Главная / Вокруг нас / БРЕСТСКИЙ МИР

БРЕСТСКИЙ МИР

брестский мир 100 лет назад, в первые ноябрьские дни 1918 года, началась революция в германии, которая смела монархию и открыла советской россии возможность денонсировать «похабный» брестский

100 лет назад, в первые ноябрьские дни 1918 года, началась революция в Германии, которая смела монархию и открыла Советской России возможность денонсировать «похабный» Брестский мир. Всё произошло именно так, как и предсказывал В.И. Ленин восемью месяцами ранее в жарких спорах как с соратниками, так и с противниками.

11 ноября исполнилось 100-летие окончания Первой мировой империалистической войны, и современные империалисты, а также их российские подпевалы различных цветов и оттенков не преминут возложить на Коммунистическую партию и лично на В.И. Ленина «вину» за «утрату территорий» в результате Брестского мира, а также за якобы «упущенную выгоду», которую Россия могла-де заполучить в ходе дележа совместно с союзниками по Антанте германских, австро-венгерских и турецких земель, но в результате не получила. Их злоба понятна: буржуазной власти — а именно такая засела сегодня в Московском Кремле — неизменно присуще желание всё время что-нибудь «прихватывать» — будь то чужие земли или голоса на губернаторских выборах.

Однако неумолимые факты свидетельствуют: к моменту прихода к власти партии большевиков царская Россия была разбита и ослаблена настолько, что ей не то что на чужие земли зариться, а считать свои потерянные надо было. Напомним: в результате тяжелейших поражений, которые потерпели правительство Николая II в 1915-м, а потом и Временное правительство летом 1917 года, армии кайзера Вильгельма оккупировали не только всю западную и часть центральной Белоруссии, но и всю ту часть Польши, что ранее входила в состав Российской империи, а также Литву, всю Курляндию и Лифляндию (ныне они составляют территорию современной Латвии. — О.Ч.). К началу мирных переговоров в Брест-Литовске в самом начале декабря 1917 года линия российско-германского фронта проходила практически по городу Минску и северо-восточнее Риги; сам же белорусский г. Брест находился в глубоком немецком тылу.

Так что на момент взятия власти большевиками Россия была не в состоянии не то что войти — вползти в состав гипотетических победителей в империалистической войне. Поэтому пусть антикоммунисты всех рангов — от исполнителей антиленинских сюжетов на государственном телевидении до их кремлёвских кураторов — оставят своё наглое враньё о том, что заключением Брестского мира кто-то «украл»-де у буржуазной России какую-то там «победу». Красть попросту было уже нечего!

И это признаёт не кто-нибудь, а сам глава Временного правительства Александр Керенский в своём последнем интервью в этом качестве, данном корреспонденту агентства Ассошиэйтед Пресс 17 октября 1917 года, за 8 дней до событий, ознаменовавших Великую Октябрьскую социалистическую революцию. В этом просто потрясающем по откровенности интервью, о котором мы никогда не услышим на буржуазном ТВ, отвечая на очередной «горячий» вопрос интервьюера, Керенский не выдержал и воскликнул: «Почему русские перестали сражаться.. Да потому, что народ разорён экономически и изверился в союзниках!» (выделено мной. — О.Ч.).

Человек, которому на тот момент принадлежала верховная власть в России, прямо признаётся в том, что армия не хотела («перестала») сражаться! Какие ещё сегодняшним защитникам преступной империалистической войны нужны доказательства того, что русский народ, одетый в солдатские шинели, к осени 1917 года решительно не желал в ней дальше участвовать и ни в какую мифическую «победу» не верил!.. И любому понятно, что большевики, начертавшие на своих знамёнах лозунг «Мир — народам!», просто не могли не учитывать этого повсеместного народного настроя против войны.

И ещё: не кто-нибудь, а опять-таки сам Керенский признаёт, что россияне «изверились в союзниках». Как же после этого у современных антикоммунистических политиков язык поворачивается врать на голубом глазу, что англичане и французы озаботились бы каким-то там «дележом с Россией по-братски» захваченных у Германии и её союзников территорий! Да за все годы войны у них была одна «забота» — заставить нашу страну и её слабовольного царя положить за интересы Лондона и Парижа как можно больше нашего народа, одетого в солдатские шинели! И сегодня тем, кто именует себя «патриотами России», просто преступно забывать об этом.

Таким образом, мир был жизненно необходим стране, обескровленной войной, и глава Советского правительства В.И. Ленин, начиная в Брест-Литовске переговоры, осознавал это как никто другой. Называя Брестский мир вынужденным и «похабным», Ленин напоминал, что речь идёт о временной уступке территорий, которые уже были оккупированы немцами в результате военных поражений старой России. При этом принципиально важно отметить, что он исходил не только из антивоенных позиций возглавлявшейся им партии и реальной оценки состояния полностью разложившейся к тому моменту старой российской армии. Внимательно анализируя положение кайзеровской Германии и её союзников на рубеже 1917—1918 годов, Ленин пришёл к выводу, во-первых, о скором исчерпании материальных ресурсов «германского блока» в его борьбе с Антантой, во-вторых — и это главное — о назревании революционной ситуации в Германии и Австро-Венгрии.

При этом В.И. Ленин нигде не говорил, что революции в странах «германского блока» произойдут «вот-вот», что называется, «не сегодня-завтра». Упование на это было бы просто безответственной, ни на чём реально не основывающейся авантюрой. Ленин, скрупулёзно оценивая ситуацию, прозорливо называл срок «полгода-год», а до этого молодой Советской республике необходима передышка, чтобы начать мирное социалистическое строительство и создать, а затем укрепить новую, Красную Армию.

В этом-то и состояла принципиальная разница в позициях В.И. Ленина и Л. Троцкого, занимавшего пост наркома иностранных дел, а также фактически смыкавшейся с последним группы «левых коммунистов» во главе с Н. Бухариным. И Троцкий, и бухаринцы категорически выступали против заключения мира, авантюристически уповая на немедленный приход «международной революции»…

В результате преступного и провокационного срыва Троцким переговоров в Брест-Литовске в конце января 1918 года германские войска перешли в наступление по всему фронту и в течение февраля оккупировали уже почти всю территорию современной Белоруссии до Могилёва, весь северо-восток современной Латвии, всю Эстляндию (современная Эстония), вышли к Пскову и практически на подступы к Петрограду. Таким образом, в результате авантюры Троцкого и фактически поддерживавших его «левых коммунистов» идти на мир с немцами пришлось уже на много худших условиях, нежели те, что сложились к концу 1917 года. Но это было необходимо, и 3 марта 1918 года Брестский договор был подписан. Экстренно созванный 6—7 марта VII съезд партии поддержал ленинскую позицию о мире. Решительно стоял на ленинских позициях нарком по делам национальностей в его правительстве И.В. Сталин.

А каких только упрёков и откровенной клеветы не пришлось выслушать В.И. Ленину и его ближайшим соратникам в последующие 8 месяцев даже от ряда большевиков!.. Что уж говорить о не разделявших взгляды партии людях, называвших себя «русскими патриотами» и обвинявших Ленина в «предательстве». Однако принципиальное отличие последних от сегодняшних «патриотов»-антикоммунистов в том, что тогдашние умели признавать свои ошибки. И многие из них это сделали, когда ноябрь 1918-го однозначно подтвердил правоту ленинской позиции.

События столетней давности развивались стремительно. После очередных неудач на Западном фронте к концу октября всю Германию охватили забастовки рабочих, создававших во многих городах — по примеру России — свои Советы. К ноябрю революционное брожение охватило и армию, и 3 ноября произошло мощное восстание матросов на военно-морской базе в Киле, ставшее началом конца империи. 9 ноября кайзер Вильгельм II отрёкся от престола, монархия была свергнута. 11 ноября между новым, буржуазным правительством Германии и странами Антанты было заключено перемирие, фактически означавшее капитуляцию.

В этих условиях руководство Советской России действует быстро, принимая решение о расторжении договора с Германией. Вот слова из исторического постановления ВЦИК «Об аннулировании Брест-Литовского мира», принятого единогласно на заседании 13 ноября: «Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет сим торжественно заявляет, что условия мира с Германией, подписанные в Бресте 3 марта 1918 года, лишились силы и значения, а Брест-Литовский договор в целом и во всех пунктах объявляется уничтоженным». Брестский мир просуществовал ровно в тех временных рамках, которые прозорливо отводил ему В.И. Ленин.

На территорию Украины и Белоруссии, которую спешно покидали отступавшие на родину германские войска, шли части окрепшей за прошедший год в боях с белогвардейцами и белочешскими интервентами Красной Армии. И не 21—23 февраля, когда был принят знаменитый декрет «Социалистическое отечество в опасности!», а именно в ноябре — декабре 1918-го произошёл наиболее массовый приход в Красную Армию бывших царских офицеров и даже генералов, убедившихся в правоте В.И. Ленина. Среди них был и прославленный генерал Алексей Брусилов, чьи армии совершили в 1916 году знаменитый прорыв (закончившийся фактически ничем по вине царя Николая II и его бездарного окружения), который написал после кончины В.И. Ленина: «Я признаю заслугой его (В.И. Ленина. — О.Ч.) и его партии то, что Россия не была расчленена и осталась единой, за исключением нескольких западных губерний, которые рано или поздно должны будут с ней вновь соединиться. Совершенно очевидно, что при дряблом Временном правительстве этого никогда не могло бы быть!» (выделено мной. — О.Ч.). После такой характеристики, данной таким человеком, антикоммунисты и плакальщики по мифической «упущенной выгоде» должны замолкнуть окончательно.

Обращаем внимание: Брусилов упоминает о «нескольких западных губерниях», которые «рано или поздно» соединятся с Россией. Именно такое соединение и осуществил преемник Ленина на посту вождя большевистской партии и Советского государства И.В. Сталин в 1939—1940 годах, а потом закрепил в победном 1945-м. Без Брестского мира такое воссоединение было бы невозможным.

И последнее. Всемирно известный историк, «патриарх» американской политологии, директор Исследовательского центра по изучению России при Гарвардском университете, при этом отъявленный антикоммунист и русофоб Ричард Пайпс так отозвался о значении Брестского мира и роли В.И. Ленина: «Прозорливо пойдя на унизительный мир, Ленин выиграл необходимое время… Когда 13 ноября большевики разорвали Брестский мир, авторитет Ленина был вознесён на беспрецедентную высоту» (выделено мной. — О.Ч.). Добавить к такому признанию, по-моему, нечего.

Антиленинским горе-пропагандистам остаётся просто стать по стойке «смирно». Или стать в стойло, как кому нравится.

Автор: Олег Черковец.

Читать еще:

5 асан, которые снимут головную боль

Боковое сгибание шеи в Свастикасане (позе Благоприятного знака). Сядьте в Сукхасасану с прямой спиной. Правой …

Добавить комментарий