Новгородское вече и 300 золотых поясов

Новгородское вече и 300 золотых поясов В донесении рижских купцов из Новгорода от 10 ноября 1331 года говорится о том, что в Новгороде произошла драка между немцами и русскими, при этом один

В донесении рижских купцов из Новгорода от 10 ноября 1331 года говорится о том, что в Новгороде произошла драка между немцами и русскими, при этом один русский был убит. Для того чтобы урегулировать конфликт, немцы вступили в контакт с тысяцким (hertoghe), посадником (borchgreue), наместником (namestni), Советом господ (heren van Nogarden) и 300 золотыми поясами (guldene gordele). Конфликт закончился тем, что немцам вернули предполагаемого убийцу (его меч был в крови), а они заплатили 100 монет городу и 20 монет чиновникам.
Кто же были эти люди, именуемые «золотыми поясами»
В.О. Ключевский считал, что 300 золотых поясов это вся правительствующая знать города: отуличанских старост до бояр, не заседавших в Совете господ. С великим русским историком не согласен академик В.Л. Янин, который считает, что 300 золотых поясов это и есть новгородское вече, на которое собирались владельцы 300400 усадеб. В качестве доказательства Валентин Лаврентьевич приводит ограниченные размеры вечевой площади, которая не вместила бы большое число людей.
Датский историк Кнуд Расмуссен посвятил этой проблеме специальное исследование, в котором доказывает, что вече и 300 золотых поясов это разные органы власти, поскольку каждый из них выдвинул немцам разные требования.
Итак, однозначного ответа нет. И не только на этот вопрос. Хотя о знаменитом новгородском вече написано множество книг и статей, ученые продолжают спорить о его действительной роли в жизни новгородского государства. Было ли вече органом народоправства или послушной марионеткой в руках нескольких знатных семей Где собиралось вече Кто и в каком количестве принимал в нем участие И даже такая, казалось бы, второстепенная деталь: сидели или стояли участники вечевых собраний, тоже остается предметом острых дискуссий.
Не претендуя на истину в последней инстанции, коротко напомним историю вопроса. Слово «вече», вероятно, происходит от глагола «вещать». Веча существовали и в других русских городах. Но только в Новгороде эти сохранившиеся от родового строя стихийные народные собрания постепенно стали приобретать значение верховного органа целого государства.
Хотя вече не имело четкого регламента и собиралось по необходимости, с годами сложились вечевые традиции, которые прочно зацепились в сознании новгородцев. О месторасположении вечевой площади ученые спорят до сих пор, но, по мнению большинства, городское вече собиралось рядом с Ярославовым дворищем возле Никольского собора.
Право участвовать в вече имели все свободные граждане, независимо от звания и состояния. Это право составляло предмет законной гордости граждан Новгородской республики. Созвать вече мог каждый новгородец. Для этого достаточно было позвонить в вечевой колокол, голос которого чуткое новгородское ухо легко выделяло в хоре других колоколов. Однако этим правом никто не злоупотреблял, так как самочинный созыв веча по недостойному поводу грозил виновнику суровой карой.
Посреди вечевой площади возвышался помост, на который поднимались ораторы. Помост назывался «степенью», вероятно, отсюда пошло название «степенный посадник», то есть посадник, который вел народное собрание.
Городское вече принимало законы, приглашало князя или изгоняло его, решало вопрос о войне и мире, вершило суд по важнейшим преступлениям, связанным с лишением жизни и конфискацией имущества, избирало посадника. Выражаясь современным языком, вече соединяло в себе сразу две ветви власти законодательную и судебную.
Решения веча назывались приговором, все они протоколировались вечевым дьяком, который затем скреплял документ свинцовой печатью. Приговор определялся на слух, по силе криков. Когда мнения расходились, консенсус достигался кулаками и кольями.
В отличие от современных демократий, когда избранный чиновник выходит из-под контроля избирателей вплоть до следующих выборов, вече могло в любой момент изгнать плохого управленца. Нередко отстранение от власти сопровождалось побоями, конфискацией имущества, а для некоторых коррупционеров карьера и вовсе завершалась падением с Волховского моста. Не этим ли объясняется почти образцовое состояние городского хозяйства Новгорода Сравнительной чистотой и опрятностью Новгород выгодно отличался от утопавших в нечистотах европейских городов, включая Париж и Лондон.
Город состоял из пяти концов (Плотницкий, Славенский, Людин, Загородский и Неревский). Все концы имели свои веча, которые представляли их интересы на общем вече. Свои уличанские веча имели городские улицы. В деятельности кончанских и уличанских вечевых собраний было гораздо меньше политики, на них обсуждались те вопросы, которые сейчас принято называть «коммуналкой» состояние мостовых, распределение повинностей, улаживание споров между соседями и т.д. Но именно на этом уровне закладывались основы местного самоуправления корневая система любой демократии. Для отправления текущих дел кончанское вече выбирало старосту. Староста правил не один, а при содействии наиболее именитых граждан, которые составляли кончанскую управу.
Власть веча не ограничивалась городской чертой. Она простиралась на огромные земли республики, делившиеся на пятины и области. В них были свои малые столицы: Псков, Изборск, Великие Луки, Старая Русса, Ладога, имевшие свои веча, но в общих делах они подчинялись приговору новгородского веча. «На чем старшие сдумают, на том и пригороды станут».
За пять веков роль веча менялась, и сам этот институт власти тоже менялся. Были спокойные веча, решавшие рутинные вопросы, но были и веча бурные. Историки нередко сравнивают вече со спектаклем, поставленным кучкой новгородской знати. Разумеется, бояре стремились управлять народным собранием. Но нередко в самой элите возникал раскол, и тогда народная стихия выходила из-под контроля, страсти выплескивались наружу, в ход шли кулаки и колья, и только вмешательство духовенства могло остановить кровопролитие.
Вечевая традиция не прервалась даже после присоединения Новгорода к Москве. Хотя городские веча больше не собирались, но многие «жилищно-коммунальные» вопросы горожане по-прежнему решали сообща. В этом смысле уличанские веча можно считать предшественниками современной системы местного самоуправления

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *