Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители этой болезни в России, кто помогал людям с тяжелой табличкой «прокаженный» на лице и существует ли лепра сегодня.

Как относились к лепре в древности

«Во все дни, доколе на нем язва, он должен жить отдельно, вне стана жилище его» так говорится об участи больных лепрой в ветхозаветной книге Левит. Там же симптомы инфекции описываются как «углубленные язвы на коже». Судьбу больного человека определял священнослужитель: если он видел, что багровые пятна расплывались по телу, то выносил приговор «нечист».

Отправка больных проказой за грань ойкумены в Древней Греции была редкой формой милосердия. Вообще-то, к зараженным лепрой относились с нестерпимой жестокостью. Вечное проклятие гвоздем вколачивали в их жизнь. Человек с кожей, подобной вспаханному полю, был для греков портретом инфернального ужаса. От этого страха и возникло табу на само существование носителя инфекции: зараженных сжигали и сбрасывали в бездонные ущелья гор. Помимо боязни заразы на лепру навешивали ожерелье мистицизма и дьявольщины: Геродот писал, что больных принимали за проклятых безумцев.

Лицо при лепре становилось похожим на обезображенную морду льва. В религиозном мироощущении людей Средневековья такие гниющие пятна на коже трактовались как саван божественного возмездия за грехи.

Лепроматозного заживо отпевали в церкви, осыпая его землей. Отпевали, но раем не баловали: под колокольный звон его выводили за черту города, где с XIII века строили лепрозории. Там он беспомощно гнил рядом с другими зараженными.

Во французской провинции Лангедок в 1321 году сожгли 600 больных из них лишь половину подозревали в инфекции. Тогда лепрофобия связалась с антисемитизмом: пустили слух, что иудеи раздают больным проказой яд, чтобы те отравляли колодцы с целью заговора против короля.

Как лепра появилась в России

В Россию инфекция попала вместе с лепрофобией в XIII веке. Проказа пришла из прибалтийских губерний, а также из Византии, Турции и Ирана по торговым путям основному каналу коммуникации между странами. До конца XIX века проказа в нашей стране была страшным миражом: власти считали ее обманом зрения и ничего не делали. Заряженных изгоняли из поселений сами жители или готовили для них костры. Даже палками не били боялись коснуться их тела.

Как русские инфекционисты начали исследовать лепру

Важным пунктом для больных проказой стал Краснодарский край. Там в 1905 году был создан один из старейших лепрозориев. Профессор-инфекционист Григорий Николаевич Минх первый на Кубани поставил диагноз лепры в 1884 году. Он обнаружил 17 случаев заболеваний проказой в селениях. По итогам исследований он выпустил двухтомную монографию «Проказа на Юге в 18841885 годах».

Минх был новатором в сражении против лепры. Большинство врачей утверждали, что лепра передается по наследству. В России открытие Минха начало прогресса в борьбе с инфекцией: Григорий Николаевич пришел к выводу, что болезнь заразна и передается воздушно-капельным путем, пойдя против мнения большинства коллег.

Кто такая Кэт Марсден

Императрица Мария Федоровна пригласила сестру милосердия Кэт Марcден в Россию, чтобы наградить ее за медицинскую помощь солдатам во время Русско-турецкой войны. Когда Кэт впервые попала в Россию в 1890 году, ее поразила бесчисленность церквей. Тогда же Марсден увидела лепробольных. Но на приеме у императрицы Кэт еще не знала, как сильно закрутит ее русская воронка.

Уехав из России, Марсден провела много времени за изучением лепры. Говорили, что в Якутии там, где почти целый год слюну во рту леденит от холода, растет редкая трава, которая облегчает состояние больного. Не раздумывая, Кэт вернулась за лекарством в Россию.

В своей книге «На санях и лошадях к изгнанным сибирским прокаженным» она подробно рассказывает о дорожных трудностях: тряска, холод, снегопады «ваш бедный мозг начинает пульсировать». Так Кэт описывает свое состояние на пути в Вилюйск город в плену якутской мерзлоты на Севере России. Примерный маршрут ее путешествия: Томск Иркутск озеро Байкал Северобайкальск Усть-Кут река Лена Якутск Вилюйск.

Вилюйск столица проказы

Еще с 1827 года среди якутов наблюдалась высокая заболеваемость проказой. Марсден вместе с группой чиновников, фельдшеров и двумя солдатами приступила к поиску поселения прокаженных. В это время зацвел короткий отрезок лета неподвижная зима Севера не оставила бы шансов в поисках.

Тут полагали, что проказа это проклятие. Больных лепрой поглощал лес, куда им приходилось уходить с котомкой на плече от якутских селений.

Но, по воспоминаниям Марсден, местные сочувствовали зараженным: жители юрт бросали работу в поле, чтобы помочь поисковому отряду Кэт. Ее лошади постоянно тонули в лесной трясине, их вытаскивали, помощь от местных выручала ведь лето на Севере короткое, как выстрел.

После изнуряющих поисков Марсден увидела озеро. Рядом с ним две хилые юрты. Из одной выползал изувеченный болезнью человек. Его конечности сгнивали, он не мог ходить. Тут же начали выходить и другие. Лица их были обезображены. «Они подумали, что мы посланники небес, пришедшие облегчить их страдания», вспоминала потом Кэт. В юрте было очень тесно, пахло сгнившей рыбой. Объяснили, что в юрте кто-то умирал.

Спали прокаженные на полу. Шкуры убитых животных использовали в качестве одежды и одеял, чтобы совсем не околеть. От металлического холода тайги зимой спасала уродливая печка, рядом с ней и лежал покойный. Мертвого человека вынесли, гостей провели мимо безразличного озера и за зарослями ольхи показали погосты. Увидев землю мертвых, сестра милосердия разрыдалась.

Среди прокаженных была девушка восемнадцати лет. Ее мать болела лепрой, но дочь чудом не успела заразиться. Будучи здоровой, она была обречена жить с прокаженными: в селе ее боялись и гнали не верили, что не заразная. Девушка слезно на коленях умоляла ее забрать. Сестра милосердия уговорила исправника найти девушке работу, и она бросилась целовать ноги Кэт, не зная, как благодарить спасительницу.

Побывав в таежном аду, Марсден задумала создать в Якутской области лепрозорий. В полной мере больных социализировать не удастся, но они хотя бы смогут жить внутри своей общины без унижений, холода и голода. Для начала в отдалении от здоровых людей построятся новые юрты, туда и переселят больных из леса.

В постройке помогали жители Вилюйска, но окрестные поселяне чаще с садисткой изощренностью избавлялись от больных.

Как жили больные лепрой на Севере

В околотке Вилюйска жила женщина, и все знали, что багровые пятна лепры осадком легли на нее. Зимой она бегала к ближайшему поселку, чтобы своровать еду, за что староста с селянами решили проучить женщину и сожгли ее одежду. Думали, без одежды она не прибежит в поселок но голод оказался сильнее. Женщина до поселка так и не добежала, ее нашли у дерева уже замерзшей.

В пятидесяти километрах от новых юрт группа Марсден обнаружила загнивающего якута. Болезнь съела его пятки, ходить он не мог но оставлять его среди здоровых людей побоялись. Жители села сказали ему ползти к новым юртам для прокаженных, а он отказывался и просил убить его.

Кэт даже не дали сани, чтобы отвезти больного, решили привязать его к спине быка и с длинной веревкой повели быка к выселку. Этот трюк часто повторяли с другими, если человек падал, то его оставляли боялись заразиться.

Сестра милосердия продолжала переплывать густые леса и нашла юрту, где жили двенадцать человек, больных лепрой. Один из них умирал, двое потеряли пальцы ног и половину ступней. Марсден пишет, что их изодранная одежда срасталась с кусками кожи. В течение девяти месяцев зимы они жили вместе со скотом. Прокаженные, встав на колени, стали просить о помощи. Марсден и ее группа осмотрели их, раздали последние теплые вещи, залатали жилище, постарались утеплить его. Сестра милосердия понимала: постройка лепрозория требовалась всё сильнее. Накатывала студеная тишина: людей ждала еще одна северная зима.

Вернувшись из Вилюйска в Якутск, Кэт пишет о моральном и физическом истощении.

Как мир узнал о больных в Якутии

В Якутии Кэт нашла то самое растение: больным проказой помогали лепестки кучукты так якуты называли полынь гмелина. Листья оказывали лишь обезболивающий эффект поиски спасительного растения провалились. Но сестра милосердия сделала нечто большее.

Визит Кэт на окраины Вилюйска привлек внимание к этим диковатым местам. Марсден знала, что важно привлечь внимание газет. Перед отправкой в Якутию она раздавала много интервью, в английских газетах постоянно писали, что их сестра милосердия там, где медведи закручивают в бараний рог рельсы. Этот информационный шум дошел и до России.

После почти годового путешествия Марсден покинула наши смурные широты. В Англии она выступала с лекциями и создала Фонд помощи прокаженным. Удалось собрать 2500 фунтов стерлингов.

Кэт передает деньги в Россию, и на них строят лепрозорий в Вилюйске. К 1897 году заканчивается строительство колонии для больных лепрой, а в 1902-м в лепрозории уже живут 70 больных. В Якутскую область уезжают другие сестры милосердия, а вместе с ними и новые пожертвования.

Через 60 лет лепрозорий закроется, и на его месте откроется Вилюйский психоневрологический дом-интернат, который работает до сих пор. Интернат называется в честь Кэтти Марсден, в Якутии ее имя до сих пор известно, но сама сестра милосердия умерла в нищете 26 мая 1931 года.

Тема северной лепры отражена в повести Вацлава Серошевского «Предел скорби», ее экранизировал Алексей Балабанов под названием «Река». Фильм короткометражный: доснять картину не получалось из-за аварии, в которую попали Балабанов, его жена, их сын, оператор Сергей Астахов и актриса Туйара Свинобоева. Она погибла.

Как появились «Крутые ручьи»

После открытия Григория Минха и путешествия Марсден по Якутии необходимо было развить научный подход к лепре. Среди врачебного застоя пассионарность проявил заведующий отделением кожных заболеваний в Александровской больнице Оскар Владимирович Петерсен.

В 1888 году профессор первым выявил больных лепрой в Петербурге и собрал 12 случаев заболевания проказой в губернии. Оскар Владимирович обнаружил, что первые проявления проказы выражались в поражениях носа: он утолщался, возникал стойкий насморк, кровотечения и язвы слизистой оболочки. Петерсен стал идеологом создания Общества борьбы с проказой в Санкт-Петербургской губернии. Задача общества создать лепрозорий, где больные в удалении могли бы жить, лечиться и по возможности работать. Нашли беззвучный переселок в Ямбургском уезде, где кроме мха никого не найти.

После земельных согласований началась стройка. Лепрозорий проектировали в виде колонии: строились бараки для холостых людей, дома для семейных и врачей, небольшое подворье, где можно заниматься хозяйственными работами. Со временем вырос лепрозорий «Крутые ручьи». Большой каменный дом превратился в больничный центр, куда приезжали для изучения лепры инфекционисты.

К 1902 году в «Крутых ручьях» поселилось 80 человек, зараженных лепрой. В перелеске выросло придорожное селение, где боролись с тем, что жрет кожу. Вдалеке шумела вьюга революции. Революционерам приходилось уходить в подполье, так в «Крутых ручьях» оказался Александр Грин автор романтической повести «Алые паруса». Писатель скрывался от охранки из-за своего политического вольнодумства, его спрятали в лепрозории благодаря дружбе с поэтом Леонидом Андрусоном (брат поэта Владимир Иванович Андрусон с 1908 года главный врач в «Крутых ручьях»). Знала бы воздушная Ассоль!

Лепра в СССР

После революции больные лепрой зажили под красным советским флагом, в цвет своей кожи. До 1926 года в СССР было 9 лепрозориев с 879 больными, позже их стало 16. А в 1923 году Совет народных комиссаров издал постановление, что больных проказой надо принудительно изолировать.

Им не разрешали заниматься некоторыми видами работ, получать образование, служить в армии и пользоваться общественным транспортом. Их детей отправляли в интернаты, навсегда лишая возможности встречи с родителями. За каждым больным велась запись его свиданий. Сбежавшие из лепрозория могли попасть под уголовщину.

Пугающий оскал болезни не мог остаться без внимания писателей. Вернувшись в родной город Георгиевск, писатель Георгий Шилин узнал, что друг его детства попал в местный лепрозорий. После бесед с главным врачом и наблюдений за жизнью больных Георгий Иванович пишет рассказы и очерки об этом. Потом они соединятся в мрачный роман «Прокаженные», в котором переплелись судьбы людей из лепрозория.

Шилин долго жил и в «Крутых ручьях» для сбора фактуры. Он изменил имена героев, но сюжет сшит из реальных историй больных. В романе видно, что отношение к больным во многом не поменялось: отворачиваются родные, друзья и любимые. Жизнь закрывает перед ними дверь и навешивает на нее амбарный замок. «Я никому не нужное, отвратительное, опасное бремя», говорит один из героев «Прокаженных». Егор Летов спел бы, что для них вечность пахнет лепрой.

Историю лепробольных затрагивал и Варлам Шаламов. В рассказе «Прокаженные» он описал случаи с больными во время и после войны. Они сбегали из лепрозориев, смешивались с обычными людьми. Больной мог выдать себя за раненого и увечного в бою. Кто-то из них работал на заводах, а кто-то слонялся, как медведь-шатун.

Трагична судьба и самих «Крутых ручьев». В начале войны больных эвакуировали в Краснодарский край. Но существует версия, что всех не успели увезти, якобы фашисты расстреляли оставшихся людей и сожгли лепрозорий. Теперь в этих местах много пустоты и чертополоха. Лес разросся и закрыл багровые пятна лепрозория.

Что знает современная лепрология о болезни

Центр лепрологии в современной России находится в Астрахани это Научно-исследовательский институт по изучению лепры. Им руководит заслуженный врач РФ Виктор Васильевич Дуйко. Он твердым голосом требует не называть нынешних больных прокаженными, говорит, что это обозначение эхо прошлого морока незнаний и предубеждений.

Основной путь передачи инфекции воздушно-капельный, но бывают и другие: заражения от животных с лепроподобными заболеваниями (девятипоясные броненосцы, человекообразные приматы, буйволы), от кровососущих насекомых, а также возможно заражение из воды и почвы.

Врачи НИИ по изучению лепры утверждают, что для инфекции характерен долгий инкубационный период: от 5 лет и больше, известны случаи инкубации и до 30 лет.

Первыми проявлениями лепры считаются высыпания на коже, чаще всего в виде пятен и нарушения ее чувствительности. Такие симптомы отличают лепру от других заболеваний. Микобактерии лепры (M. leprae) возбудитель заболевания. Они описаны Герхардом Хансеном в 1873 году. По многим своим свойствам бактерии похожи с возбудителем туберкулеза. Специалисты Института утверждают, что лепра и туберкулез две родственные инфекции.

Кто болеет лепрой сегодня

По данным НИИ по изучению лепры, в мире примерно 1,5 миллиона зараженных людей и ежегодно регистрируется более 200 тысяч новых случаев заболевания лепрой. Основная часть больных в Индии (до 75 %) и Бразилии. В странах Юго-Восточной Азии и Индии регистрация может идти не в полном объеме, поэтому назвать точную цифру больных лепрой сложно.

По словам сотрудников НИИ, в России никогда не было широкого распространения лепры, только в отдельных регионах: в Нижнем Поволжье, в долинах рек Дон, Терек, Кубань. В наши дни и вовсе наблюдаются единичные случаи заболевания. За последние 10 лет выявили 6 больных людей.

80 % больных на учете астраханского НИИ люди пожилого и старческого возраста. Они заболели в 5070-е годы и находятся в клинике Института по поводу осложнений лепрозного процесса.

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

 

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

 

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

 

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

 

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

 

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

 

Предел скорби: как лепра шла по России и почему ее нельзя называть проказой Проказа (или лепра) особенная болезнь. Вокруг нее ходят зловещие мифы с древних времен. Разбираемся, как жили носители

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *