Главная / Вокруг нас / СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

свирепый пес чингисхана субэдэй-багатур. ч.1 эпоха чингис хана дала миру целую плеяду талантливых полководцев. среди них субедей-багарур занимает особое место. он был единственным в истории

Эпоха Чингис хана дала миру целую плеяду талантливых полководцев. Среди них Субедей-багарур занимает особое место. Он был единственным в истории военачальником, проделавшим свой ратный путь от реки Хуанхэ на востоке до Адриатического моря — на западе. Субедей стоял у истоков двух великих степных держав — Империи Чингисхана и Золотой Орды.

Давным-давно случилась эта история, а началась она в тот день 1164 года, когда в юрте нойона Хабыла родился мальчик. Ему дали имя — Субедей. Мамы он не помнил. Она умерла, так и не увидев, как её малыш сделал свой первый шаг. Вся забота о нем легла на плечи старшей сестры Даржигун. Были у Себедея еще два старших брата — Джэлмэ по прозвищу Ухэ (разбойник) и Чаурхан.

В монгольских семьях младший сын становился отчегином, то есть «хранителем домашнего очага». Поэтому после смерти отца Субедей должен был унаследовать все имущество и заняться управлением родного аила. Судьба распорядилась иначе.

О том тревожном времени монгольская летопись «Сокровенное сказание» сообщает: «Звездное небо вращалось — была всенародная распря. В постель не ложились, все друг друга грабили». В этих условиях Субедей просто не мог избрать иной стези, кроме военной.

Уже после битвы с татарами в 1202 году к его имени прибавилась почетная приставка — багатур. Позже Субедея прозвали «Свирепым псом». Согласно «Сокровенному сказанию» это прозвище ему дал Джамуха-сэчен во время битвы монголов с найманами у подножия горы Наку-Кун. Сразу после этого сражения Темучин направил Субедея во главе экспедиционных сил против найманского князя Кучулука и хана Буюрука, которые кочевали у Великих гор. Это была первая военная кампания под предводительством Субедея, о которой упоминают письменные источники.

Проделав стремительный рейд, монголы неожиданно появились в найманских владениях. Налетчики прижали неприятеля к реке Суджи. В битве Буюрук погиб, Кучулук бежал. Оставшись без своих вождей, найманские воины сдались в плен. Эта победа возвысила Субедея.

На курултае 1206 года его имя прозвучало в числе 88 монгольских князей и нойонов. Он был 51-м в списке, который составлялся в порядке заслуг и вклада кочевой знати в создание единой Монгольской империи. На её престол Темучин взошел под новым именем — Чингисхан.

Весной 1209 года монголы вторглись в пределы государства Си-Ся, а в марте 1211 года они выступили на империю Цзинь. Всего за полгода кочевники взяли девяносто городов Поднебесной и подступили к реке Хуанхэ. Субедей командовал резервным туменом и находился при штабе армии, усваивая стратегию и тактику широкомасштабной войны.

Весной 1216 года Субедей и принц Джучи во главе двух туменов выступили в поход на меркитов, те отступили перед надвигавшейся опасностью. Беглецов удалось настичь у реки Иргиз.

Меркиты укрепили лагерь повозками и телегами, приготовились к сражению. Монголы атаковали вражеский стан. Как только они растащили арканами повозки и телеги, Субедей тут же двинул вперед тумен во главе с Джучи. Принц прорвался за ограждения, и вскоре битва стихла.

Пленных погнали в обратный путь. Едва отъехали, прискакали дозорные. Они сообщили, что следом за ними движется огромное войско: по всхолмленной степи ехало шесть туменов хорезмшаха Мухаммеда.

Чтобы выиграть время, Джучи выехал навстречу неприятелю. В беседе с хорезмшахом он сказал, что Чингисхан не давал ему приказа воевать с Мухаммедом. Однако тот был непреклонен, заявив: «Аллах повелел мне уничтожать неверных, где бы я их ни встретил».

Тем временем Субедей велел уводить пленных меркитов как можно дальше и отдал распоряжение воинам занять позиции. Хорезмийцы первыми бросились в атаку, и шум битвы покатился над Степью. Сражение велось с переменным успехом. Лишь с наступлением сумерек войска отступили на свои позиции.

Силы хорезмийцев в три раза превосходили силы монголов. Воины устали. Субедей приказал развести костры и ночью увел людей. Поквитаться с Мухаммедом ему удалось позже, когда армия Чингисхана выступила на запад.

К этому походу монголы готовились тщательно. 1218 году был созван курултай, на котором князья и нойоны обсудили план туркестанской кампании. Именно тогда прозвучала знаменитая речь Чингисхана: «Джэлмэ, Субедей-багатур, Джэбэ и Угедэй вы мои верные свирепые псы! Пьете росу по утрам, ночуете в седле, пожираете врагов на полях сражений! Куда бы я не посылал вас, вы крепкие камни крошили в пыль, глубокие воды заставляли течь вспять, а потому во всех битвах вы были впереди моей армии! Настал час, и я снова призываю вас!»

Весной следующего года с берегов Толы монголы выступили в поход. Они достигли Иртыша и остановились на летовку, стягивая войска. А осенью 1219 года Чингисхан уже стоял под стенами Отрара. Здесь он узнал, что хорезмшах разбросал своих воинов по городам, а сам скрылся за Амударьей.

Монгольское войско тоже разделилось. Принцы Чагатай и Угедэй остались осаждать Отрар, Джучи и Джэбэ направились к Дженду, а Чингисхан и Субедей во главе главных сил армии двинулись на Бухару.

Из разных концов Степи в ставку прибывали гонцы с сообщениями о победах. Мелкие города сдавались без боя, некоторые из них отправляли к Чингисхану послов с дарами.

Из Нура прибыли старейшины, и хан отправил туда Субедея. Он приехал и, увидев мирный городок, спросил: «Какую дань вы платили Мухаммеду». Жители ответили, что хорезмшах брал с них полторы тысячи динаров. «Столько же вы будете платить своему новому правителю Чингисхану», — сказал им Субедей.

Правда, не везде все решалось миром. Сыгнак и Отрар оказали яростное сопротивление. Всех защитников предали смерти. Вместе с Чингисханом Субедей взял Бухару. Дальше они двинулись на Самарканд. У стен города состоялся военный совет, на котором Субедей-багатур и Джэбэ-нойон получили приказ «идти по следам Мухаммада хоть на край света».

Двадцатитысячное монгольское войско стремительно ворвалось в Хорасан. Это была огромная провинция с крупными административными центрами в городах Балх, Мерв, Герат и Нишапур.

Субедей и Джэбэ подступили к Балху. Им навстречу вышли старейшины с подарками. Узнав, что шах скрылся, монголы не стали задерживаться. Их путь лежал через городок Завэ. Жители заперли ворота и с высоких стен выкрикивали ругательства. Монголам это не понравилось. Пришлось остановить часть войска. Через три дня Завэ был взят, все жители перебиты.

Из Нишапура ответили, что они откроют ворота только своему правителю или если он будет взят в плен. Времени на штурм этого большого города не было. Выяснив, что Мухаммад недавно бежал из него, монголы двинулись дальше, разделившись на две части.

Тумен Субедея взял крепости Хабушан, Тус, Есфэрайн, Дамэган и Симнан. А Джэбэ разорил Астер-Абад и Амул. Пройдя через Мезандеран, он соединился с Субедеем перед крупным городом Райи, который был захвачен совместными усилиями.

Стоило Мухаммаду оказаться в каком-нибудь городе или крепости, как крик: «Монголы!» — заставлял его вскакивать на коня и спасаться бегством. Измученный беспрерывной скачкой, он скрылся на острове в Каспийском море, где скончался в колонии прокаженных.

Субедей и Джэбэ узнали о смерти хорезмшаха, когда стояли у стен Тебриза. Правитель города князь Узбег отправил к монголам своего полководца Аккуша. Тому удалось договориться с чужеземцами, они просили всего лишь еду для воинов и корма для коней.

Затем Субедей и Джэбэ выехали в Муганскую степь к берегам Каспия. Проезжая мимо страны Картли (средневековое название Грузии), их встретило войско царя Георгия Лаша. После первой атаки грузины бежали и рассеялись. Всадникам трудно было угнаться за жителями гор по каменистым склонам. Поэтому преследовать беглецов они не стали.

Экспедиционный корпус монголов зимовал в Муганской степи, куда гонец Чингисхана доставил предписание следовать дальше на север, где располагалась страна Дешт-и-Кыпчак. Неожиданно прибыл и другой гонец. Его послал князь Узбег. Оказывается, потерпев поражение, грузины начали созывать союзников. На юге они искали их в Месопотамии и Азербайджане, на севере — среди кыпчаков и аланов.

Правитель Тебриза предложил монголам помощь в борьбе со своими давними врагами грузинами, исповедовавшими христианство. Узбег обещал прислать тумен мусульман из туркмен и курдов под предводительством Аккуша. Узнав об этом, Субедей и Джэбэ не стали медлить.

В феврале 1221 года армия союзников вторглась в страну Картли. Под Тифлисом их встретило войско царя Георгия Лаша. Воины Аккуша первыми бросились в атаку. Монголы не торопились ввязываться в битву. Лишь в полдень их передовые тысячи впились в оба крыла неприятельского войска. Тумен Джэбэ тут же атаковал противника по центру. И к ночи все стихло.

До самой весны монголы разоряли Картли, после чего направились к Тебризу. Князь Узбег оплатил услугу, которую Субедей и Джэбэ оказали мусульманам в их войне с христианами.

Затем свирепые псы Чингисхана осадили Мэрагу, привели в трепет города Эрбиль, Дакуку и Ирак-Араби, взяли дань с правителя Хэмэдана, штурмовали и разрушили Ардебиль. Под их натиском пали Сераб и Байлекан.

Тебриз повторно выплатил дань, Гандж тоже откупился от Субедея и Джэбэ. Лишь после этого они вновь вернулись в Картли. Царь Георгий Лаша к тому времени скончался от ран, полученных в последнем сражении с монголами. На престол взошла царица Рузудана, дочь знаменитой царицы Тамары.

Новая правительница собрала тридцатитысячную армию, которая оказала яростное сопротивление воинам Субедея и Джэбэ в долине Котмана. Но грузины были разбиты и на этот раз. Их конница угодила в засаду, а пехотинцы рассеялись в горах.

Полностью разгромив Картли, монголы двинулись в Кыпчакские степи, попутно нанеся удары по городам Шамаха и Дербент. Пройдя через горы Кавказа, свирепые псы Чингисхана напали на аланов, но их поддержал кыпчакский хан Юрий Кончакович. Совместными усилиями им удалось остановить продвижение монголов. Тогда к Кыпчакам прибыл посол с предложением принять подарки и оставить аланов.

Юрий Кончакович согласился на это условие и покинул союзников. Субедей и Джэбэ разбили аланов и сразу же напали на кыпчакские кочевья.

Беглецы потянулись на запад, они уходили за Дунай, за Днепр. Юрий Кончакович ушел в Крым, а хан Котян обратился за помощью к мужу своей дочери Мстиславу Удатному, князю Галицкому. Вместе они прибыли к правителю Киева.

В ту пору на киевском престоле сидел князь Мстислав Романович, который уже знал о том, что монголы, преследуя Юрия Кончаковича, вторглись в Крым и захватывали город Судак. Чужеземцы двинулись на север, и дошли до Новгорода Святополческого на Днепре, располагавшегося южнее Киева. Это обеспокоило киевлян и ускорило принятие решения о помощи кыпчакам.

Русские полки двинулись вниз по Днепру. Легкая конница Удатного и Даниила переправилась на другой берег и разогнала монгольские разъезды, дав возможность переправиться восьмидесятитысячному войску.

При виде огромной армии Субедей и Джэбэ решили отступить и устремились на восток. Однако русские и кыпчаки двинулись вслед за ними. Через восемь дней монголы перешли небольшую речку, остановились. Широкое поле окаймляли каменистые холмы, покрытые скудной растительностью. Здесь конница могла маневрировать и, скрываясь среди возвышенностей, наносить неожиданные удары. Именно тут Субедей и Джэбэ решили дать сражение.

СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

СВИРЕПЫЙ ПЕС ЧИНГИСХАНА СУБЭДЭЙ-БАГАТУР. Ч.1

Читать еще:

Очарование зимнего пейзажа

Художник Юшкевич Виктор Николаевич Источник

Добавить комментарий