Главная / Вокруг нас / «ЛЮБОВЬ ВОЗНЕСЛА МЕНЯ НА НЕБЕСА…». ЛОЛА МОНТЕС И ЛЮДВИГ БАВАРСКИЙ. Часть 2

«ЛЮБОВЬ ВОЗНЕСЛА МЕНЯ НА НЕБЕСА…». ЛОЛА МОНТЕС И ЛЮДВИГ БАВАРСКИЙ. Часть 2

любовь вознесла меня на небеса.... лола монтес и людвиг баварский. часть 2 танцовщица устроила собственный салон, где собирались ее поклонники и прихлебатели, желавшие с помощью всесильной

Танцовщица устроила собственный салон, где собирались ее поклонники и прихлебатели, желавшие с помощью всесильной фаворитки урвать что-то от королевских щедрот. Но Лола хотела, чтобы ее посещали по-настоящему влиятельные люди, сливки общества, министры с женами.

Этого ей добиться не удалось, и король не скрывал своего возмущения «чванством» министерских жен, не желавших посещать салон его возлюбленной: «А что было бы со всеми этими благородными дамами, если бы их юными, прекрасными и беспомощными отправили кружить по всему свету И действительно ли они выше и лучше Знаю я их всех и не очень высоко ценю их якобы совершенную добродетель!»

Представители аристократии ненавидели Лолу Монтес. Но и простые мюнхенцы не питали к ней симпатии. Королевская фаворитка разъезжала по городу верхом, нередко даже не в амазонке, в мужских панталонах, зачастую с папиросой в зубах, с хлыстом за голенищем сапога, в сопровождении огромного агрессивного дога. Она с легкостью и с удовольствием раздавала пощечины и удары хлыста. Однажды она ударила хлыстом почтмейстера, который недостаточно быстро уступил ей дорогу. Почтмейстер вызвал полицию, был составлен протокол, который Лола с хохотом разорвала и бросила обрывки полицейским под ноги.

Однажды Лоле пришлось спасаться от возмущенной толпы в ближайшем ювелирном магазине.

А после того как Лола отхлестала портного, и тот, считая себя достойным баварским гражданином, имеющим право на защиту от беспредела, обратился в суд, ее приговорили к тюремному заключению. Но тотчас же миловали заранее заготовленным королевским указом, а глава полицейского департамента барон фон Пехман в тот же день предстал перед королем: Людвиг требовал объяснить, почему полиция «преследует» танцовщицу Лолу Монтес. В результате разговора фон Пехман был уволен и сказал королю на прощание пророческую фразу: «Ваше Величество, вы скоро потеряете самый дорогой бриллиант вашей короны: любовь народа».

Но король был ослеплен любовью к Лоле…

Скандал достиг апогея, когда Лола Монтес пожелала получить баварское гражданство, которое иностранцам давали лишь по особому запросу Государственного Совета. Министр иностранных дел Баварии граф Отто фон Брай-Штайнбург писал: «Претензии фаворитки возрастают постоянно, тем более что король ни в чем не может отказать ей. Будучи безродной, она потребовала у баварского Госсовета своей натурализации, чтобы получить затем дворянский титул. В феврале 1847 года министру иностранных дел поступило подписанное королем указание подготовить для сеньоры Лолы Монтес декрет о гражданстве, как это до сих пор делалось в исключительных случаях и в качестве награды отличившимся за особые заслуги на службе Баварии. Прежде всего у таких людей проверялось наличие прежнего гражданства. Что касается Лолы Монтес, то совершенно неизвестно, свободна она или замужем, испанка или англичанка. У нее же не было никакого другого документа, кроме проездного билета через территорию княжества Рейсе. В таких условиях выдача грамоты о гражданстве должна была считаться недостаточно обоснованной, а также незаконной, что заседание Госсовета единогласно и признало. Протокол заседания был передан Его Величеству».

Однако аналогичный приказ поступил вторично со следующей припиской: «Тотчас же утвердить мое решение по прилагаемому протоколу заседания Госсовета и без всяких возражений. Мюнхен, 10 февраля 1847 г. Подпись: Людвиг». Одновременно граф Брай получил личное послание короля: «Бавария является монархией. Король повелевает, а министры исполняют. Если кто-то из них считает, что идет против своей совести, он сдает портфель и оставляет свой пост. Король не позволяет министрам предписывать, что ему делать. Что я уже говорил прежним министрам, разъясняю теперь новым. Подпись: Людвиг».

Граф Брай сдался: он предоставил королю требуемый документ, но одновременно подал прошение об отставке. Вслед за ним весь кабинет министров тоже подал в отставку. Король отставку принял… Выбирая между Лолой и своим правительством, Людвиг выбрал Лолу. И даровал ей титул графини Ландсфельд: во избежание неприятностей с полицией, которые у нее наверняка еще случатся. Одно дело — арестовать танцовщицу, совсем другое дело — графиню.

Уволенные министры подписались под меморандумом в адрес короля, где в числе прочего говорилось: «С октября прошедшего года внимание всей страны приковано к Мюнхену, и во всех концах Баварии обо всем, что здесь происходит, выносятся суждения как в кругу семьи, так и в общественных местах. А из этих суждений создается общественное мнение, которого следует опасаться. Почтение к монарху постоянно убывает, слышатся только выражения недовольства и постоянные упреки. При этом глубоко задета национальная гордость, так как баварцы считают, что ими правит иностранка, чья репутация в глазах общественного мнения чрезвычайно низка, и пока ничто не может поколебать их мнения».

По стране поползли слухи, будто король хочет развестись со своей добродетельной супругой и жениться на «иностранной чертовке». Мюнхенцы вышли на демонстрацию к дворцу фаворитки. Лола появилась в окне: в полупрозрачном пеньюаре и с бокалом шампанского. Она выпила «за своих добрых баварских подданных» и швырнула бокал в толпу.

В другой раз против нее выступили студенты, они забросали дворец камнями, разбили стекла в окнах… Король приказал на год закрыть университет.

Разумеется, бесконечно так продолжаться не могло.

Очередная демонстрация превратилась в бунт. 11 февраля 1848 года дворец фаворитки взяли штурмом и разгромили. Лолу спасло только своевременное прибытие короля. Впоследствии Людвиг вспоминал в письме к Лоле: «Что сделал я, спасая твою жизнь: рискуя собой, я спас твой дом. Он заперт, но окна разбиты. Камень, брошенный в тебя, ранил мне руку. Как было прекрасно страдать ради тебя». Король увез фаворитку в ее загородное поместье Блютенбург. Но в Мюнхене продолжали бушевать: «Испанскую проститутку прочь из Баварии!»

На этот раз все было уже слишком серьезно. Понимая, что его сил уже не хватит на то, чтобы защитить возлюбленную, и что в данной ситуацией под угрозой не только ее положение, но даже жизнь, Людвиг I подписал указ о высылке Лолы Монтес, графини Ландсфельд из Баварии. А 20 мая 1848 года он подписал и собственное отречение: в пользу старшего сына Максимилиана II. К официальной бумаге об отречении Людвиг приложил письмо для детей: «В этот час я без всякого давления решил покинуть трон. Трон, но не мою любимую Лолу».

Они расстались, но концом романа это не было. Людвиг уехал в свой замок в горах, потом в Ниццу. Лола — в Швейцарию, потом в Париж. Однако переписка между ними не прекращалась. Король писал Лоле о своей тоске и любви. Она Людвигу тоже писала о любви. Но гораздо больше — о деньгах, в которых нуждалась: «Если бы ты знал, как остаться без средств к существованию. Если ты не пришлешь мне денег, я или убью себя, или сойду с ума. Мне необходимо не менее 5 000 франков. Твоя верная Лола».

Средств у бывшего короля было не так уж много. Он платил бывшей фаворитке из своей пенсии, хоть и значительной, но недостаточной для удовлетворения аппетитов Лолы Монтес. Тревожась о ее будущем, Людвиг хотел, чтобы Лола вышла замуж, обрела надежную гавань. В ответ на все свои заботливые советы получил письмо из Лондона: «Ты должен мне тотчас перевести деньги в Англию. Я боюсь оказаться нищей, все время должна бояться за завтрашний день. Мне нравится, что ты думаешь о моем замужестве, но не забудь, что мои лучшие годы прошли».

В июне 1849 года Лола и правда решила выйти замуж за 30-летнего Джорджа Траффорда Хилда, человека весьма не бедного. Людвигу она написала: «Я выхожу замуж по необходимости, но предупредила своего будущего мужа, что люблю только тебя». Месяц спустя — новое письмо: «Хотя я и замужем, но люблю тебя не меньше. Ты для меня первый во всем мире. Я приеду сразу, если ты мне разрешишь. Именно теперь мне нужны деньги на мебель для дома. Я не испытываю к мужу ничего».

Второе замужество Лолы оказалось еще короче, чем первое.

Джордж и Лола беспрерывно ссорились, и годовщину семейной жизни они отметили в Барселоне поножовщиной. Никто не был серьезно ранен, но Хилд предсказуемо бросил Лолу. И в Баварию отправилось отчаянное письмо: «Меня оставил муж. Он ушел утром и не вернулся. Он теперь в Лондоне. Я не могу выразить, как я несчастна. Он оставил меня без средств к существованию. У меня всего 500 франков. Я думаю больше о тебе, чем о себе, хотя у меня нет денег для покупки обуви, та, в которой я сейчас хожу, совершенно сносилась…»

«Прошу, не лишай меня пенсии — это единственное, что мне осталось. Ни одна женщина в мире не страдала больше меня. И все потому, что я была с тобой в Мюнхене…»

Людвиг не перестал любить Лолу даже тогда, когда она начала шантажировать его любовными письмами. «Мне нужны деньги на этот год… Если ты мне заплатишь определенную сумму за все бумаги и письма от тебя, то мы больше не будем говорить о деньгах. Если ты это сделаешь, то тебе не придется выплачивать мне пенсию. Я буду довольствоваться суммой, назначенной тобой. Ты видишь, как мне необходимы деньги. Многие издатели здесь и в Лондоне предлагают мне большие суммы за публикацию писем на английском или французском языках. Некоторые предлагают мне написать мемуары о моей жизни в Мюнхене, это, конечно, принесет мне много средств, другие советуют попросить у тебя деньги за письма и передать тебе все бумаги… Поверь, ужасно жить в нужде. Человек становится способным на все, если его к этому принуждают. Я не прошу многого за письма. Я полагаюсь на твое великодушие в этом вопросе».

Что ответил Людвиг, неизвестно, однако мемуары его фаворитки под названием «Правдивая история знаменитой Лолы Монтес» вскоре появились в книжных магазинах. Письма Людвига там предусмотрительно не упоминались — Лола к этому времени сошлась с авантюристом Огюстом Папоном, вместе с которым предприняла новую атаку на Людвига. Папон лично являлся на виллу бывшего короля и вымогал у него деньги в обмен на любовные письма.

Пожалуй, Лола могла бы шантажировать короля до самой своей или его смерти. Но в марте 1851 года она вдруг получила письмо от Людвига, давно уже ей не писавшего. Он не просил ее вернуть письма. Он просто еще раз признавался Лоле в любви: вечной, бесконечной, вопреки всему, до гроба и даже за гробом… Письмо не сохранилось, о нем известно лишь потому, что Лола рассказала нескольким близким ей людям о том, что из-за этого письма у нее случилось то, что она назвала «озарением». Она вдруг поняла, что жила неправильно, что поступила с единственным человеком, который по-настоящему ее любил, гнусно.

Лола вернула Людвигу все его письма вместе с последним, ничего не прося в награду. А Людвиг, которому к тому моменту полегчало, все же прислал бывшей фаворитке прощальный подарок — 5 000 франков.

Лола продолжала танцевать: теперь уже на сценах США и даже Австралии. И продолжала влюбляться. Говорили, будто ее любовь приносит мужчинам несчастье… Огюст Папон разорился и покончил с собой. Джордж Хилд, с которым она ненадолго помирилась, спился, был уволен из армии и умер в нищете. В США Лола вышла замуж за журналиста Патрика Халла: брак продлился месяц, после чего Лола сбежала, а Патрик так тосковал по ней, что повторил участь ее второго мужа — спился и умер от цирроза печени спустя четыре года. Свою последнюю любовь она встретила в Австралии: актер Ноэл Фоллин был моложе Лолы и достаточно отважен, чтобы с револьвером в руках охранять ее во время выступления в поселках золотоискателей, где мужчины месяцами не видели женщин и никогда в жизни — таких откровенных танцев, какие исполняла Лола… Ноэл утонул во время крушения парохода.

Под конец жизни Лола поселилась в бедном районе Нью-Йорка, носившем название «Адова Кухня». Обратилась к религии. Жила предельно скромно, посещала только церковь и приют для бездомных, где помогала раздавать еду и ухаживала за больными. «За долгие годы службы я не встречал более глубокого, более полного и искреннего раскаяния, как у этой несчастной женщины», — вспоминал ее исповедник.

Что стало причиной ее новообретенного религиозного рвения — непонятно. Быть может, осознала, скольким людям она испортила жизнь Или поняла наконец, что ей была дарована великая любовь, а она использовала ее сугубо как источник наживы На Рождество 1861 года Лола Монтес простудилась, возвращаясь из церкви, и сгорела от пневмонии за две недели. Все остававшиеся у нее деньги она завещала приюту.

Людвиг пережил свою возлюбленную. Он не переставал любить Лолу Монтес. Людвиг тщательно хранил 225 своих писем к Лоле и 176 писем Лолы к нему в шкатулке из вишневого дерева, которая всегда стояла возле его кровати и с которой он не расставался ни в одной поездке. Утверждают, что Людвиг продолжал писать стихи и письма на испанском своей уже умершей возлюбленной. Писал и сжигал в камине. Надеялся, что огонь унесет его строки на небеса, где теперь пребывает Лола.

Бывший король скончался 29 февраля 1868 года.

В Баварии в то время царствовал его внук Людвиг II, «Король-Лебедь», унаследовавший от деда восторженную страсть к искусству, преклонение перед красотой и частичку безумия. Правда, его безумие было другого свойства: он никогда не влюблялся так безоглядно, как его дед. Да и вообще никто из королей в «романтичном» XIX столетии не познал такой ошеломляющей любви, какая досталась Людвигу I Баварскому по милости ирландской авантюристки Лолы Монтес.

Читать еще:

Фермер в Китае утром вошел в подозрительно тихий курятник и пораженно замер. Все помещение было усеяно безжизненными тушками. Мыслей было всего две — или отравили из зависти соседи, или в курятнике пошалил какой-то дикий зверь. Фермер отправился проверять

Хозяин пса и слышать ничего не хотел о возмещении ущерба. Но вмешательство полиции заставило его …

Добавить комментарий