МАРШАЛЫ НАПОЛЕОНА. ЮЗЕФ ПОНЯТОВСКИЙ. МАРШАЛ БЕЗ ЖЕЗЛА.

МАРШАЛЫ НАПОЛЕОНА. ЮЗЕФ ПОНЯТОВСКИЙ. МАРШАЛ БЕЗ ЖЕЗЛА. РЫЦАРЬ ПОЛЬШИ.Ужас до чего полька, - написал о Марине Мнишек Пушкин. Перефразируя слова поэта, о Юзефе Понятовском можно сказать: Ужас

РЫЦАРЬ ПОЛЬШИ.

«Ужас до чего полька», — написал о Марине Мнишек Пушкин. Перефразируя слова поэта, о Юзефе Понятовском можно сказать: «Ужас до чего поляк!» Красавец, аристократ ( племянник последнего короля Польши), гордец, страстный патриот своей страны, считающий, что в борьбе за независимость Польши все средства хороши — от интриг до участия в вооруженных восстаниях.

Талантливый и удачливый полководец, хотя часто обстоятельства складывались так, что за выигранным сражением следовало отступление. Венец военной карьеры — маршальское звание, пожалованное Наполеоном во время битвы при Лейпциге. И, наконец, героическая, смерть в волнах Эльстера. Все, что необходимо для того, чтобы стать легендарной личностью и национальным героем.

Юзеф — Антоний — Дмитрий Понятовский родился 7 мая 1763 года. Польша переживала не лучшие свои времена. Вельможные паны в бесконечных дележках почета и славы привели страну на грань полного развала, чем не преминули воспользоваться соседи. Польша медленно, но верно теряла независимость. Оказавшись на краю гибели, поляки осознали необходимость защищать себя как нацию.

Первыми к активным действиям перешли дамы — знаменитые польские красавица. Их салоны становились штаб — квартирами, где вынашивались далеко идущие планы национального возрождения. Острые, вдохновенные речи звучали на варшавских балах, едва ли не чаще чем комплименты и каламбуры. К этим речам и разговорам прислушивалась разгоряченная танцами молодежь, делая свои выводы. Юный Юзеф или Пепи, как его зовут друзья, в числе самых активных танцоров в Варшаве и самых внимательных слушателей. Однако, чтобы воплощать мечты о независимости родины в жизнь, нужно уметь держать в руках оружие и командовать войсками. Понятовский отправляется в Австрию — служить и учиться военному делу.

Юзеф прилежный ученик и усердный служака. Это отмечают его командиры, это подтвердит и будущая военная карьера. Но будущая карьера — в будущем, а в настоящем он не только учится, но и с удовольствием принимает те развлечения, которые ему может предоставить роскошная веселая Вена. Оттачивает свое танцевальное мастерство на венских балах, наслаждается музыкой в венской опере, посещает легендарную венскую школу испанской верховой езды.

Пока его карьера складывается блестяще. В 21 год он уже майор австрийской армии. Вероятно, на него «работает» не только собственное усердие, но и авторитет покойного отца — фельдаршала австрийской армии. Вскоре Юзеф — подполковник престижного шеволежерского полка и флигель — адъютант императора Иосифа Второго. Как член императорской свиты он представлен прусскому королю и сопровождает своего «патрона» на встречу с Екатериной Второй.

Но » не раздобыть надежной славы. покуда кровь не пролилась»… Первое боевое крещение подполковник Понятовский получает в войне с Турцией, уходя на театр военных действий прямо с премьеры моцартовского «Дон Жуана» в венском оперном театре. Понятовский проявляет себя умелым и храбрым офицером. Здесь же его ждет и первое ранение — тяжелое, пулевое… Доктора опасаются за его жизнь. Но Понятовскому удается выжить. Самые главные события его жизни еще впереди. В Вену он возвращается полковником шеволежерского полка. И тут все меняется в одночасье.

Сейм Речи Посполитой призывает всех военных, служащих в армиях других государств, вернуться в Польшу. Понятовский не раздумывает ни секунды. С 1789 года он занимается организацией польской армии в чине генерал — майора и шефа пешей коронной гвардии.

В 1792 году Сейм Речи Посполитой принимает совершенно революционную по тому времени конституцию. Не удивительно, что такая конституция не могла понравиться России, в вассальной зависимости от которой находилась Польша. Но этот документ еще меньше понравился польским магнатам, чьи права он ущемлял. Была спровоцирована Русско — польская война.

Армия Речи Посполитой делилась на коронную и литовскую. Коронная насчитывала 70 тыс. человек «под ружьем» — 40 тыс пехоты и около 30 тыс кавалерии. Правда, армия была не слишком хорошо оснащена, укомплектована и обучена, зато горела страстным энтузиазмом. А командовал ею князь Юзеф Понятовский. И это было очень нелегкое испытание для 27 — летнего офицера. Офицеры предлагали Понятовскому объявить себя диктатром и взять всю власть в свои руки. Он метался между воинским долгом перед Отечеством и рыцарственной верностью присяге королю. Кампания была проиграна. Страну ждал второй раздел.

Уехал в Вену, чтобы вернуться в 1894, когда в Польше вспыхнет восстание, которое возглавит бывший подчиненный Понятовского — Тадеуш Костюшко.

Костюшко несколько настороженно отнесся к прибытию в расположение войск Понятовского. Но тот заявил, что готов сражаться в качестве простого солдата. Ему было поручено командование дивизией.

Силы были не равны. В подавлении восстание участвовали австрийские, прусские и русские войска. Восстание началось в марте, а в сентябре в сражении при Мацеевицах основные силы поляков были разбиты генералом Фрезеном, Костюшко взят в плен.

А когда в Польше со своим корпусом появился А.В. Суворов, шансов на победу практически не осталось. Суворов блестящим штурмом взял Прагу (предместье Варшавы) и дальнейшая сопротивление для поляков оказалось невозможным. Несклонный к сантиментам полководец в данном случае оказался вполне милосердным:» Исправить мост через Вислу, побросать за городом все пушки. Всем сдавшимся — волю. И никто не пострадает от произвола русских солдат, ибо мы принесли вам мир. «

Но этот мир не радовал поляков.

На смену всеобщему воодушевлению пришли печаль и тоска, иногда правда, сублимировавшиеся в потрясающие произведения искусства. В Венеции, в изгнании бывший польский партизан написал знаменитый полонез «Прощание с Родиной», больше известный по имени своего автора как Полонез Огинского, а в Париже позже будет «тосковать» гениальный Шопен.

Понятовский после подавления восстания оставался некоторое время в Варшаве. Его имения были конфискованы. Отказавшись принять место в российской армии, получил предписание оставить Польшу и выехал в Вену. Павел I вернул имения Понятовскому и опять пытался привлечь его на русскую службу. И снова безрезультатно. В 1798 году Понятовский приезжал в Санкт-Петербург на похороны дяди и остался на несколько месяцев для улаживания имущественных и наследственных дел. Из Петербурга уехал в Варшаву, к тому времени занятую Пруссией. Жил в знаменитом «Дворце под жестью», подаренном ему королем Станиславом, проводя время в кутежах и любовных приключениях. Иногда отправлялся путешествовать.

Время шло, над миром всходила новая звезда — звезда Наполеона. И с этим именем теперь связывала свои надежды Польша. Понятовский встретил французов в Варшаве в должности главы городской милиции, которую занял еще по просьбе прусского короля Фридриха Вильгельма Третьего. Встретил с распростертыми объятиями, потому что они громили участников коалиции, поделивших Польшу. Французов в Польше «представлял» Мюрат.

Роскошно — живописному Мюрату сразу понравился не менее живописно — роскошный Понятовский.Он направил восторженные характеристики Наполеону.

Но у Наполеона был свой счет к Понятовскому. Все польские патриоты — Домбровский, Зайончек — уже «отрабатывали» будущую независимость Польши в военных походах французов, а Понятовский до сих пор сидел в Варшаве. Первое личное свидание в 1806 году не изменило негативного отношения императора к князю Юзефу. Это «человек легкомысленный, непоследовательный и не пользующийся в Варшаве уважением». Таков был вердикт. Но Наполеону нужен был Понятовский.

Его популярность, его связи, его знатность. Ему нужно было на кого-то опереться в Польше. Легендарный Костюшко потребовал от Наполеона определенных гарантий независимости Польши в случае своего участия в его делах, а более романтичный Понятовский был готов «поверить императору на слово»

Кроме того Понятовский, как вождь патриотической польской партии, оказал императору услугу особого свойства. Убедил Мария Валевскую в необходимости внести свою «посильную лепту «в дело освобождения Польши.

В 1807 Понятовский переходит на службу Наполеону. Отличается в составе польского легиона генерала Домбровского при осаде Данцинга и под Фридландом. А потом участвует в организации временного правительства и становится военным министром великого герцогства Варшавского, генералиссимусом и командующим польской армией.

Но ему придается в качестве куротора въедливый и педантичный Даву в должности генерал-губернатора образованного герцогства Варшавского. Он командовал всеми французскими и польскими войсками и обладал всей полнотой высшей военной и административной власти.

Трудно было найти людей более непохожих и далеких по мировоззрению и принципам, чем эти двое. Роскошный, харизматичный Понятовский и чиновно — прозаичный Даву.

«Удав» Даву буквально душил вспыльчивого Понятовского железными кольцами своей логики, тихим равнодушным голосом делая массу справедливых замечаний. Споры переходили в скандалы, разногласия «выливались» в докладные императору. И тем не менее этот вулканоподобный союз дал свои плоды.

Была возрождена, точнее вновь создана польская армия . На новых основах и принципах. В этом заслуга Даву. Несколько лет он занимался этой нелегкой работой, используя свой опыт и опыт французской армии. Идеологической основой послужил кодекс Наполеона, закреплявший равные права и равенство всех перед законом.

Эта армия прекрасно показала себя на полях сражений и, можно сказать, именно она принесла Понятовскому впоследствии высокое звание маршала Франции.

Даву вложил в дело создания армии свои знания, организаторский талант и боевой опыт. Понятовский — страстный энтузиазм, неуемную энергию и средства, если не собственные ( их было уже немного), то кредиты, которые давались под его имя.

Общее дело, разводившее в начале пути, примирило их. Они поверили друг в друга.

«Я могу только высказать Вашему Величеству самые лучшие свидетельства о принце Понятовском. Уже давно я изучал его и, возможно, из-за склонности моего характера, я воспринимал его с подозрением; но с тех пор как дела, кажется, становятся серьезнее, его поведение стало искренним и внушает мне наибольшее доверие и убеждает в том, что он будет служить Вашему Величеству преданно. Его действительно упрекали в легкомысленном и слабом характере, но он порядочный человек и человек чести. Я поручил ему командование над войсками, которые остаются в Варшаве, то есть 12-15 тысяч человек и около 20 орудий саксонской дивизии», — писал Наполеону Даву.

С этими войсками Понятовский принял боевое крещение уже в новом качестве. Это был 1809 год. Франция воевала с Австрией. Наполеон сражался с эрцгерцогом Карлом, а в герцогство Варшавское вторгся эрц — герцог Фердинанд. Хотя должностное качество Понятовского было новым, стиль командования остался прежним — сложившимся «фирменным». Князь умел быстро оценить обстановку, увидеть уязвимые места своей позиции, и, часто демонстрирую беспримерную личную храбрость, переломить в свою пользу самую безнадежную ситуацию.

В 1809 в битве под Рашином в критический момент он, спешившись, лично водил в штыковую атаку батальон 1 — го пехотного полка. Но почти двухкратное численное превосходство в живой силе давало о себе знать.

После победы приходилось отступать. И это было тоже в грустной традиции Понятовского. Правда, когда Фердинанд в нарушение достигутых договоренностей, хотел захватить пространство перед мостом через Вислу и тем самым запереть польские войска в Варшаве, Понятовский по-польски эффектно и жертвенно сказал «нет», наведя жерла пушек на город, в качестве основного прицельного объекта избрав свой знаменитый Дворец под Блахой.

Убоявшись быть погребенными под обломками польской столицы, австрийцы вернулись на прежние позиции. Понятовский ушел в австрийскую Галицию, где был с восторгом встречен местным польским населением. Потом были боевые успехи при Грохове, Радзимине и Горе

В 1812 Понятовский, командующий 5 корпусом армии Наполеона, идет к Смоленску и получает первый личный «втык» от «патрона» за слишком медленные переходы. Легендарный польский «гонор» толкает на ответный выпад — он заявляет, что его войска плохо снабжаются. Удивленный Наполеон хочет посмотреть поляков в деле.

Конница Понятовского вступает в сражение за Смоленск на второй день битвы, ранним утром 5(17) августа. Смоленск был оставлен русскими войсками ночью 6 (18) августа.

Поляки дрались прекрасно Наполеон посылает Понятовскому кресты Почетного Легиона для вручения отличившимся.

Впереди всех ждет Бородино. Понятовскому оказана честь участвовать в увертюре к Бородинскому сражению — боях за Шевардинский редут. Он должен «ассистировать» Даву. Редут взят после целого дня изматывающих атак и контратак.

Наполеон теперь верит Понятовскому безоговорочно: согласно генеральному плану сражения 5 корпусу отведена очень важная роль. Семеновские флеши — направление главного удара, а Понятовский должен обойти левый фланг противника и зайти в тыл их защитникам. О том, какое значение Бонапарт предает действиям на старой Смоленской дороге говорит тот факт, что в ходе боя перед очередным решением, он неоднократно повторяет: » На моей шахматной доске еще не все ясно. Я жду известий от Понятовского».

Удивительным было поведение поляков в оставленной русскими Москве. «Мы пройдем через Москву с ее брошенными сокровищами, и никто не покинет рядов, позарившись на них», — сказал солдатам своего корпуса Понятовский. Это позволило ему сохранить свой корпус в идеальном боевом состоянии. При отступлении 5 корпус действовал безукоризненно в сражениях под Вязьмой, при Тарутино, вызывая грустные восторги соратников: «Понятовский, вице-король и Ней дрались, как в наши счастливые дни».

Понятовский честно, по-братски разделил со своими солдатами весь ужас «обратной дороги» из России. Мерз и голодал наравне со всеми. Но сильнее ран физических «кровоточили» раны душевные. Польская армия в этом походе истаивала на глазах. И тем не менее, оказавшись в Варшаве и немного оправившись от хворей и болезней, Понятовский взялся за восстановление, за возрождение из пепла польской армии. Эта возрожденная армия станет 8 корпусом наполеоновской армии. С ней Понятовский пойдет в свой последний звездно — трагический бой — битву народов при Лейпциге.

Здесь для него снова все будет очень по-польски. Рыцарственно, жертвенно, трагически — прекрасно. Перед Понятовским опять стоит дилемма: отказаться от помощи Наполеону — сберечь армию или, согласно кодексу рыцарской чести, сохранить верность сюзерену. Генерал выбирает последнее. Хотя Александр Первый предлагал ему перейти с войском на сторону союзников с соответствующими гарантиями, а Наполеон как раз не обещал ничего определенного. «Это был настоящий дворянин, полный чувства чести и храбрости. Я намеревался сделать его польским королем, если бы мой поход в Россию был удачен.» — сказал Наполеон на острове Святой Елены. То есть ко времени битвы народов надежды на дарованную Польше независимость стали призрачными.

Весь день 16 октября 1813 года 8 корпус отражает беспрерывные атаки войск союзников. Понятовский в своем стиле принимает молниеносные решения в стремительно меняющейся обстановке, проявляя чудеса личной храбрости. Восхищенный Наполеон жалует Понятовскому, единственному из иностранцев звание маршала Франции. Но носить это гордое звание Понятовскому судьбой назначено всего три дня. Он даже не успеет получить маршальский жезл. Уже 18 октября Наполеон приказывает отступать. Отход прикрывают маршалы Франции Понятовский и Макдональд.

Встревоженный победными криками союзников в городе маршал Бертье, не ожидая отхода прикрытия, приказывает взорвать мост через Эльстер.

Понятовскому предлагают сдаться на милость победителей. Но раненый маршал, поддерживаемый адъютантами, спускается к реке.

Маршалу почти удалось доплыть до спасительного берега, но подняться на него он уже не смог. Тело князя было извлечено из реки спустя несколько дней. Его останки покоятся в костеле Святого Леонарда в Кракове.

МАРШАЛЫ НАПОЛЕОНА. ЮЗЕФ ПОНЯТОВСКИЙ. МАРШАЛ БЕЗ ЖЕЗЛА. РЫЦАРЬ ПОЛЬШИ.Ужас до чего полька, - написал о Марине Мнишек Пушкин. Перефразируя слова поэта, о Юзефе Понятовском можно сказать: Ужас

МАРШАЛЫ НАПОЛЕОНА. ЮЗЕФ ПОНЯТОВСКИЙ. МАРШАЛ БЕЗ ЖЕЗЛА. РЫЦАРЬ ПОЛЬШИ.Ужас до чего полька, - написал о Марине Мнишек Пушкин. Перефразируя слова поэта, о Юзефе Понятовском можно сказать: Ужас

МАРШАЛЫ НАПОЛЕОНА. ЮЗЕФ ПОНЯТОВСКИЙ. МАРШАЛ БЕЗ ЖЕЗЛА. РЫЦАРЬ ПОЛЬШИ.Ужас до чего полька, - написал о Марине Мнишек Пушкин. Перефразируя слова поэта, о Юзефе Понятовском можно сказать: Ужас

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *