Главная / Вокруг нас / Джаред Даймонд: «Коллапс» — Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» — Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

джаред даймонд: «коллапс» - пропавшие викинги гренландии // фестиваль викингов на лофотенах (норвегия) / lofotr viking festival норманы прибыли в гренландию в 980-е годы. на пике численность их

Норманы прибыли в Гренландию в 980-е годы. На пике численность их колонии составляла 4-5 тыс. человек. Последний поселенец погиб в 1470-80-х годах.

Главными причинами гибели колонии викингов в Гренландии, рассказывает лауреат Пулитцеровской премии Джаред Даймонд в книге «Коллапс» (книга посвящена экологическим катастрофам за последние двадцать веков; изд-во АСТ, 2010).

Никаких признаков обезлесения или почвенной эрозии не наблюдалось вплоть до появления викингов. След этого события – слой угля в донных отложениях, следствие выжигания викингами лесов под пастбища для скота. Количество пыльцы ивы и березы уменьшилось, а осоки и других трав, в том числе сорняков и растений, специально завезённых викингами для прокорма скота, – соответственно увеличилось. В отличие от инуитов, которые научились использовать для обогрева и освещения ворвань (нутряной жир морских млекопитающих), раскопки очагов гренландских скандинавов показали, что они продолжали использовать в качестве дров иву и ольху. Еще одна – помимо обогрева – причина необходимости дров связана с заготовкой молочных продуктов. Сосуды для молочных продуктов приходилось часто промывать кипяченой водой, а для молока – и вовсе дважды в день. В Норвегии, и в Исландии летние фермы приходилось перебазировать, когда запасы дров в окрестностях иссякали, и, вероятно, так же дела обстояли и в Гренландии. Как и в отношении дефицитной строительной древесины, гренландцы поступали так: в отсутствие дров они использовали всевозможные заменители – кости животных, высохший навоз и дерн. Но эти решения имели свои отрицательные стороны: сжигаемые кости и навоз можно было бы использовать для удобрения полей, чтобы заготавливать больше сена, а срезание дерна – не что иное, как разрушение пастбищ.

Ещё одним печальным следствием обезлесения, помимо нехватки строительной древесины и дров, был недостаток железа. Скандинавы привыкли добывать железо из болот – извлекая металл из болотных отложений с крайне низким содержанием железа. Трудность заключалась не в том, чтобы найти подобное болото, а в том, чтобы из его глубин добыть железо, – для этого требовалось огромное количество дров, из которых делали древесный уголь, поскольку лишь таким образом можно было достичь необходимой для выплавки железа высокой температуры. Даже с учётом того, что этот этап гренландцы могли пропустить, импортируя из Европы железо в слитках, им все равно нужен был уголь для кузнечных работ – изготовления изделий из слитков и последующих ремонта, заточки или переделки, потребность в которых была весьма высока. При археологических раскопках в Гренландии обнаружены железные изделия, которые типичны для любого европейского средневекового поселения: топоры, косы, ножи, ножницы для стрижки овец, корабельные заклепки, плотницкие рубанки, шилья для прокалывания и буравчики для сверления отверстий. Однако в тех же раскопках поселений викингов на Британских и Шетландских островах, в Исландии гвоздей и других железных предметов найдено больше, чем в Гренландии. В Гренландии дефицит железа достигал, видимо, самого высокого уровня. В нижних слоях культурного слоя найдено некоторое количество выброшенных железных гвоздей, но в следующих слоях таких находок уже нет, так как железо стало слишком дорогим материалом, чтобы выбрасывать изделия из него. В Гренландии не найдено ни одного меча, ни шлема, ни даже обломка подобных предметов, всего лишь пара фрагментов кольчуги – вероятно, одной и той же. Железные инструменты использовались до тех пор, пока не стачивались полностью.

Во всех остальных уголках земного шара у европейских колонизаторов в бесчисленных битвах с туземным населением было огромное преимущество – железные мечи и кольчуги. Но никаких находок, которые свидетельствовали бы о том, что у гренландцев через несколько десятков лет жизни в колонии ещё сохранилось оружие или инструменты из железа, не обнаружено, за исключением уже упомянутых обломков кольчуги, которая к тому же с большей вероятностью могла принадлежать приплывшему на корабле европейцу, чем жителю Гренландии. Так что гренландцам приходилось использовать такое же оружие, которое было у их противников-инуитов: луки, стрелы и копья. Точно так же не существует доказательств того, что гренландцы использовали своих лошадей для формирования кавалерийских отрядов, которые опять-таки стали большим преимуществом в сражениях испанских конкистадоров с инками и ацтеками. Достоверно известно, что у гренландцев не было кавалерии. Кроме того, у гренландцев отсутствовала профессиональная военная подготовка. Иными словами, они вскоре потеряли какое бы то ни было военное превосходство над инуитами.

Ещё одна причина, помимо почвенной эрозии, по которой гренландцы неумышленно ухудшили состояние своих земель, – использование дёрна для строительства и отопления за неимением достаточного количества древесины. Почти все здания в Гренландии построены в основном из дёрна, который для этого приходилось вырезать с полей; в лучшем случае имелся каменный фундамент и несколько деревянных балок для поддержания крыши. Даже собор Святого Николая в Гардаре только отчасти выложен из камня: каменное основание высотой шесть футов продолжали выложенные из дерна стены, крыша держалась на деревянных балках, а фасад был облицован деревянными панелями. Церковь Хвалсей – уникальная тем, что её стены полностью каменные, до самого верха, – была увенчана крышей из дерна. В Гренландии приходилось делать стены из дёрна довольно толстыми (до шести футов в толщину, около 1,8 м), чтобы обеспечить защиту от холода. Для строительства большого жилого дома в Гренландии требовалось приблизительно 4 гектара дёрна. Более того, это количество требовалось не один раз: со временем дёрн рассыпался, и раз в несколько десятков лет стены приходилось подновлять. Процесс срезания дёрна для строительства гренландцы называли «сдиранием шкуры с дальних полей». Образ очень удачный – он точно характеризует тот вред, который наносился земле, что могла при более благоприятном раскладе остаться пастбищем. Медленное восстановление дёрна в Гренландии означало, что ущерб был масштабным и долгосрочным.

Критическую роль в истории вымирания гренландской колонии викингов сыграли инуиты. Их присутствие обусловило важнейшее отличие между историей гренландских и исландских викингов: хотя к преимуществам Исландии, в сравнении с Гренландией, относятся не столь суровый климат и меньшая отдалённость от Норвегии, самой большой удачей исландцев было то, что им на своем острове не приходилось опасаться неблагожелательно настроенных соседей. В отличие от викингов, инуиты представляли собой вершину развития цивилизации для этносов Арктики, которые в течение тысяч лет совершенствовали навыки выживания в условиях Крайнего Севера. Зимой они жили в иглу из снега, а для освещения и отопления жилищ использовали расплавленный китовый или тюлений жир. Инуиты натягивали тюленьи шкуры на каркасы и таким образом конструировали каяки и более крупные лодки-умьяки, достаточно большие, чтобы отправляться на них за китами в открытое море. Невероятно, но, хотя эти две народности жили бок о бок в Гренландии в течение нескольких сотен лет, в дошедших до нас скандинавских хрониках имеется всего два или три кратких упоминания об инуитах. Отношение викингов к скрелингам было недоброжелательным, что и обусловило дальнейшую враждебность и напряженность во взаимоотношениях викингов со своими соседями по острову. «Скрелинги» – староскандинавское слово, которым древние норвежцы называли представителей всех трёх групп коренных жителей Нового Света, каковых встречали в Винланде (северо-восточное побережье Америки) и Гренландии (инуиты, дорсетские и североамериканские индейцы), – переводится как «жалкие люди». Вспомним также, что в Винланде викинги начали строить отношения с местным населением с того, что, повстречав группу индийцев, убили восемь человек из девяти. Такой характер первых контактов во многом объясняет, почему викинги не смогли установить дружественных отношений с инуитами. Одна причина заключается и в культурном барьере, препятствовавшем перекрестным бракам и даже общению между викнигами и инуитами. Инуитка не могла стать хорошей женой для викинга: она не умела прясть и ткать, пасти и доить коров и овец, делать сыр и взбивать масло – всему этому скандинавские девочки учились с детства. А захоти он упросить инуитку сделать ему каяк или, пуще того – жениться на её дочери, сначала нужно было бы установить дружеские отношения. Ещё одной причиной негативного отношения могло быть то, что викинги считали себя настоящими исконными жителями Гренландии и смотрели на инуитов как на «понаехавших» чужаков. Викинги основали гренландскую колонию и начали охотиться в Нордсете задолго до появления там первых инуитов. Вдобавок ко времени появления инуитов викинги испытывали острейшую нехватку железа – наиболее ценного товара, который они могли бы предложить инуитам.

Норвегия, Швеция и Дания объединились в 1397 году под властью одного короля, который уделял менее всего внимания Норвегии как самой бедной из трёх своих земель. Спрос на бивни моржей — основной экспортный товар Гренландии, пользовавшийся большой популярностью у европейских резчиков, – угас после того, как крестоносцы вновь открыли для европейцев доступ к слоновой кости из Африки и Азии. Все эти события снижали как возможности, так и мотивацию Норвегии отправлять суда в Гренландию. Что касается гибели Восточного поселения, последний рейс торгового корабля, который, согласно королевскому обещанию, должен был регулярно заходить в Гренландию, относится к 1368 году; в следующем году этот корабль затонул. После чего корабли заходили в Гренландию только четыре раза: в 1381, 1382, 1385 и 1406 годах, причём это были частные корабли, капитаны которых сообщали, что на самом деле они собирались идти в Исландию и попали в Гренландию непреднамеренно, лишь потому, что из-за сильного ветра сбились с курса. Капитан Олавссон привез с собой несколько свежих новостей из Гренландии. К примеру, человек по имени Колгрим был сожжён на костре в 1407 году за то, что прибег к колдовству, чтобы соблазнить женщину по имени Стейнун, дочь местного властителя по имени Равн, и жену Торгрима Селвассона.

Власть в гренландской колонии была сконцентрирована в руках небольшой верхушки – нескольких вождей и церковников. Им принадлежали большая часть земли (в том числе все лучшие фермы) и лодки; они же контролировали торговлю с Европой. Они заказывали из Норвегии те товары, которые увеличивали их престиж в обществе: предметы роскоши, облачения и драгоценности для священнослужителей, колокола и цветные стёкла для церквей. Те немногочисленные лодки, которые были в их распоряжении, использовались, чтобы снаряжать охотничьи экспедиции в Нордсету. Трофеи, привозимые оттуда – бивни моржей и живые белые медведи, – являлись ценным экспортным товаром, который можно было обменять на столь необходимые Гренландии церковные колокола и роскошные облачения. У вождей имелись два мотива держать большие стада, которые вытаптывали пастбища и приводили к почвенной эрозии: шерсть была ещё одним важным пунктом в списке гренландских экспортных товаров, которыми расплачивались за импорт; а независимых фермеров на вытоптанных пастбищах можно было лишить независимости и превратить в арендаторов, тем самым пополнив ряды своих сторонников на случай конфликта с другим вождем. Существовало множество способов повысить благосостояние гренландской колонии – например, импортировать больше железа и меньше предметов роскоши, отправлять больше экспедиций в Маркланд за строевым лесом и железом, научиться у инуитов приёмам охоты и скопировать (или придумать свои) каяки и умьяки. Но все эти нововведения могли поставить под угрозу власть, престиж и личные интересы вождей. В жёстко контролируемой гренландской колонии, обитатели которой сильно зависели друг от друга, вожди имели возможность пресекать любые попытки внедрения подобных нововведений. Структура общества в гренландской колонии обусловила конфликт между краткосрочными интересами власть предержащих и долгосрочными интересами общества в целом. В конце концов вожди поняли, что у них больше нет последователей. Финальная привилегия, которую они себе обеспечили, – это привилегия умереть с голоду последними.

С конца XIII века начинается спад в развитии гренландской общины, который, то замедляясь, то ускоряясь, продолжался до начала XVI века. О том, что в конце XV века норманны на острове еще жили (и некоторые жили, как говорится, очень неплохо), свидетельствует находка археолога Поуля Нёрлунда. В 1921 году он обнаружил в могилах на кладбище близ усадьбы Херьулфснес костюмы и головные уборы, очень напоминающие парижские и бургундские одеяния именно этого периода. То есть зажиточные люди из Гренландии могли заказывать себе одежду по последней европейской моде, и торговые корабли привозили ее на далекий арктический остров. Но не позднее середины XVI века норманнской колонии в Гренландии не стало. Исчезновение гренландцев по сей день остается загадкой для историков. Высказывалось предположение, что норманнов истребили аборигены острова. Основанием для такого вывода послужили появившиеся в XIX веке у эскимосов героические сказания об их давних «битвах» с европейцами на земле Гренландии. Однако эти поздние сочинения вряд ли могут быть серьезным аргументом для подобного заключения.

Никак не подтверждается допущение, что более многочисленные эскимосы в ходе брачных отношений в течение нескольких веков физически «растворили» гренландских норманнов. Работы археологов и антропологов свидетельствуют: норманнская линия сохранила свою чистоту, практически все найденные скелеты имеют характерные черты северных европеоидов. Долгое время считали, что народ выродился, не выдержав тяжелых условий существования. Да, многие поселенцы были больны подагрой, рахитом, туберкулезом костей, это показали исследования скелетов из гренландских кладбищ. Но разве такие (и другие) болезни не были характерны для жителей Исландии, как и всей Скандинавии и других регионов Европы Антропологи (К. Фишер-Мёллер и другие) убедительно показали, что большинство обнаруженных скелетов свидетельствует о хорошем здоровье и жизнеспособности гренландских норманнов. Известно, что в Норвегии в середине XIV века и в Исландии в разные века много людей стали жертвами чумы; однако относительно Гренландии таких сведений нет. Около 1350 г. произошло какое-то таинственное событие: всё население Западного поселения, приблизительно 1000 человек, внезапно исчезло. Норвежский священник из Восточного поселения, посетивший Западное поселение колонии, не обнаружил там ни одной живой души, кроме одичавшего домашнего скота. Не было найдено и трупов! Среди гипотез, объясняющих исчезновение столь большого количества людей, имеются версии о чуме, голоде, нападении эскимосов или даже пиратов, массовом переселении. Однако практически все эти версии перечёркиваются отсутствием трупов и наличием домашних животных. До сих пор нет более-менее подходящего объяснения этой тайны.

Одним из последних письменных источников викингов Гренландии является запись христианского обряда венчания в церкви в Гвалсее, которая сохранилась до наших дней. Историки считают, что последние викинги Гренландии покинули свою колонию и переселились обратно в Исландию. А по преданиям эскимосов, последние викинги Восточного поселения подверглись нападению пиратов, однако раскопки пока не подтверждают этой истории. В 1540 г. команда исландского корабля уже не обнаружила в колонии ни одной живой души, только останки мужчины в капюшоне. Возможно, это был последний гренландский викинг…

Скорее всего убывание и в конце концов исчезновение этой общины было результатом действия многих факторов в течение длительного времени. Из-за вырубки деревьев заносило песком пастбища и приусадебные участки, все большей проблемой становилось прокормление домашних животных. В связи с изменением климата, который становился все более холодным: с XV века началось сильное похолодание во всем Северном полушарии.

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Джаред Даймонд: «Коллапс» - Пропавшие викинги Гренландии // Фестиваль викингов на Лофотенах (Норвегия) / Lofotr Viking Festival

Читать еще:

Кем был Рюрик: шведом, аланом или чеченцем

Кем был Рюрик Ответив на этот вопрос, мы ответим и на вопрос «откуда есть пошла …

Добавить комментарий