Главная / Вокруг нас / ПОДВОДНАЯ ЛОДКА «ХАНЛИ». Часть 1. ПЕРВАЯ ПОБЕДА ПОДВОДНОГО ФЛОТА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА «ХАНЛИ». Часть 1. ПЕРВАЯ ПОБЕДА ПОДВОДНОГО ФЛОТА

подводная лодка ханли. часть 1. первая победа подводного флота 17 февраля 1864 года в 20:45 джон кросби, офицер артиллерийского корвета северян «хаусатоник», смотрел с борта корабля на

17 февраля 1864 года в 20:45 Джон Кросби, офицер артиллерийского корвета северян «Хаусатоник», смотрел с борта корабля на стеклянную гладь воды. Вооруженный 12 пушками винтовой шлюп «Хаусатоник» участвовал в блокаде порта Чарльстон, занятого конфедератами. Неожиданно в неверном свете луны Кросби увидел нечто. Позднее он говорил, что это напоминало ему дикобраза, двигающегося по поверхности моря.

Моряк успел поднять тревогу. Странный объект неожиданно исчез, но вскоре появился вновь уже совсем близко к «Хаусатонику». Экипаж шлюпа спешно занял боевые посты, но было уже поздно. По правому борту раздался сильный взрыв, и корабль затонул за несколько минут. Погибли пять членов экипажа, остальные спаслись в шлюпках или ухватившись за обломки.

Странный объект, который принес гибель кораблю, был на самом деле субмариной конфедератов «Ханли». Так что «Хаусатонику» выпала печальная честь стать первым в истории судном, потопленным субмариной.

Сообщив об успешной атаке, «Ханли» домой так и не вернулась. Таким образом, она стала и первой подводной лодкой, погибшей в сражении…

…Известный факт, что флот южан значительно уступал в мощи флоту северян, и конфедераты лихорадочно искали способы нивелировать это превосходство. Как это не раз бывало в истории человечества, необходимость противостоять с малыми силами мощной силе стимулировала конструкторскую мысль южан. Так у конфедератов появилась идея удара по противнику из-под воды: огневая мощь федеральных кораблей в этом случае должна была стать бесполезной из-за внезапности удара и неуязвимости от выстрелов для судна, находящегося на глубине. Поэтому почти сразу после начала войны южане объявили конкурс на лучший проект подводного корабля. Наилучшим был признан проект лодки «Пионер» инженеров Бакстера Уотсона и Джеймса Мак-Клинтока. Ее построили в Новом Орлеане в конце 1861 — начале 1862 гг.

Лодка имела корпус сигарообразной формы, водоизмещение около 4 тонн, длину 10,3 метра, наибольший диаметр 1,2 метра. Экипаж включал трех человек, двое из которых вращали руками коленчатый вал с гребным винтом на конце — единственно существовавший тогда двигатель (паровой) использовать в загерметизированной лодке было невозможно, поэтому для движения оставалось только применять физическую силу экипажа. Оружием подводного корабля должна была служить шестовая мина.

Лодка «Пионер» прошла успешные испытания на озере Пончартрейн в окрестностях Нового Орлеана. Предполагалось, что после этого она выйдет в море и начнет топить корабли федералов. Однако прежде чем это случилось, федералы взяли Новый Орлеан. Экипаж уничтожил «Пионера», чтобы предотвратить его захват противником.

Еще во время постройки «Пионера» за его изготовлением и спуском на воду внимательно следила комиссия по приемке лодки, в состав которой входил капитан Хорас Ханли. Вот он-то после оставления Нового Орлеана и решил продолжить дело, создав свою подводную лодку. Будучи полным дилетантом в области судостроения, Ханли построил одно из самых примитивных судов, которые только строились за многовековую историю военного кораблестроения. За основу своей конструкции он взял увиденного им «Пионера», но переработал корабль с учетом имевшихся в его распоряжении скудных средств.

Его «Америкен Дайвер» («Американский ныряльщик») представлял, по одной из версий, собой самый обыкновенный цилиндрический паровозный котел. Ханли разрезал его вдоль по центральной оси и приклепал между двумя половинами накладку шириной 30 см. Тем самым он придал корпусу овальное сечение. По концам котла добавили заостренные оконечности, сзади вывели вал винта и прикрепили рулевое перо. Длина лодки составила 10,5 метров, ширина — 1,2 метра, высота с наблюдательными башенками — 1,7 метра.

Другие источники не согласны с «паровозным» происхождением лодки. Но то, что корпус изготовлен из котлового железа, совершенно верно.

Лодку снабдили двумя входными люками. В носу и в корме разместили по одной балластной цистерне с наружными кранами. Цистерны сверху не закрывались, чтобы экипаж мог визуально следить за уровнем воды в них. Заполнялись они самотеком, после открытия забортных клапанов, осушались ручными помпами. Предельная глубина погружения составляла, по расчетам, 60 футов (18,3 м). Семь или восемь человек вращали длинный коленчатый вал, занимавший три четверти длины корпуса, и через сальниковое уплотнение связанный с трехлопастным гребным винтом в корме. Максимальная скорость на испытаниях составила 2,5 узла (4,63 км/час). Литой съемный киль можно было отсоединить в случае необходимости (например, для аварийного всплытия).

Экипаж состоял из командира, семи — восьми «гребцов» и второго офицера, который заполнял либо опорожнял кормовую цистерну, а также вместе с матросами работал на гребном валу. Командир выполнял сразу три обязанности: через иллюминаторы в носовой башенке наблюдал за обстановкой и искал цель, управлял горизонтальными и вертикальными рулями, заливал и осушал носовую балластную цистерну. Второй офицер, располагавшийся возле кормовой башенки, по команде командира обслуживал кормовую балластную цистерну. При открытии клапанов обе цистерны заполнялись водой, а для всплытия продувались ручными помпами.

Для обеспечения экипажа свежим воздухом в подводном положении имелись два воздухозаборника высотой 4 фута (1,22 м), размещенные вплотную друг к другу, однако незначительный диаметр труб (1,5 дюйма, т.е. 3,78 см) и отсутствие принудительной вентиляции делали эти устройства почти бесполезными. Запас сжатого воздуха позволял находиться под водой в течение 2-2,5 часов. Теснота в лодке была невероятная, в случае аварии шансы моряков на спасения являлись минимальными.

Несомненно, что самоделка капитана Ханли была менее совершенна, чем «Пионер» — детище профессиональных инженеров-судостроителей.

Но по иронии судьбы в историю вошел именно «плавающий паровозный котел» капитана Ханли…

Постройку лодки закончили в начале июля. Командование конфедератов назначило ее командиром лейтенанта Джона Пайна , а экипаж набрали из добровольцев. Они начали осваивать технику. Уже 31 июля состоялась демонстрация возможностей субмарины. Буксируемой плавучей миной (90 фунтов черного пороха, т.е. 40,8 кг) удалось взорвать старую угольную шаланду. Испытания показали, что для успешного применения такой мины требовалось перейти из позиционного положения в подводное не далее, чем в 200 ярдах (183 м) от цели, а глубина воды должна быть такой, чтобы субмарина могла пройти под килем атакуемого судна, буксируя мину на канате длиной 150 футов (45,7 м). Через 5-6 минут лодка всплывала за целью и в этот момент мина ударяла в днище атакуемого корабля. Но даже столь близкое расстояние не гарантировало успеха, т.к. канат имел свойство провисать под собственной тяжестью. Поэтому позже от этого оружия отказались. Вместо него к носу лодки прикрепили шест длиной 6 метров с медным цилиндром на конце. Он был начинен 70 фунтами (32 кг) черного пороха и снабжен несколькими контактными взрывателями.

Тем временем северяне усилили морскую блокаду Чарльстона. Поэтому конфедераты 12 августа доставили туда на двух железнодорожных платформах подводную лодку, укрытую от посторонних глаз брезентом и спустили на воду.

Но 29 августа 1863 года, после одного из учений, лодка внезапно затонула в тот момент, когда она возвращалась к причальной стенке форта Джонсон.

По одной версии, проходивший мимо пароход развел волну, захлестнувшую открытый люк. По другой версии — командир, стоя в люке, случайно нажал рычаг заполнения балластной цистерны, в результате чего лодка ушла под воду с открытым люком. Спастись удалось лейтенанту Пайну, находившемуся в тот момент в переднем люке, и двум матросам. Пять человек погибли.

Лодку подняли через две недели (14 сентября) с глубины 42 фута (12,8 м) и привели в порядок.

Тем временем Ханли, узнав о катастрофе, решил взять дело в свои руки. Он сам приехал в Чарльстон, чтобы возглавить новый экипаж. 11 октября под его командованием подлодка успешно имитировала на реке Купер атаку стоявшего на якоре парохода «Indian Chief» (Индейский вождь)

Но спустя 4 дня вновь произошла катастрофа. Утром 15 октября во время очередного погружения лодка затонула. В 9.25 она отошла от причальной стенки и в 9.35 начала погружаться. Расстояние от причала оставляло всего лишь 500 ярдов (457 м). Хорас Ханли находился на своем посту под закрытым передним люком. Второй офицер Томас Парк (сын совладельца завода, где построили эту лодку) находился под задним люком.

Судя по материалам расследования, Парк не успел заполнить водой кормовую балластную цистерну одновременно с носовой, которую наполнял Ханли (возможно, что командир слишком поздно приказал Парку сделать это). В результате субмарина, продолжавшая двигаться вперед, внезапно получила значительный дифферент на нос и стремительно пошла вниз. Со всего размаха она вонзилась носом в дно под углом 35 градусов. Попытки экипажа всплыть оказались безуспешными. Вода из передней балластной цистерны разлилась в носовой части корпуса, а задняя цистерна не успела наполниться водой, так что откачивать было нечего. Мощность «живого мотора» являлась недостаточной для того, чтобы вытащить лодку из грунта задним ходом. Отвернуть заржавевшие болты, державшие съемный киль, обезумевшей от ужаса команде тоже не удалось.

Только через три недели водолазы нашли лодку на глубине 50 футов (15,2 м). Когда паровой лебедкой ее вытащили на поверхность, то обнаружили, что внутреннее пространство в основном свободно от воды, и что команда погибла от удушья.

Одним из первых внутрь поднятой на берег лодки спустился военный комендант Чарльстона, генерал П. Бэригард. Позднее он вспоминал:

«Зрелище было неописуемо ужасным. Изогнутые агонией люди сгрудились в кучу на дне. На лицах у всех застыло выражение отчаяния и смертельной муки. Некоторые держали в руках обгоревшие свечи. Ханли находился на своем посту. Правой рукой он упирался в крышку люка, словно пытался открыть его, в левой была зажата свеча».

Но положение блокированного Чарльстона было столь тяжелым, что надежда оставалась только на поднятого «Ныряльщика», вновь введенного в строй.

Однако после двух случаев гибели ее экипажа, было не так просто набрать еще один экипаж. По всему чарльстонскому побережью моряки стали называть субмарину » Машиной-убийцей», «Железным гробом» и горько шутить, что она «утонет быстрее, чем успеешь моргнуть» (sinking faster than a blink of an eye).

В конце ноября третьим по счету командиром невезучей субмарины стал пехотный лейтенант из 21-го Алабамского полка Джордж Диксон. Перед ним стояли две трудные задачи. Во-первых, набрать новый экипаж лодки. Во-вторых, научиться управлять этой посудиной таким образом, чтобы она могла не только плавать, но и воевать.

Что касается первой проблемы, решить ее помогли деньги.

Бизнес в Чарльстоне и его окрестностях погибал из-за блокады федерального флота. Поэтому местные предприниматели учредили солидный призовой фонд. Так, 100 тысяч долларов (2,5 миллиона по нынешнему курсу!) гарантировались экипажу миноносца за потопление броненосца «Новый Железнобокий» («New Ironsides»).

Со своей стороны Джордж Диксон не прислушивался ни к чему. Его уверенность в лодке, которую он помогал строить, была непоколебима. После смерти Хораса Ханли Диксон сам обратился к Бёрегарду, чтобы тот позволил ему принять командование.

«Мне более нечего делать с этой подводной лодкой, — пришел раздраженный письменный ответ генерала. — Она опаснее для тех, кто ее использует, чем для врага». Но Диксон настаивал, и Бёрегард сдался.

Когда субмарина была снова готова к действиям, Диксон и его новый первый офицер, Вильям Александер поднялись на борт «Indian Chief» в поисках добровольцев-рекрутов на лодку. Бёрегард издал приказ, что все рекруты-добровольцы должны быть в полной мере осведомлены об «отчаянно рискованной природе требуемой службы». Если их не убьет субмарина, будут рады «услужить» янки — адмирал Джон Дальгрен, командующий блокадным флотом северян, объявил, что пойманные подводники заслуживают быть повешенными «за использование машины войны, не признанной цивилизованными нациями».

Желание стать подводниками выразили пять матросов парохода «Indian Chief», еще три добровольца прибыли из Мобайла.

Со второй проблемой Диксон справился путем тщательного изучения на практике технических и эксплуатационных особенностей субмарины. Он тренировал экипаж на мелком месте, при этом прочный трос соединял лодку с паровой лебедкой на берегу, готовый вытащить ее по первому сигналу. За два месяца Диксон довел время пребывания под водой до двух с половиной часов. Наиболее целесообразная тактика ее применения выглядела следующим образом:

1. Выйти на рубеж атаки в темное время суток, в позиционном положении.

2. Избрать целью корабль, стоящий на якоре.

3. Взять курс, перпендикулярный центральной части его борта, закрепить руль и погрузиться тогда, когда до него останется не более 274 м.

4. Бросить все силы людей на то, чтобы преодолеть это пространство одним рывком. Ударить шестовой миной в подводную часть корабля и немедленно дать задний ход.

Разумеется, вероятность того, что лодка погибнет вместе с жертвой, была велика, но ни на что другое примитивная субмарина просто не годилась.

В начале февраля 1864 года экипаж был готов к бою. Диксон намеревался атаковать вражеский флот на рейде и потопить хотя бы один корабль. Единственным оружием для нанесения такого удара могла быть шестовая мина, укрепленная на носу лодки. Сначала она устанавливалась на сосновом шесте, но после третьего испытания постоянно ломавшийся деревянный шест был заменен железным. На конце железного прута была укреплена остроконечная «торпеда» (так ее называли в то время моряки) — мина, содержавшая в себе 90-фунтовый пороховой заряд. Чтобы это устройство могло сработать, лодке предстояло протаранить вражеское судно ниже ватерлинии, а затем привести заряд в действие, дернув за спусковой шнур.

Лодке дали имя «Х.Л.Ханли» в честь погибшего капитана Ханли.

Вечером 17 февраля 1864 г. субмарина наконец-то отправилась в свой первый боевой поход. Приказ гласил: «Пройти к выходу из гавани и потопить любое судно противника, которое встретится».

Увлекаемая отливом, субмарина проскользнула между островами Салливан и Палм. Несколько часов матросы «Ханли» обливались потом, вращая пропеллерный кривошип, приводивший в действие винт лодки, пока не приблизились к вражеским кораблям. Первую линию блокады осуществляли броненосцы, которые к тому же прикрыли свои борта сетями, сплетенными из цепей; поскольку эти закованные в броню суда не были подходящими мишенями, Диксон и его экипаж изменили курс, направившись к более уязвимым деревянным судам, стоявшим на якоре дальше от берега.

До командования блокировавшей Чарльстон эскадры доходили неясные слухи о невиданном морском оружии конфедератов. Адмирал Дальгрен относился к ним вполне серьезно и даже отдал своим капитанам особые инструкции. Он предупредил их в специальном приказе, что опасность торпедной атаки особенно велика именно в период между приливом и отливом, когда прибрежные воды относительно спокойны.

В двух с половиной милях от берега стоял на якоре паровой корвет федералов «Хьюсатоник» водоизмещением 1964 тонны. Он дежурил у входа в канал, что ведет в Чарльстонскую бухту. Глубина в этом месте составляла 28 футов (8.5 м). Корвет был спущен на воду в 1861 году, его размеры составляли 62 х 11,5 х 5 метров, а вооружение — 13 орудий, в том числе 5 крупнокалиберных.

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

Читать еще:

ТЁМНАЯ ИСТОРИЯ БЕШЕНСТВА.

Бешенство – коварное, смертельное заболевание, вызываемое вирусом Rabies. От вируса бешенства умирают даже сегодня, не …

Добавить комментарий