31 МАРТА 1814 ГОДА ВОЙСКА 6-ой АНТИФРАНЦУЗСКОЙ КОАЛИЦИИ ВОШЛИ В ПАРИЖ. ФЕОДАЛЬНАЯ ЕВРОПА ПОБЕДИЛА, ЦИВИЛИЗАЦИЯ НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ ОТБРОШЕНА НАЗАД В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ.

 

31 МАРТА 1814 ГОДА ВОЙСКА 6-ой АНТИФРАНЦУЗСКОЙ КОАЛИЦИИ ВОШЛИ В ПАРИЖ. ФЕОДАЛЬНАЯ ЕВРОПА ПОБЕДИЛА, ЦИВИЛИЗАЦИЯ НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ ОТБРОШЕНА НАЗАД В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. Да будет омрачен позором Тот

«Да будет омрачен позором
Тот малодушный, кто в сей день
Безумным возмутит укором
Его развенчанную тень!
Хвала! он русскому народу
Высокий жребий указал
И миру вечную свободу
Из мрака ссылки завещал.»
А.С. Пушкин
РУССКИЕ В ЕВРОПЕ.
Полковник А.К. Карпов «Записки походов и военных действий с 1812 по 1816 г.» повествует о вступлении во Францию («басурманскую» и «бездуховную») а затем о возвращении через германские земли в благословенную Россию:
«Апреля мы вышли на кантонир-квартиры за город Бове, ротный штаб был в замке Крильон, а я стоял с капитаном Яминским в замке Люньон на большой дороге от ПадеКале, мы стояли весьма спокойно и даже с большой роскошью на счет хозяев, и нам ничего не стоило, жили в полном удовольствии до мая месяца. Надо заметить, когда мы проходили с бивак чрез Версаль со всем парадом, как только можно чище и опрятней одеться могли. Войдя в Версаль в улицу, то народ французский с удивлением сказал, видя нашу самую негодную одежду на солдатах и притом большую половину босых, разных цветов крестьянского сукна мундиры и ранцы, и при сем люди изнурены до чрезвычайности
Во время кантонир-квартир нам выдали на солдат из взятой во Франции контрибуции сукно на обмундирование, и в течение стоянки люди наши сделались одетыми все хорошо. И народ от хорошей пищи поправился от изнурения, старую амуницию большею частию пожгли и побросали, лошадей так же поправили. В первых числах мая получили повеление выступить в Россию. Вышли в поход, шли мимо Бове на Компьен, где я был в Компиенском дворце, видел один покой весь зеркальный превосходной работы <> С перваго ночлега у нас бежало лучших солдат 12 человек, со второго еще более, так что в три похода ушло из роты 50 человек и очень много осталось из всех полков, почему для собрания их и поимки весь корпус остановился на квартирах, и посылали офицеров отыскивать, многих привели, а некоторые остались там навсегда неотысканными.
Вот как рады были идти в свое отечество, в котором знали, что по приходе найдут все возможное притеснение, так и случилось при вступлении в Россию: государь объявил войскам, что дает в своем отечестве оседлость; право, он сдержал свое слово, как увидали впоследствии, о чем сказано будет в другом месте.
Собравши несколько беглецов, выступили в поход, шли чрез Ахен прямо к Рейну на Кельн по квартирам довольно спокойно и не имели недостатка в продовольствии. Перешли Рейн, продолжали далее чрез Саксонию на Мейсен, оттуда чрез Пруссию в Польшу чрез Познань, когда стали подходить ближе к России, то нас принимать стали на квартирах весьма не дружелюбно и уже увидели от своих начальников вводимую строгость со всеми прусскому обычаю притеснениями. Наконец, вступили в свою границу в город Ковно, тут увидели, что уже отошло наше хорошее заграничное содержание, но даже квартир порядочных не отводят и не дают дров сварить себе пищи.
До вступления в свои границы во время бивак, хотя и был иногда недостаток в продовольствии довольно ощутительный, зато, когда стояли по квартирам, тогда всегда имели без недостатка продовольствие изрядное, иногда весьма хорошее. Между нашими солдатами не было за границею вовсе пьянства, также и воровства. Даже жители удивлялись и хвалили русских за нравственность. Напротив, когда вступили в свои границы, то открылось между солдат воровство и пьянство, драки с мужиками, чего за границей вовсе не было слышно, причина тому есть то, что солдат, бывши за границей, гораздо лучше был содержан, нежели в своем отечестве, отчего открылись побеги, при том по вступлении в Россию взялись за строгость более, нежели за границей во время заграничных походов, притом самое изнурительное для людей ежедневное ученье и нередко с жестоким наказанием, отчего много стало больных и была смертность. Вот причина изнурения людей в русской армии и истребления преждевременно большей части солдат».
Солдаты и офицеры увидели порядок, достаток и чистоту европейских стран, узнали о политических свободах, существующих во Франции. В итоге русские воины дезертировали тысячами и не желали вернуться на родину, а в офицерах поселилось ярое желание изменить общественно-политический строй в России: позже это станет одним из двигателей движения декабристов. Даже самой эмблемой тайного общества «Союза благоденствия» был выбран рой пчел, а пчела, как известно, была символом Наполеона.
В своем «Военном журнале» 1813 года будущий полковник и действительный статский советник Александр Андреевич Щербинин (17911876) с восхищением писал о приметах европейской цивилизации — «Силезия Дорога большею частию идет сосновым лесом, удивляющим чистотою и сбережением деревьев, что только кажется в парках бы видеть можно было. В Силезии все части хозяйства доведены до совершенства.
Саксония «Домы их выстроены просто, но везде видны чистота и хозяйственность».
Генерал от инфантерии, впоследствии сенатор Яков Осипович Отрощенко в своих воспоминаниях: «Дворянство и купечество имеют людей для прислуги очень мало, но при такой малой прислуге везде видны порядок, чистота и опрятность. В городах нищие по улицам не шатаются Огороды не отгораживаются каждый отдельно, но только от улицы и внутри отделяются только межами, и при таком порядке не слышно, чтобы кто-нибудь посягнул на чужую собственность. Поселяне имеют земли немного, но удобривают и обрабатывают ее рачительно Каждый ремесленник одним своим ремеслом занимается, не мешая друг другу; тот, который делает лопаты, не станет делать метлы, и наоборот.
С детьми в младенческих летах поступают ласково Подати казенные положены не с души, но с имущества каждого Страховые общества от огня обеспечивают каждого застраховавшего дом свой на случай пожара (интересно, как бы они расплатились, если бы градоначальником погорельцев был полоумный Ростопчин). Все реки, какие протекают в Германии, имеют береговые дамбы или насыпи высокие по обоим берегам, для того, чтобы при случае наводнения вода не заливала полей».
В знаменитом своем «Письме Николаю I» гвардейский офицер и писатель-байронист А.А. Бестужев (17971837) вопрошал: «Войска от генералов до солдат, пришедши назад, только и толковали, как хорошо в чужих землях. Сравнение со своим естественно производило вопрос: почему же не так у нас..»
обратимся к важным мемуарам Николая Тургенева, который очень точно отметил психологическое значение путешествия русских солдат и ополченцев в цивилизованные страны: «Я возвратился в Россию в конце 1816 года. Толчок, данный умам только что совершившимися событиями, или скорее волнение, произведенное ими, были очевидны.
Со времени возвращения русских войск либеральные идеи усиленно распространялись в России. Кроме регулярных войск за границей была и масса ратников из различных слоев общества; по переходе границы они распускались по домам и там рассказывали виденное в Европе; но сами события действовали сильнее рассказов и были лучшей пропагандой.
Это новое настроение умов проявилось главным образом в места сосредоточения военных сил и, прежде всего, в Петербурге центре событий, имевшем громадный гарнизон отборных войск. Люди, не бывшие несколько лет в Петербурге, по возвращении чрезвычайно удивились переменам, произошедшим в образе жизни, разговорах и действиях молодежи этой столицы: казалось она проснулась для того, чтобы зажить новой жизнью, чтобы воспринять в себя все благородное и чистое из нравственной и политической области; свободой и смелостью своих выражений привлекали внимание главным образом гвардейские офицеры».
Российским властям все вышеназванное было неприятно, чуждо и опасно. Александр I взял курс на удушение порывов общества к свободе, наступила эпоха реакции и аракчеевщины. Более того, русский царь стал посылать карательные отряды, давящие в крови все попытки прогрессивных движений в Европе: подобное происходило в рамках действий т. н. «Священного союза», который современники окрестили «союзом монархов против народов». Так же было подавлено и сопротивление крестьянства (которое и без того сильно пострадало в 1812 году от уничтожения селений царскими генералами, от мародеров и от карательных отрядов русских же регулярных войск). А.К. Карпов оставил нам грустное свидетельство: «Бесполезную атаку, с которую государь бросился после кампании, чрезвычайно льстецы прославляли, но ни один из них не написал правды быть может, потому, что в нынешнем веке действительно нельзя сказать правды. А тем более притом же почти всех льстецов весьма щедро награждают, а за правду отсылают в Сибирь, в вечную работу и в другие места, где только можно притеснить человечество».
Карпов А.К. Записки полковника Карпова. 18071837. Витебск, 1910, с. 14, 11.
Отечественная война 1812 года. Неизвестные и малоизвестные факты с.314- 318 М., 2012
Нарышкина Н. 1812 год, граф Ростопчин и его время. С.-Пб., 2016

31 МАРТА 1814 ГОДА ВОЙСКА 6-ой АНТИФРАНЦУЗСКОЙ КОАЛИЦИИ ВОШЛИ В ПАРИЖ. ФЕОДАЛЬНАЯ ЕВРОПА ПОБЕДИЛА, ЦИВИЛИЗАЦИЯ НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ ОТБРОШЕНА НАЗАД В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. Да будет омрачен позором Тот

31 МАРТА 1814 ГОДА ВОЙСКА 6-ой АНТИФРАНЦУЗСКОЙ КОАЛИЦИИ ВОШЛИ В ПАРИЖ. ФЕОДАЛЬНАЯ ЕВРОПА ПОБЕДИЛА, ЦИВИЛИЗАЦИЯ НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ ОТБРОШЕНА НАЗАД В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. Да будет омрачен позором Тот

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *