Главная / Вокруг нас / ВОЙНА ДО ПОСЛЕДНЕГО СВИТКА. Часть 2

ВОЙНА ДО ПОСЛЕДНЕГО СВИТКА. Часть 2

война до последнего свитка. часть 2 александрийская библиотека считалась главной в античном мире. и все же птолемеи не могли чувствовать себя в полной безопасности, потому что у них был один

Александрийская библиотека считалась главной в античном мире. И все же Птолемеи не могли чувствовать себя в полной безопасности, потому что у них был один достаточно серьезный конкурент — Пергамская библиотека.
В течение полувека Пергам был одним из самых блестящих городов античного мира. Он славился красивыми кирпичными домами с черепицей, зелеными парками, орошаемыми каналами, роскошными дворцами, банями и отличными общественными уборными, театром на 10 тыс. зрителей и, конечно же, знаменитой библиотекой, слава о которой гремела по всему Средиземноморью.

Пергамская библиотека обладает перед остальными библиотеками античного мира одним большим преимуществом — ее существование доказано учеными. Последним это сделал немецкий археолог и историк Вольфрам Хофнер. Что касается Александрийской библиотеки, то об ее устройстве и даже месте нахождения сохранились лишь отрывочные сведения, не подтвержденные раскопками.
Пергамская библиотека на целый век моложе Александрийской. Когда Евмен II закончил ее строительство, Александрийская библиотека уже считалась главной в греческом мире. Это, однако, не помешало пергамским царям, людям очень честолюбивым, поставить задачу догнать конкурентов.
Решить ее Атталидам помешал дефицит времени.

К потере независимости Пергамская библиотека была второй в эллинистическом мире и насчитывала примерно 200 тыс. свитков. Судя по размерам раскопанных в Бергаме развалин, цифра сильно завышена и, скорее, должна быть около 30 тыс.
Библиотека располагалась на крепостном холме в здании с колоннадой, примыкавшем к храму Афины, покровительницы Пергама. Кроме гигантской статуи Афины читальную залу размером 16х14 м украшали бюсты Гомера, Геродота и других известных ученых того времени.
Остальные три комнаты были меньше и служили для хранения свитков. Они лежали на деревянных полках, протянувшихся вдоль стен. Для борьбы с грибками и плесенью между внешними стенами и полками было оставлено пространство для циркуляции воздуха. Свет проникал через боковые окна, защищенные от пыли и дождей специальными экранами.

Так же как в Александрии, в Пергаме при библиотеке существовали школы ученых. Философ и грамматик Кратет Маллосский создал школу грамматики и, возможно, какое-то время возглавлял и всю библиотеку. Он также известен как изобретатель глобуса. Его теории противоречили идеям александрийских ученых, что еще больше усиливало соперничество между библиотеками.
Пергамские цари причастны и к легенде о библиотеке Аристотеля. О ее размерах и важности дает представление сумма, уплаченная Аристотелем за свитки Спевсиппу, сменившему Платона во главе философской школы. Согласно расчетам У. Дюранта, Аристотель заплатил за свитки сумму, эквивалентную $18 тыс. в ценах 30-х годов XX века, то есть целое состояние. Аристотель завещал книги своему любимому ученику Феофрасту, а тот передал их вместе со своими книгами другому философу — Нелею. Нелей привез свитки на свою родину, в городок Скепсис, и передал на хранение родственникам. Как утверждает Страбон, во время строительства Пергамской библиотеки временные владельцы библиотеки Аристотеля, испуганные рассказами о страсти к книгам царя Евмена, закопали их в землю.

О свитках вспомнили только через сто лет, когда они были изрядно изгрызены червями. Библиотеку купил афинянин по имени Апелликон. Он решил восстановить свитки и взялся собственноручно заполнять испорченные места.
Дальнейшая судьба «испорченного» Аристотеля не менее удивительна. Римский диктатор Сулла захватил Афины в 86 г. до н. э. и конфисковал библиотеку Апелликона. В Риме ее опубликовал Андроник Родосский как собрание сочинений великого Аристотеля, не догадываясь, что изрядная часть трудов принадлежит Апелликону.
От Плутарха известно, что после новых приключений книги Аристотеля попали к полководцу Фавсту Сулле, который после поражения был вынужден продать все свое имущество, включая библиотеку.
После этого книги Аристотеля исчезли навсегда.

Такая же судьба ждала и Пергамскую библиотеку. Пергам сильно пострадал от землетрясения в 262 г. н. э. и вскоре после этого был разграблен готами. В IV веке его разрушили персы. Затем его отстроил, только в значительно меньших размерах, византийский император Констанций II. Последний, роковой удар городу нанесла в 717 г. армия арабского полководца Масламы ибн Абдул-Малика, двигавшаяся осаждать Константинополь…

Главными местами поисков книг в античности были Афины и остров Родос. Драматург Евполид писал, что книгами торговали на афинской агоре (площади). Сократ у Платона добавляет, что книги Анаксагора можно там купить по драхме за штуку. Библиофилы голубых кровей были полны решимости собирать абсолютно все книги, начиная от героических эпопей и трагедий и заканчивая кулинарными справочниками. Особенно усердными коллекционерами были Птолемеи, которые по совету Деметрия Фалерского хотели собрать «все книги всех народов на Земле». Они часто писали коллегам-монархам письма, в которых выпрашивали книги.
«Птолемеи хотели сделать свою коллекцию самым большим вместилищем греческой литературы и средством для научных исследований,— пишет историк Лайонел Кассон.— Для этого они воспользовались деньгами, царской властью, находчивостью и откровенным произволом».

Для пополнения коллекций Птолемеи и Атталиды были готовы на все. Собрания Александрийской и Пергамской библиотек создавались и пополнялись в целом одинаково. Цари без стеснения прибегали к банальным кражам и конфискациям.
Древнегреческий врач и философ Гален много писал о произволе Птолемеев, не гнушавшихся ничем. Во время правления Птолемея III Эвергета на корабли, входившие в гавань Александрии, поднимались царские чиновники. Они конфисковывали все имеющиеся на борту книги и копировали их. Затем копии отдавали морякам, а оригиналы или «корабельные» книги — в библиотеку.
Афиняне одолжили египетскому царю оригиналы пьес Еврипида, Эсхила и Софокла под залог колоссальной суммы — 15 талантов серебра. Царь без колебаний отказался от денег, чтобы завладеть заветными книгами. Египтяне, правда, вернули в Афины копии пьес, написанные на самом лучшем и дорогом папирусе.
Конечно, книги часто и просто покупались. Если же драгоценные свитки принадлежали городам, то цари нередко выменивали их на продовольствие. Известно, что египетские послы воспользовались голодом, возникшим в Афинах в результате Хремонидовой войны (261 г. до н. э.), и выменяли немало древних свитков на продовольствие.

Особенно важные и ценные книги обычно становились предметом яростных торгов между Птолемеями и Атталидами. Острейшая конкуренция привела к скачку цен и появлению рынка подделок.
Нашлось немало умельцев, которые искусственно старили книги, чтобы их можно было продать втридорога, и шли на другие махинации. Гален, к примеру, писал о мошенниках, которые объединили два маленьких и поэтому дешевых свитка о человеке и здоровой еде в один и выручили за него большие деньги.
Торговцы книгами в целях экономии нередко нанимали недобросовестных писцов, которые ленились сравнивать копии с оригинальным текстом. Поэтому в Александрии, пишет Страбон, книги сначала отправлялись не в библиотеку, а на специальные склады для тщательной проверки.

Александрийская и Пергамская библиотеки боролись за одни и те же свитки. Ученые из Александрии и Пергама часто по-разному трактовали и редактировали одни и те же тексты, что нередко приводило к путанице.
Перевес в целом был на стороне Александрии, но случались победы и у Пергама. Пергамской библиотеке, например, удалось привлечь группу известных ученых для редактирования гомеровских поэм.
Соперничество древних библиотек напоминает конкуренцию между современными спортивными командами. И те, и другие всячески заманивали и заманивают профессионалов: одни — ученых, а другие — спортсменов. Главным орудием конкуренции 2 тыс. лет назад так же, как сейчас, были деньги. Чем выше было предлагаемое египетским или пергамским царем жалованье, тем больше шансов было получить знаменитого ученого.
Говорят, что Птолемей V Эпифан, узнав о том, что его главный библиотекарь Аристофан Византийский подумывает о переезде в Пергам, велел бросить ученого в темницу, где тот через какое-то время скончался.

Одним из наиболее известных эпизодов библиотечных войн был запрет Эпифана в 197 г. до н. э. вывозить из Египта главный писчий материал древнего мира — папирус, который производили в Египте и который в немалой степени способствовал доминированию Александрийской библиотеки. Запрет в первую очередь, конечно, был направлен против Пергама. Птолемей надеялся, что искусственный дефицит на папирус помешает процветанию Пергамской библиотеки, но он просчитался.
В Пергаме нашли выход из затруднительного положения. По словам древнеримского писателя и ученого Марка Теренция Варрона, эмбарго на торговлю папирусом привело к изобретению пергамента, что в дословном переводе с латыни означает «листы из Пергама».
Легенда красивая, но далекая от правды. Археологи неоднократно находили тексты на овечьей или козьей коже, датируемые первой половиной первого тысячелетия до нашей эры. С другой стороны, очевидно, что дефицит папируса подтолкнул пергамских царей расширить сферу его использования и применять его в качестве материала для книг.

Конец соперничеству между главными библиотеками античности положил Марк Антоний. Как следует из плутарховских «Жизнеописаний», полководец подарил Клеопатре на свадьбу в 41 г. до н. э. все 200 тыс. пергамских книг для Александрийской библиотеки. Плутарх ссылается на друга Цезаря и Октавиана — Кальвия, который в числе прочих обвинений против Антония выдвигает и передачу свитков.
По версии английского историка Эдуарда Гиббона, свитки отсылались в Александрию в качестве возмещения за урон, причиненный Александрийской библиотеке Цезарем семью годами ранее. Следует также добавить, что иных подтверждений этой истории, кроме упоминания у Плутарха, нет.

Александрийскую и тем более Пергамскую библиотеки нельзя отнести к чудесам древнего мира, но все же это были удивительные научно-культурные учреждения. Несмотря на то что соперничество между ними принесло в научный мир политику, средства и усилия, направленные на их развитие, изменили состояние научного мира и ситуацию с хранением книг. Без соперничества за право считаться единственным наследником Александра Великого и пиететного отношения к греческой культуре и ученым библиотеки никогда бы не получили того внимания, в котором они нуждались.

ВОЙНА ДО ПОСЛЕДНЕГО СВИТКА. Часть 2

ВОЙНА ДО ПОСЛЕДНЕГО СВИТКА. Часть 2

ВОЙНА ДО ПОСЛЕДНЕГО СВИТКА. Часть 2

ВОЙНА ДО ПОСЛЕДНЕГО СВИТКА. Часть 2

Читать еще:

КАК РОССИЯ ИЗМЕНИЛА ЖИЗНЬ ИСПАНЦА МАНУЭЛЯ.

Мануэль живет в России два года. За это время ему удалось так хорошо выучить русский …

Добавить комментарий