Главная / Вокруг нас / ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

прототип доктора джекила и мистера хайда ко дню рождения роберта льюиса стивенсона, который родился 13 ноября 1850 года. один из самых одиозных персонажей стивенсона, появлявшийся впоследствии

КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ РОБЕРТА ЛЬЮИСА СТИВЕНСОНА, который родился 13 ноября 1850 года.

Один из самых одиозных персонажей Стивенсона, появлявшийся впоследствии во множестве других произведений, от фильмов до комиксов, имел свой прототип. О нем и пойдет речь ниже.

1 октября 1788 года в Эдинбурге был повешен «доктор Джекил». Ну а «мистер Хайд», надо думать, так и остался на свободе;)

Жуткая новелла Стивенсона не плод писательского воображения. В ее основу легла подлинная история человека, который 224 года назад взошел на эшафот и, нужно заметить, вполне заслуженно.

В доме Стивенсона в Эдинбурге предметом особой гордости была мебель, сделанная известным краснодеревщиком Уильямом Броди. Писатель заинтересовался судьбой мастера и его изыскания привели к открытию, итогом которого стала знаменитая повесть «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» (1886 г.)

Уильям Броди — декан гильдии ремесленников, выражаясь современным языком, возглавлял профсоюз, был депутатом городского совета и занимал очень почетное место в городской иерархии. Днем это был почтенный джентльмен и благообразный представитель привилегированного общества. Но не ночью.

Уильям родился 28 сентября 1741 года. Кроме него в семье было десять детей, но все они умерли в младенческом возрасте. Выжили только две сестры. Броди-старший был плотником и обучил сына своему ремеслу. Броди оказался смышленым юношей и уже в 22 года был принят в гильдию краснодеревщиков, а когда в 1782 г. умер его отец, в руках Уильяма сосредоточился весь семейный бизнес и немалый капитал. Он унаследовал большой дом и несколько других строений, участок городской земли и 10 000 фунтов. В одночасье он превратился в видного и уважаемого предстателя местного общества — членом городского совета и деканом (главой) гильдии мастеров. С этого времени все называли его только декан Броди.

Дела шли хорошо. Примечательно, что заказы декан Броди получал не только от частных лиц, но и от властей. Он обставлял государственные учреждения и дома богатых представителей эдинбургской элиты. Декан всегда одевался дорого и со вкусом, отличался изящностью, хотя по воспоминаниям, оставленными современниками, у него был бледный нездоровый вид лица. Но этот недостаток с лихвой компенсировался живым умом и общительностью. Декан Броди дружил с поэтами Робертом Бернсом и Робертом Фергюссоном, художником Генри Реберном. Очень часто посиделки в компании друзей заканчивались лихими попойками.

Но существовали у представителя благородного собрания страсти, о которых на протяжении многих лет никто не догадывался. Во-первых, это женщины. Декан Броди никогда не был женат, но помимо множества увлечений он имел двух любовниц, от которых у него в общей сложности было пятеро детей, причем женщины до самого конца даже не подозревали о существовании друг друга.

Во-вторых, Броди увлекался азартными играми: картами, игрой в кости и петушиными боями. И если в приличном обществе в игре в карты не видели ничего предосудительного, то в кости можно было играть только в притонах. А большая игра начиналась только ночью.

Через несколько лет такой жизни отцовское наследство растаяло, а порочные увлечения требовали все больших денег.

Однажды один из приятелей сообщи Броди, что вынужден покинуть Эдинбург на несколько дней. Уильям смекнул, что дом останется без присмотра и решил воспользоваться этим. Интересно, что замок в дверь дома приятеля декан Броди ставил самолично! Впоследствии Уильям не единожды воспользуется этим. Ведь очень многие богатые дома Эдинбурга обслуживал именно он.

За полночь, надев маску, прихватив фонарь и вооружившись отмычками Броди отправился на свое первое дело. Дверь поддалась легко, и он без труда проник в дом. Пожива оказалась небольшой, но Уильям радовался своей удаче, как ребенок. Когда же приятель вернулся из поездки, он первым пришел к нему, чтобы выразить свое сочувствие и поддержку. Декан Броди даже выступил на заседании городского совета с пламенной речью, о необходимости борьбы с преступностью!

Потом он вспомнил еще об одной своей клиентке — богатой старушке. На этот раз, Броди действовал совершенно иначе. Он заявился в дом к жертве, когда она задремала после церковной службы в своем кресле с библией в руках. Он беззвучно возник в комнате в маске и связкой ключей в руках. Женщина проснулась, но от ужаса оцепенела и не смогла проронить ни слова. Декан Броди спокойно вскрыл бюро, выгреб всю наличность, поклонился и был таков, оставив старушку сидеть с открытым ртом. Когда шериф потом спросил ее, как выглядел преступник, она казала, что тот был похож на декана Броди. Ее подняли на смех.

Эти успехи окрылили Броди и очень скоро грабежам в Эдинбурге было не счесть числа. Как-то декан Броди чуть было не обобрал мужа родной сестры, но вовремя остановился. Не от угрызений совести, а чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание полиции.

После того, как Броди поставил грабежи на поток, он решил, что пришло время подыскать себе сообщников. Заниматься долгими поисками не пришлось и вскоре декан Броди начал «работать» с Джорджем Смитом, слесарем из Бирмингема, и Эндрю Эйнсли, бывшим сапожником, а теперь профессиональным картежником и Джоном Брауном, недавно приговоренным к восьмилетнему сроку на каторжных работах за воровство, но бежавший из мест заключения.

Осенью 1786 г. наспех сколоченная банда с уважаемым горожанином во главе совершила первое пробное ограбление скобяной лавки. Дело прошло легко и Броди с тех пор держал нос по ветру, высматривая, где можно поживиться. Нужно заметить, что особого труда это не составляло. Декан Броди был прекрасно осведомлен, какие замки врезаны в двери состоятельных горожан, ведь многие из них он установил лично! К тому же, многие неосмотрительно оставляли ключи на гвоздике перед входом. Так что улучить момент и сделать оттиск — всего лишь дело техники и везения. В кармане у Броди всегда лежал кусок мягкой замазки. Умелец Смит изготавливал копии ключей, а если это не помогало, в ход шли отмычки. Наладил декан Броди и реализацию награбленного. Скупал товар некий Джон Теккер из Честерфилда.

Грабежи продолжались около полутора лет. 8 января 1788 г. банда Броди совершила удачное ограбление мануфактуры Энглиса и Харпера, прихватив дорогих тканей на 400 фунтов — внушительную сумму по тем временам. На этот раз хозяева мануфактуры подняли такой шум, что его отголоски докатились до самого Лондона. Правительство быстро отреагировало и назначило за поимку преступников солидную сумму, а также проявило изобретательность, пообещав прощение тому из бандитов, кто донесет на своих подельников.

Но Броди с сообщниками не слишком горевали по этому поводу. Они от души резались в кости и карты. И делали это с некоторой долей изящества. Слесарь Смит смастерил чудо-кости, которые ложились так, как было надо их хозяевам.

Не забывали компаньоны и о преступном промысле. Одним из громких преступлений, совершенных, ими была кража из библиотеки Эдинбургского университета. Как говорил один из современников, если бы грабители обчистили кафедральный собор, то проклинали бы их значительно меньше. В тот раз они утащили церемониальную булаву, с которой ректор выходил во время торжественных случаев. И снова Броди потешался тем обстоятельством, что все двери в университете монтировали его люди.

За полтора года Броди превратился в ночного короля Эдинбурга. Расходы на азартные игры постоянно росли, и он решил замахнуться на Главное акцизное управление Шотландии, куда стекались налоги со всей страны.

Броди не раз бывал в здании управления и хорошо знал расположение помещений. Смиту удалось сделать оттиск от замка входной двери. Трудность представляла массивная дверь, ведущая в хранилище. Но по мнению Смита и с ней можно справиться с помощью лома.

Браун и Эйнсли несколько дней наблюдали за управлением и окрестностями. Им удалось выяснить, что служащие покидали рабочие места около семи часов вечера. В восемь часов сторож запирал входную дверь и относил ключ управляющему домой. Около десяти часов около особняка проходил полицейский патруль. Броди предположил, что у сообщников есть два часа, чтобы провернуть ограбление.

Согласно разработанному плану грабители дождались, пока сторож закроет дверь и удалится. После этого они сразу приступили к делу. Входная дверь не стала для них серьезным препятствием. Без особых трудностей они справились и с дверью, ведущей в хранилище. Но каково же было их разочарование, когда они обнаружили всего лишь несколько пятифунтовых банкнот, шесть гиней и немного серебряных монет различного достоинства. Грабители потратили на поиски денег около получаса, но так и не смогли найти потайной ящик кассира, в котором, как потом выяснилось, было шестьсот фунтов.

Вдруг воры услышали, как отпирается входная дверь. Броди бросился на второй этаж, к окну, а его перетрусившие помощники, побросав лом, отмычки и маски. Ничего не подозревающий чиновник прошел в один из кабинетов, взял какие-то бумаги, с которыми намеревался поработать дома и спокойно ушел, заперев за собой дверь.

Несмотря на то, что Броди был уверен в своих сообщниках, Браун затаил недовольство. Добыча была не настолько велика, а расходы постоянно росли. Кроме того, весь город по-прежнему пестрел листовками с обещанием прощения сообщнику бандитов. И, наконец, Браун со своей долей от последнего ограбления в кармане отправился к шерифу. В ту же ночь Смит и Эйнсли были схвачены.

Подельников поприжали и они выдали имя предводителя. Когда власти узнали его, то испытали шок. Уважаемый господин, вхожий в лучшие дома Эдинбурга, добропорядочный горожанин днем, грабитель и вор ночью. Им, конечно, не поверили, но обыск дома у декана Броди, к тому времени предусмотрительно ударившегося в бега, указывал на обратное. Обнаруженные маски, отмычки и кое-что из награбленного указывали на причастность Уильяма Броди к преступлениям.

Броди бежал в Лондон, и собирался перебраться в Голландию. Он даже успел сесть на корабль, но пассажиры опознали его. Броди был арестован и отправлен в тюрьму Эдинбурга.

Судебный процесс начался 27 августа 1788 г. Зал был набит битком и на улице стояла толпа народа. Председательствовал на суде лорд Браксфилд, прозванный «судьей-вешателем». Адвокат обвиняемого Генри Эрскин, лучший в городе, пытался повлиять на исход дела из всех сил. Любовница декана Броди, Энни Грант, пыталась составить ему алиби, но все их усилия разрушились о неопровержимые доказательства. Улики и показания сообщников были неоспоримы.

Судей особенно возмутило то обстоятельство, что человек из высшего общества предал идеалы этого самого общества и опорочил имя джентльмена. Так, например, судью Браксфилда особенно возмутило, что на свое последнее дело Броди отправился в отцовском парике. На что Уильям парировал, что он надел бы и его судейский парик, не будь он так приметен!

Декана Броди и Смита приговорили к повешению, Эйнсли — к каторжным работам, а предатель Браун получил прощение.

Смерть Броди, как это часто бывает с одиозными персонами, окружали множество легенд. Например, довольно долго считалось, что первая виселица, возведенная в Эдинбурге, не только была сконструирована самим Броди, но именно он стал ее первой жертвой.

Также рассказывали, что предприимчивый Броди проявил недюжинную смекалку, чтобы избежать смерти. Так, он надел стальной ошейник, дал взятку палачу, чтобы тот набросил петлю так как надо и, наконец, вставил в горло серебряную трубку, если, вдруг, идея с ошейником провалится. Но плач оказался парень не промах: приговоренного привели к месту совершения казни с обнаженной шеей. Так что необходимость в дыхательной трубке отпала сама собой.

Приговор был приведен в исполнение 1 октября 1788 г.

Новелла Роберта Л. Стивенсона опубликована в 1886 г., то есть через 98 лет после описанных событий.

ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

ПРОТОТИП ДОКТОРА ДЖЕКИЛА И МИСТЕРА ХАЙДА

Читать еще:

Камень Розё — загадочная археологическая находка в Северной Америке, содержащая надписи на русском языке!

В 20-х годах прошлого века известный американский этнограф и собиратель диковин Джон Джегер из штата …

Добавить комментарий