Главная / Вокруг нас / Как жили, кого обокрали и за что были убиты выдающиеся авантюристы старой России. Ч.-1

Как жили, кого обокрали и за что были убиты выдающиеся авантюристы старой России. Ч.-1

как жили, кого обокрали и за что были убиты выдающиеся авантюристы старой россии. ч.-1 самозванцы, фальшивые дети правителей и неизвестные претенденты на престол не только причиняли огромные

Самозванцы, фальшивые дети правителей и неизвестные претенденты на престол не только причиняли огромные неудобства власти, но были замечательными людьми, а их жизнь могла бы стать основой для сериала.

Вот трое достойнейших отечественных жуликов, о которых не рассказывали в школе: казненный за целый список преступлений первый русский поэт, сбежавший из Польши король Мадагаскара и писатель-утопист из несуществующего царства.

Тимофей Анкудинов: от вологодского архиерея до султанского гарема

Начнем рассказ с Тимофея Анкудинова, чьи подвиги пришлись на первую половину XVII века. Если бы не международный размах его деятельности, он мог бы стать одним из обычных лжецаревичей, коих в это время на Руси было не счесть: Смутное время и его последствия очень способствовали. Впрочем, Анкудинов явно опоздал с эпохой — родился он в 1617 году, когда власть уже прочно закрепилась за Михаилом Романовым.

Начало его биографии ничем не примечательно. Отец Тимофея перепродавал в Москве вологодское сукно. Подростком нашего героя отдали в церковную школу. Затем он стал помощником местного архиерея, который еще и женил его на своей внучке, — завидный карьерный рост и неплохие перспективы для сына небогатого купца.

Скоро Анкудинов нажил состояньице, и, судя по всему, не очень честно — уже тогда за ним нередко замечали грешки: то документ подделает, то служебным положением воспользуется. Он не стеснялся к собственной выгоде заключать сделки от имени архиерея или выдавать себя за его наместника.

Почему-то это никого не смущало. Естественно, престарелому владыке обо всем докладывали, но он, видимо, предпочитал не обращать внимания на проделки зятя. Зато когда архиерей умер, его последователь сразу же отправил нашего героя в отставку. Анкудинов затосковал и пустился во все тяжкие: кабаки, общества с запятнанной репутацией, азартные игры, сомнительные сделки.

За короткий срок он растратил свое состояние, а его родственники негодовали — иначе трудно объяснить, почему отец проклял Тимофея перед смертью, а мать порвала с ним всякие контакты и ушла в монастырь.

Но Анкудинова это не остановило. Пользуясь старыми связями, он оказывается в Москве, где спустя три года становится хранителем казны в питейном приказе. Прозорливый читатель уже наверняка догадался, чем это обернется. Впрочем, поначалу Тимофей соблюдает всяческие приличия — ведет жизнь примерного клерка и семьянина, чем завоевывает симпатию своего шефа князя Черкасского.

Но видимо, старые пристрастия никуда не делись — скоро он возвращается к кутежам и пьянкам, спуская весь доход, а потом начинает воровать из казны. Это уже посерьезнее, чем фиктивные сделки в Вологде, здесь и руку отрубить могут.

Анкудинов под предлогом «показать супругу гостям при всем параде» выпрашивает у одного из сослуживцев большое количество женских украшений — и немедленно продает их, а деньги спускает в кабаках.

Тем временем в бюджете приказа, которым он заведовал, была выявлена крупная недостача, дело шло к суду — и вологодский казнокрад решился на радикальный поворот в своей жизни. Отправив сына к родственникам жены, он тайком продает нажитое добро, а потом запирает супругу в доме и поджигает его. Та погибла в огне, от которого выгорела еще и вся улица. А Анкудинов бесследно исчез. В России решили, что и он не спасся в пламени пожара, да и забыли о нем.

Похождения царя-скитальца

Вскоре беглый дьяк появляется в Польше, где его похождения приобретают уже более экстравагантный характер. Оказавшись на территории недружественного России государства (после Смутного времени остался еще целый ворох нерешенных вопросов), он объявляет себя сыном царя Василия Шуйского, претендентом на русский престол и вообще требует немедленно привезти его к королю.

Правитель Польши Владислав принимает у себя странного гостя, обращается с ним со всей учтивостью, назначает Тимофею огромное жалованье и предоставляет жилье. Анкудинов тем временем превращается в Иоанна Шуйского, русского царя в изгнании. О чем немедленно извещают московских послов. Те просят показать потенциального претендента на престол — и узнают в нем Тимошку Анкудинова, казнокрада, распутника, вора, убийцу и поджигателя.

Открывшиеся пикантные детали биографии новоявленного Иоанна Шуйского не смущают польского короля — тот равнодушно заявляет, что прекрасно знает, кто этот человек, но ему просто нравится, что он досаждает московской власти.

Неизвестно, как сложилась бы судьба Анкудинова, если бы Владислав внезапно не умер. Его последователь был не настроен на открытый конфликт с Москвой, пошли слухи, что Лжеиоанна отправят в Россию, где его ждет в лучшем случае повешение, поэтому он решает сбежать из Польши.

Теперь Анкудинов держит путь к восставшим казакам Богдана Хмельницкого — и всё повторяется почти с зеркальной точностью: быстрое признание, высокие должности, близость к элите. Но прибывает посольство из Москвы — и там снова присутствует знакомый Анкудинова. Приходится спасаться бегством.

Следующие «остановки» авантюриста — Турция, Венгрия, Швеция. И в каждой стране события развиваются по одному и тому же сценарию: сначала покровительство высших чинов, потом какая-то оплошность самозванца — и стремительное бегство.

Из Турции ему пришлось уносить ноги после того, как он был схвачен с поличным в гареме султана.

За это полагалась казнь, но Анкудинов сумел обхитрить тюремщика и скрыться. Венгерский король отнесся к рассказам русского прохвоста сдержанно, но сообщил, что в Швеции такому визитеру будут рады.

Королева Кристина немедленно признаёт в посланце истинного Иоанна Шуйского. Неизвестно, какую именно роль играл Анкудинов при шведском дворе и какие виды на него имела монаршая особа.

Зная нравы Кристины, можно предположить, что он был для нее экстравагантным развлечением, даром что сама королева славилась странными манерами: носила исключительно мужскую одежду, не терпела общества женщин, была груба и питала большую слабость к алкоголю.

Хорошая партия для беглого женоубийцы.

Здесь Анкудинов участвует в торжественных приемах на правах почетного гостя, много времени проводит непосредственно с королевой — и неожиданно в нем пробуждается поэтический дар. Он пишет пространные оды, в которых прославляет Кристину, критикует русского царя и предсказуемо рассуждает о мироустройстве. Впрочем, современному читателю его вирши вряд ли придутся по вкусу. Например:

Мой верный милый читательнику,
не дивись настоящему враждебнику,
что он в наследии нашем господствует —
так ему мир, а не бог дарствует,
который злых возвышает,
а благих отнюдь уничижает.

Авторский посыл очевиден.

Но безбедной жизни Анкудинова скоро наступил конец. Русский посол (тот же самый, что некогда подложил своему соотечественнику свинью в Польше) опознал в фаворите Кристины вора и женоубийцу. Он рассказал об этом королеве, та, конечно же, пришла в ярость, приказала найти его и выслать в Москву для расправы, но пронырливый Иоанн Шуйский как сквозь землю провалился.

Не желая возвращаться в Россию, он бежит в Германию. Но вслед за ним спешат гонцы с письмами от рассерженной шведской королевы, доверие которой он обманул, и указанием при встрече отдать мошенника первым попавшимся русским со словами, что это тот самый Тимошка Анкудинов, а там разберутся. В паническом бегстве по городам Европы он уже не пытается выдавать себя за сына давно мертвого русского царя, его главная задача — спастись.

В Лейпциге Анкудинова узнают в силаче из бродячего цирка, а в Тильзите, по словам очевидцев, он выдавал себя за персидского принца и пытался гадать за деньги.

Но в Голштинии нашего героя случайно встречает купец, которого Анкудинов обворовал, когда бежал в Польшу. Он немедленно сообщает герцогу, что по улицам города шастает разыскиваемый по всей Европе человек, прославившийся дикими преступлениями у себя на родине, — и предъявляет бумагу с описанием своего обидчика. Мошенник оказывается в тюрьме. Вскоре для опознания приезжает посол из Москвы — его коллега по службе в питейном приказе. Тот самый, у которого он когда-то «одолжил» женские украшения.

Анкудинову не удалось сбежать от судьбы. Участь его была решена, и спустя год авантюриста четвертовали посреди Красной площади.

В историю он вошел как человек, сумевший обмануть с десяток европейских монархов, и, возможно, первый русский поэт.

Если для XVII века самозванчество можно считать нормой, то в следующем столетии это явление встречается уже значительно реже — мошенники становятся более изобретательными.

Читать еще:

КИТАЙЦЫ ПРИПАХАЛИ ТАРАКАНОВ К УТИЛИЗАЦИИ ОТХОДОВ

В Китае стали утилизировать пищевые отходы с помощью тараканов. Так, на ферме по переработке отбросов …

Добавить комментарий