Главная / Вокруг нас / ГУМАНИЗМ И ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

ГУМАНИЗМ И ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

гуманизм и естественный отбор гуманизм – это прекрасно. я сам гуманист. давайте начнем с маленького теста. завтра вам предложат пострелять из пулемета по детишкам. ужасно откажитесь да еще в

Гуманизм – это прекрасно. Я сам гуманист. Давайте начнем с маленького теста. Завтра вам предложат пострелять из пулемета по детишкам. Ужасно Откажитесь Да еще в морду А если эти детишки вооружены до зубов и уже убили вашу жену А дальше убьют детей Гуманизм гуманизмом, но… если или мы, или они, если на кону жизнь и смерть, гуманизм слетит как шелуха.

Как биолог я твердо знаю – гуманизм совершенно неприменим в к животному миру. Жизнь выстроена на иных принципах.

В одном американском заповеднике решили проявить гуманизм к оленям – и перебили волков. Численность оленей за несколько лет увеличилась в десять раз – с десяти до ста тысяч. Олени съели и вытоптали все пастбища, а потом вымерли – от голода и болезней. Нечто похожее нынче мы наблюдаем в Африке, но уже с коренным населением…

Гуманизм в современном виде возник после Второй мировой войны, когда мир ужаснулся лагерям смерти, газовым камерам и крематориям. Промышленное уничтожение людей Гитлер обосновал естественным отбором – «Я жесток потому, что жестока природа». И действительно, природа не знает жалости. Там выживает если не сильнейший, то наиболее приспособленный. Надо заметить, что наиболее приспособлены отнюдь не самые достойные представители человечества. Наша цивилизация дает удивительное преимущество негодяям всех мастей – от мелких мошенников, торгующих паленой водкой, до крупных, развязывающих религиозные войны и ворующих миллиарды нефтяных денег.

Гуманизм прекрасен, но способствует ли он нашему выживанию Что произойдет, если столкнутся народы, его исповедующие, с теми, кто благополучно пребывает в средневековой жестокости Кажется, мы уже получили ответ в Сирии.

Гуманизм подразумевает равенство всех народов и уважение всех взглядов, религий, мировоззрений. Мы принесли его в Африку, к папуасам, южноамериканским индейцам. Само собой, мы были уверенны, что наш путь науки и просвещения, медицины и технологий лучший, а потому все, кто еще не вступил на широкую дорогу цивилизации, побегут нас радостно догонять. Не срослось.

Они радостно приняли от нас самое важное – оружие для убийства себе подобных. По африканской саванне бегают пацаны с автоматами и отстреливают всех, кто сунется в их владения. Детские армии ведут жестокие войны под пологом влажных тропических джунглей. На наши гуманные представления им, в общем-то, наплевать. Оказалось, они просто не готовы жить в современном урбанизированном обществе. Почему

Ответ прост. Наша психика приспособлена к существованию в маленькой группе охотников-собирателей. Жизнь в огромных мегаполисах отличается слишком сильно от времяпрепровождения в поселении пигмеев или деревне индейцев. За несколько тысячелетий наши европейские предки хоть как-то приспособили наши мозги к цивилизации. Но у первобытных племен, увы, этих веков адаптации не было. Результат налицо.

Кроме того, мы принесли этим народам свою медицину. В результате начался страшнейший голод, с которым ничего нельзя сделать. Мы не способны их накормить по простой причине – «дикари» размножаются так, как это предусмотрела природа, то есть у каждой женщины десяток, а то и больше, детей. Когда начинают размножаться бездомные собаки и по городам бродят дикие стаи, способные пожирать детей и взрослых, что делаем мы Либо отстреливаем, либо, руководствуясь гуманными соображениями, стерилизуем самок.

Но отстреливать или стерилизовать людей мы не можем. Поэтому мир неудержимо катиться к социальному апокалипсису. Первые его вспышки очевидны – ИГИЛ, толпы беженцев, захватывающих Европу. Гибель которой мешают нам увидеть все те же розовые гуманистические очки. А варварское уничтожение влажных тропических лесов, легких планеты Да мы рискуем просто задохнуться, оставив после себя лишь анаэробных бактерий. Впрочем, после гибели человечества леса быстро восстановятся…

Собственно, до появления гуманизма все было просто – захваченные народы уничтожали (как американцы сделали с индейцами), обращали в рабство (как те же американцы сделали с неграми). Результат такого антигуманного поведения – одно из сильнейших во всех смыслах государство мира.

Гуманизм не совместим с естественным отбором (именно потому многие пытаются отрицать теорию Дарвина). Однако законы природы в отличии от законов человеческих, отменить нельзя. Если завтра мы заявим, что земное тяготение не существует, и начнем прыгать с девятого этажа, мы не научимся летать, а усеем улицы кровавыми лепешками. Носители же глупой идеи полетов будут неумолимо истреблены все тем же естественным отбором.

У гуманизма есть презабавные побочные эффекты. С точки зрения биологии все мы должны успешно размножаться. Кто лучше размножается, тот и победитель. Хорошо бы еще научится затрачивать на детей меньше сил и денег, ведь тогда мы сможем произвести гораздо больше потомства.

И вот парадокс – в гуманном обществе самыми приспособленными становятся люмпены, которые подбрасывают детей государству. Да, это прекрасно – усыновим их отпрысков, вырастим чужих детишек вместо своих. И сохраним их гены, фактически поощряя появление новой породы людей-кукушек. Исследования показывают, что зеки и алкаши имеют больше детей, чем белые воротнички, бизнесмены или ученые. И дети люмпенов тоже плодятся весьма успешно. А на уровень жизни, смертность и прочие радости естественному отбору глубоко начхать. Это закон природы. Когда человек падает в пропасть, земное тяготение не испытывает никакой жалости…

Далее, в гуманном мире самые приспособленные – это страны третьего мира. До тех пор, пока их кормят экономически развитые народы. Поэтому земля скоро будет заселена совсем не европейцами…

Есть, правда, развитые общества, не обремененные европейским гуманизмом. Например, Китай или Япония. Они не принимают толпы беженцев и не отстегивают из своего бюджета на африканских людоедов.

Носители идей всеобщего гуманизма сейчас попали под пресс отбора и просто могут перестать существовать. Если мы не научимся пользоваться с этим биологическим законом. Не освоим его также, как раньше освоили законы физики и химии, и не совместим с гуманными идеями.

Нет, я ни в коем случае не призываю отказаться от гуманизма и вернуться в мир средневековых пыток и казней. Тем более, что гуманизм – штука абсолютно необходимая. Дело в том, что рациональная жестокость еще более убыточна.

Гуманизм – штука, тоже поддерживаемая отбором. Во всяком случае только наука пока дает нам огромное преимущество перед варварски жестоким средневековьем, обступившим со всех сторон.

Собственно, только благодаря науке мы еще как-то способны прокормить себя. За несколько десятилетий человечество выросло в десять – без новейших достижений в производстве пищи на земле давно бы наступил голод, при котором вымирали бы миллиарды, а оставшиеся вынуждены были бы жрать человечину. Пока еще прогресс справляется, создавая все новые технологии, способные увеличить количество производимой пищи. Но у прогресса есть одно пренеприятное свойство. В какой-то момент он начинает буксовать.

Современные самолеты разительно отличаются от первых летающих этажерок из реек и тряпок, не так сильно – от самолетов времен последней войны. Но если взять прогресс в самолетостроении последних 20-30 лет, то он стремится к нулю. Самолетостроение исчерпало себя. Также, как исчерпала себя автомобильная промышленность. Так что пищевая катастрофа не за горами…

Может быть, нам поможет высокогуманное христианство Боюсь, все наоборот. Я задавал простой вопрос многим священнослужителям – в чем цель их религии. Ответ был удручающим. Христианство совершенно не озабочено жизнью на земле. Мне рассказывали, что главное – все человечество обратить к Христу. Спасти. Но на том свете. Идеал христианство – все уверовали и… померли. Собственно, и другие религии предлагают примерно то же самое. Жизнью человечества озабочен только атеизм, который отрицает загробное царство.

Можно ли остаться гуманистами и выиграть схватку за жизнь Научиться пользоваться биологическим законами

Ну, мы уже сотни тысяч лет весьма успешно занимаемся селекцией животных и растений, заменив естественный отбор искусственным. А сейчас к этим методам добавилась генная инженерия. Что препятствует созданию прекрасных людей – умных, добрых, сильных, здоровых Как создать великолепный мир, красочно нарисованный Стругацкими Взамен нашей помойки Например, христианская упертость.

Очень живуча до сих пор идея воспитания. Мол, если воспитать детишек правильно, они вырастут хорошими. Умными, добрыми, сильными.

Увы, наука камня на камне не оставила от этих идей. Негодяями рождаются. И с этим ничего не сделать. Пока у нас нет методов воспитания, во всяком случае, совместимых с нашими представлениями о человеке и человечестве.

Есть еще один презабавный феномен. Чем дальше мы уходим по пути научного прогресса, чем сильнее меняем мир и общество, тем нам труднее в нем жить. Современный мир мегаполисов не подходит для подавляющего большинства людей, населяющих планету. А что происходит, если среда обитания становится враждебной Правильно, вымирание плохо приспособленных особей. Что мы можем сейчас наблюдать.

Естественный отбор подразумевает процесс видообразования. Извините, это закон природы, значит рано или поздно появится новый вид человека. Есть теория, что наша цивилизация за последние две-три тысячи лет как раз и есть этот процесс зарождения нового вида в недрах старого кроманьонского человечества.

С обывателем легко обсуждать вопросы физики и химии. Гораздо сложнее говорить о теории Дарвина. Но если речь зайдет о социальных проблемах, морали и нравственности – тут уж просто стена оголтелой ненависти.

До тех пор, пока главными были естественные науки, Америка стремительно летела впереди всех. Но ХХI век – это начало эры исследований человека и его поведения, об общества и социальных законов. И будьте уверены, американцы и европейцы совершенно не готовы к жестокой правде, так как мир устроен совсем не так, как нам бы хотелось… Достаточно вспомнить о физической расправе христианских молодчиков над основателем социобиологии, профессором Гарварда, Эдвардом Уилсоном. (Впрочем, сам Уилсон потом с гордостью говорил, что он единственный ученый, подвергшийся физической агрессии за научную теорию, позабыв, правда, про Россию, где такое до сих пор не редкость).

Извините, но без науки и без евгеники нам не обойтись. Конечно, речь не идет о селекции человека наподобие домашних животных. Но вот генная инженерия смогла бы не только избавить детей от наследственных болезней и пороков, которых год от году становится больше. Но и сделать их умнее, добрее, сильнее. Избавить от алкоголизма, наркомании, игромании…

Отменить естественный отбор можно только одним способом – заменив его искусственной селекцией. Как это сделать, не превратившись в очередного Гитлера, я не знаю. Но, во всяком случае, об этом стоило бы хорошенько подумать, как бы не были неприятны такие мысли.

Читать еще:

Князь Сергей Волконский

Князь Сергей Григорьевич Волконский отличился в сражениях Отечественной войны 1812 года он взял в плен …

Добавить комментарий