжал:

«Самая трагическая судьба постигла пополнение молодых пилотов, оказавшихся под Сталинградом летом и осенью 1942 года. В 1941 году наши полки пополнялись, в основном из «золотого фонда» летчиков — преподавателей летных школ и многочисленных аэроклубов. С точки зрения летных навыков, они были очень хорошо подготовлены. Многие из них имели блестящие навыки пилотирования. Они быстро приобретали боевой опыт и стали идеальными летчиками-истребителями. Было много таких пилотов и среди ветеранов, но этот «золотой фонд» был быстро выбит.

В 1943 году мы также пополнялись молодыми пилотами.

Но тогда они уже были гораздо лучше подготовлены, и ситуация стала совершенно иной. У нас появилась возможность дать этим молодым авиаторам дополнительную подготовку, прежде чем включать их в боевые группы, имея в своем багаже только начальный уровень подготовки. Под Сталинградом у нас такой возможности не было. Единственное, что мог сделать командир, это дать им некоторые дополнительные вылеты для улучшения своих навыков пилотирования, но это было далеко не достаточно».

Эти обстоятельства объясняют причины, почему соотношение побед к потерям было таким плохим для ВВС-КА, и это относилось к любому типу советских истребителей того периода, в том числе и к Як-1 и Як-7Б. Тем не менее, даже до тех пор, пока на фронте не появился Ла-5, истребитель Як, в кабине которого сидел летчик с хорошими летными навыками и тактической подготовкой, был серьезным оппонентом грозным мессершмиттам. Такие достоинства Як-1 и Як-7Б, как простота, надежность, простой и быстрый выход из штопора, мощные пушки и пулеметы были основными факторами в становлении этих самолетов эффективными соперниками для Bf 109 Вилли Мессершмитта.

BF 109 E/F ПРОТИВ ЯК-1/7. Часть 3. ВОЮЮЩИЕ СТОРОНЫ

BF 109 E/F ПРОТИВ ЯК-1/7. Часть 3. ВОЮЮЩИЕ СТОРОНЫ

Читать еще:

Рабы на троне фараонов

Почему Египет называли «страной тюрков» Часть-2 «Колодец Голиафа» К счастью мамлюков, Хулагу и основная часть …

Добавить комментарий