Курганские могильщики — 1

Курганские могильщики - 1 Курган. 1986 год. Городское кладбище. Четверо могильщиков оборудуют место последнего пристанища для очередного почившего горожанина. Один из работяг 22-летний Андрей

Курган. 1986 год. Городское кладбище. Четверо могильщиков оборудуют место последнего пристанища для очередного почившего горожанина.

Один из работяг 22-летний Андрей Колигов (Курганский), выпускник военного училища и комсомолец с активной позицией. Человек амбициозный, четкий в действиях, неглупый. На кладбище пришел, лишившись работы и средств к существованию. Другой 21-летний Олег Нелюбин (Нелюба), сын знаменитого борца Николая Нелюбина. В школе тяготел к математике, мечтал стать ученым. Впрочем, будучи старшеклассником, успел запятнать свое имя участием в фашистском марше, организованном юными поклонниками гитлеровской «философии» в 1981 году в Кургане. Экзамены на математический факультет завалил и решил идти по стопам отца поступил на физкультурный. После института устроился в школе физруком и даже успел побывать в должности классного руководителя.

Третий могильщик 24-летний Виталий Игнатов (Длинный), коллега Нелюбина, физрук в школе. Молчаливый, замкнутый, себе на уме. Четвертый 26-летний Александр Солоник, спортивный стрелок и борец. Этот квартет вскоре оставил ломы и лопаты, чтобы заняться совсем другим делом формированием самой кровавой и безжалостной ОПГ на постсоветских просторах.

Эти могильщики сильно отличались от своих собратьев по ремеслу. В первую очередь тем, что не имели привычки завершать рабочий день, расслабляясь за бутылкой водки. Предпочитали снимать стресс в спортзале. Неизвестно, кому из четверки первому пришла в голову идея заняться рэкетом в родном Кургане, но мысль оценили по достоинству. В то время всеми криминальными делами в городе, как и положено, заправляли бывшие «сидельцы». Вчетвером с такими оппонентами было не справиться, и могильщики начали активный набор в свою «секцию». Нелюбин тут же подтянул одноклассника, одного из тех, кто вместе с ним участвовал в позорном марше Виктора Канаховича с говорящей кличкой Фашист. Пришел в бригаду среди прочих и некто Павел Зеленин, скромный с виду парнишка в очках, но с менталитетом садиста, которому было суждено стать контрразведчиком курганских.

Поднабрав силы, новая группировка быстро сместила старых «смотрящих» за Курганом: те абсолютно не ожидали резкой атаки безжалостного молодняка. После пары-тройки «переговоров» в стиле Дикого Запада (а у претендентов на власть был один аргумент стрельба), «старики» предпочли отступить. Все подвластные им конторы (фирмы, банковские организации, торговые точки) перешли к «комсомольским» так в Кургане прозвали связку Колигов Нелюбин Игнатов Солоник.

Насытившись доходами в родном городе, курганские нацелились на новые горизонты. И решили не мелочиться. В 1990 году Нелюбин, Игнатов и Колигов, прихватив с собой почти всех бойцов, прибыли в Москву. Солоник же на тот момент оказался в местах лишения свободы.

Осмотревшись в столице, курганские поняли, что там заправляют ореховские во главе с Сильвестром (бывшим трактористом из-под Новгорода Сергеем Тимофеевым). Идею с набега, по курганской традиции, «отжать» власть в Белокаменной сразу же отмел Колигов, который считался мозговым центром ОПГ (к слову, позже в его квартире оперативники найдут личный дневник, где бандит описывал поэтапный наполеоновский план захвата криминальной власти в столице). Андрей предложил коллегам для начала войти в доверие к Тимофееву, а там действовать по ситуации. Но как задобрить лидера ореховских Можно помочь устранить его врагов. Вызвали Солоника, чьи стрелковые качества сулили успешную карьеру киллера. На дворе стоял 1992 год.

Сильвестр был рад новым союзникам и с удовольствием укреплял свое лидирующее положение в столице. Криминальный авторитет не увидел в курганских опасности: подумаешь, что ему, королю Москвы, какая-то там «лимита» Курганские тем временем присматривались к порядкам столичных «коллег» и идея зачисток во внутренних рядах пришлась по душе приезжим гангстерам. К рядовым боевикам лидеры курганской ОПГ относились как к пушечному мясу: те должны быть благодарны шефам за одну возможность находиться с ними в связке. «Пешки» получали смешную зарплату, которой хватало лишь на съем жилья и пропитание. Неблагонадежным бойцом априори считался тот, на чьих руках не было крови. «Убивай или будешь убит» таков был лозунг курганской братвы.

В идеале, чтобы доказать преданность общему делу, бандит должен был ликвидировать своего друга. По словам Игнатова, лучшей моральной ломки не придумаешь: перешедший черту станет роботизированной версией человека. Так, однажды перед фактом был поставлен член ОПГ по фамилии Куропаткин. Парень был у курганских на посылках, как и его 19-летний друг Андрей. Куропаткину был дан четкий приказ от Нелюбина убить приятеля, иначе Андрей убьет его. Боевику даже не пришлось объяснять, зачем он должен пойти на мокрое дело (а курганские узнали, что к деятельности Андрея проявляют интерес милиционеры) Куропаткин вызвал кореша на встречу и всадил ему в голову несколько пуль.

Пал от рук свояка и 17-летний москвич Роман Балагуркин. Очарованный криминальной романтикой парень примкнул к бандитам и снабжал их радиотелефонами, которые оформлял на свое незапятнанное имя. Получал за это копейки, но в разговоре с друзьями любил упоминать, что он член могущественной ОПГ. За слишком длинный язык его решили убрать. Дело поручили одному из новичков. Парня вывезли в лес и заставили копать могилу, в которой, застрелив, его и закопали.

Убирали своих боевиков и за то, что в них сохранились какие-то остатки моральных принципов. Например, за отказ убивать женщин: гендерных различий между своими жертвами лидеры ОПГ не признавали. И вот тому яркий пример.

Один из владельцев торговых точек одолжил некоторую сумму денег своей деловой партнерше. Ей в последнее время не везло в делах, и она никак не могла вернуть долг. Предприниматель терпеливо ждал. Ровно до момента, пока ему не позвонили неизвестные и сообщили: мол, они похитили бизнесвумен и требуют выкуп в 50 тысяч долларов. Коммерсант, ошарашенный таким поворотом дел, поехал к крышевавшим его курганским за советом: мало того что дама денег должна, так еще и плати за ее жизнь Бандиты выразили готовность помочь подопечному.

На встречу с вымогателями приехали рядовые боевики. Как только похитители заслышали слово «курганские», они опрометью кинулись за женщиной и чуть не с поклонами передали ее бандитам: зная манеру членов ОПГ без суда и следствия открывать огонь на поражение при слове «нет», преступники не осмелились поступить иначе.

Пленница поначалу очень обрадовалась и принялась благодарить своих «спасителей». Вот только она недоумевала, куда ее ведут, ведь она живет в противоположной части города. Прозрение пришло в момент, когда ее втащили в незнакомую квартиру и привязали к стулу. Гангстеры принялись избивать жертву, требуя вернуть долг их подопечному. Издевательства продолжались не один час, после чего несчастную опять погрузили в салон авто и вывезли на «корпоративную» дачу.

Столкнув предпринимательницу в смотровую яму гаража, отморозки сообщили, что идут обедать, а как вернутся разговор продолжится. Их не было примерно два часа, а когда они вернулись, обнаружили, что их жертва мертва. Очевидно, не выдержало сердце. Ее тело вывезли в лесной массив и закопали.

Делом своей жизни Игнатов, Нелюбин и Колигов считали стравливание между собой всех мало-мальски известных группировок Москвы. Троица рассуждала так: братки перегрызут друг друга как бешеные псы, а остатки можно спокойно добить. Методы выбирались разные. Особенно курганские любили выдавать свои преступления в отношении неугодной группировки за дело рук других бандитов. Для этого они изучили фирменные «фишки» соперников. Например, стреляли в членов коптевской ОПГ, прибывая на место расправы на «Москвиче». В узком кругу было известно: это стиль бауманских.

А затем, сняв маски, лидеры курганских (часто вместе с исполнителями постановочных убийств) являлись на похороны ликвидированных ими боевиков. Приносили глубокие соболезнования главарям и аккуратно подбивали их к ответным действиям, обещая помочь отомстить. Колигов, идейный вдохновитель проекта, действовал наудачу, сильно рискуя навлечь на свою группировку гнев всего преступного сообщества столицы. Так и случилось: в списках врагов курганских со временем будут значиться почти все московские ОПГ медведковские, измайловские, бауманские, коптевские, архангельскиеСоюзниками же по-прежнему останутся лишь ореховские.

Бауманские курганских люто ненавидели. Мало того, что эти зарвавшиеся новички криминальной арены упорно лезли во все финансовые структуры города, так еще и возжелали завладеть вотчиной бауманских высокодоходным развлекательным клубом «Арлекино» на Пресне. На него в свое время претендовал и Сильвестр, но тот пытался разрулить дело миром, не решаясь на войну. А вот курганские размышляли недолго.

10 апреля 1993 года один из видных лидеров бауманской ОПГ Валерий Длугач (он же криминальный авторитет Глобус) вместе с приятелем по кличке Итальянец решили заскочить на дискотеку «у ЛИССА», где их ожидали другие члены ОПГ. Обсудив текущие дела, Длугач вместе с приятелем вышли из клуба и направились к машине. И тут грянул выстрел: самозарядный карабин Симонова (СКС) в руках Александра Солоника не дал промаха. Пуля угодила в грудь Глобуса, прошила его насквозь и попала в ногу дежурившего у здания милиционера. Авторитет скончался на месте. Итальянец рефлекторно выхватил из кармана пистолет и в шоке топтался около раненного товарища. Такую картину и застали вышедшие из клуба покурить бауманские. Подумав, что это Итальянец застрелил Длугача, братки подскочили к нему и, не дав сказать ни слова, принялись остервенело бить ножами прямо в сердце. Позже они поймут, что совершили ошибку: по заключению судебно-медицинской экспертизы, выстрел был сделан с расстояния 40 метров.

А на следующий день погиб ближайший соратник Глобуса Анатолий Семенов (Рэмбо). Бывший бизнесмен, которого Длугач сначала крышевал, а потом сделал главарем одной из своих бригад, спокойно передвигался по городу, контролируя организацию похорон Глобуса. Он, безусловно, был в числе целей на устранение у курганских, но им внезапно облегчили задачу: Рэмбо в подъезде собственного дома пристрелил один из коммерсантов, уставший от выплаты обязательной дани. Хитрый бизнесмен рассудил, что гибель Семенова свяжут с расстрелом Глобуса. Так и вышло: правда о ликвидации Рэмбо выяснилась лишь спустя семь лет.

До третьего лидера бауманских, Владислава Ваннера (Бобон) курганские добрались лишь в январе 1994 года. Напуганный гибелью товарищей, но не сломленный духом Бобон и не думал выпускать из своих рук заветный «Арлекино». После смерти Рэмбо он усилил охрану, постоянно менял маршруты передвижения. Однако благодаря «контрразведчику» Зеленину удалось выяснить: 17 января Ваннер планирует приехать в тир Тушино в компании всего одного охранника и маленького сына. В назначенное время туда был командирован Солоник, который застрелил Бобона через небольшую дырку в окружающем тир бетонном заборе. После этого «Арлекино» перешел под контроль новой «крыши».

Деньги потекли рекой. Однако в планы лидеров ОПГ не входило повышение зарплаты рядовым бойцам. Они открыли счета в швейцарских банках и переводили туда все поступающие к ним средства. За ростом могущества и уровня беспредела своих подопечных Сильвестр наблюдал уже с долей волнения. Он явно не ожидал, что эти пареньки пойдут так далеко. Кивал на союзников медведковских: вот, мол, эти хоть и ведут свою игру, но с общими интересами все же считаются, чего не скажешь о курганских. Тимофеев пытался договориться с троицей, чтобы та слегка осадила с боевыми действиями.

Последний их разговор состоялся в день гибели Сильвестра, 13 сентября 1994 года, за несколько часов до того, как Mercedes короля криминальной Москвы взлетел на воздух. Это преступление раскрыть так и не удалось. Собирая доказательства причастности к взрыву той или иной группировки, сыщики столкнулись с фактом: врагов у Тимофеева было хоть отбавляй. Конечно, курганские были среди первых подозреваемых. Ведь им гибель непосредственного босса пришлась как нельзя на руку: пока внутри группировки разгорался костер передела власти, Колигов и компания спокойно проворачивали свои темные дела.

Но и события, происходящие в рядах орехово-медведковского ОПС, курганские из поля зрения не выпускали. Узнав, что на лидерство в банде претендует правая рука Сильвестра Сергей Ананьевский (Культик), курганские тут же обратились к нему с требованием, чтобы он выплатил денежный долг Тимофеева. Культик отказал. На расправу с ним снарядили Павла Зеленина. 4 марта 1996 года он расстрелял Ананьевского в его автомобиле, припаркованном на Новинском бульваре. Вскоре погиб и его ближайший соратник Сергей Володин (Дракон): по некоторым данным, он стал жертвой перестрелки, произошедшей вечером 28 марта 1996 года в столичном районе Якиманка.

Сезон охоты на курганских правоохранительные органы открыли после расправы дерзкой троицы над боссами коптевской ОПГ. Их лидеры, братья Александр и Василий Наумовы (Наумы) одно время считались сподвижниками Нелюбина, Колигова и Игнатова. До той поры, пока те не начали «отжимать» принадлежащие Наумовым территории.

Первым в спор с псевдодрузьями вступил Александр. Он был младшим братом, но верховодил в их дуэте и носил кличку Наум-старший. Александр твердо обозначил, что свои позиции сдавать не намерен. Курганские на этот раз решили действовать хитростью. В марте 1995 года Audi Наумова двигалась по Ленинградскому шоссе в сторону области. Внезапно дорогу иномарке перекрыли «Жигули», и оттуда был открыт огонь на поражение. Наум-старший погиб на месте. Свое авто киллеры подожгли и спешно ретировались.

Курганские могильщики - 1 Курган. 1986 год. Городское кладбище. Четверо могильщиков оборудуют место последнего пристанища для очередного почившего горожанина. Один из работяг 22-летний Андрей

Курганские могильщики - 1 Курган. 1986 год. Городское кладбище. Четверо могильщиков оборудуют место последнего пристанища для очередного почившего горожанина. Один из работяг 22-летний Андрей

Курганские могильщики - 1 Курган. 1986 год. Городское кладбище. Четверо могильщиков оборудуют место последнего пристанища для очередного почившего горожанина. Один из работяг 22-летний Андрей

Курганские могильщики - 1 Курган. 1986 год. Городское кладбище. Четверо могильщиков оборудуют место последнего пристанища для очередного почившего горожанина. Один из работяг 22-летний Андрей

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *