Самарская губерния и хлебная монополия в начале XX века.

Самарская губерния и хлебная монополия в начале XX века. В начале XX века на экономику Самарской губернии оказывали мощное влияние монополистические объединения и банки. Представители крупного

В начале XX века на экономику Самарской губернии оказывали мощное влияние монополистические объединения и банки. Представители крупного капитала стремились установить полное господство во всех сферах экономической жизни, и монополии, как нельзя лучше, подходили для реализации этой цели. Одна за другой основные отрасли экономики региона попадали под контроль крупнейших акционеров и банков. Миллионеры захватывали важные посты в промышленных комитетах и в аппарате государственного регулирования, использовали усиление своих позиций для расхищения бюджетов и собственного обогащения. Монополисты выкачивали огромные средства из казны, получая выгодные контракты.
В Самарской губернии банки и монополии особенно стремились взять под свой контроль пищевую промышленность. В начале XX века губерния являлась важнейшим центром торгового зернового земледелия Российской империи, была крупнейшим центром транзитной торговли хлебом и переработки зерна. По данным Министерства торговли и промышленности о хлебной торговле в России за 1910 г., Самарская губерния стояла на втором месте в стране по запасам пшеницы и ржи. Именно в это время из края было вывезено зерна на сумму около 50 млн рублей, причем половина его пошла на экспорт. Экспортная торговля требовала огромных капиталов. Их можно было составить путем акционирования, поэтому в мукомольном производстве и торговле хлебом развернулось создание акционерных обществ. Примерно с 1910 г. многие коммерческие банки также занялись комиссионными операциями с хлебом и торговлей. Банки стали главными посредниками между производителями хлеба и зарубежными покупателями. Банки и крупные хлебопромышленники диктовали низкие закупочные цены на хлеб на местных рынках и удерживали высокие экспортные монопольные цены.
По масштабам буржуазного землевладения Самарская губерния занимала первое место в Европейской России. Удельный вес представителей буржуазии среди землевладельцев имел здесь тенденции к росту (30,5% в 1905 г. и 41,7% в 1915 г.). Крупнейшими земельными собственниками были Шихобаловы. Об А.Н.Шихобалове упоминал в автобиографии А.Н.Толстой: Вся Самарская губерния отходила к земельному магнату Шихобалову, скупившему все дворянские земли и бравшему с крестьян цены за годовую аренду, какие ему заблагорассуживалось. Крупными земельными собственниками были также Л.С. Аржанов, отец и сын Соколовы. Значительное количество земель в Самарской губернии принадлежало банкирам. Для губернии было характерно сращивание банковского капитала с частновладельческим, в том числе дворянским. Дворяне, втягиваясь в систему капиталистических отношений, становились управляющими отделений банков на местах. Банкиры занимались скупкой земель, а затем выгодно перепродавали их или сдавали в аренду. С 1877 по 1905 г. цена одной десятины земли в Самарской губернии возросла в 4,9 раза.
В Самарской губернии находилась самая большая в стране хлебная биржа. Жители деревень, расположенных вокруг Самары свозили хлеб на продажу в губернский центр. Для большинства крестьянских семей продажа хлеба была вынужденной. Г.Н. Костромитинов отмечал: Нужда у населения всегда так велика, что гонит на рынок крестьянина с такой настойчивостью, при которой рассуждать о выгодности условий сбыта в громадном большинстве случаев не приходится. Обычно основная масса крестьян продавала хлеб осенью, сразу же по окончании сельскохозяйственных работ, когда на рынке были самые низкие цены. Именно осенью крестьяне должны были уплачивать налоги и другие сборы, долги за аренду земли и т.д. Ожидать поднятия цен они не могли, так как других источников дохода не было, а потому, в силу необходимости, на продажу шел весь урожай. На осенней продаже крестьяне теряли от трети до половины прибыли. На поволжских рынках были самые низкие в мире цены на пшеницу.
В неурожайные годы хлеб скупался в соседних регионах, прилегающих к железным дорогам. Влияние железнодорожной сети на развитие торгового зернового земледелия было огромно. Губерния была охвачена сетью железных дорог, Самара была крупнейшим железнодорожным узлом, связанным с центральной Россией. Г.И. Баскин писал, что общая величина товарообмена Самарской губернии в среднем в год достигала 184 977 910 пудов, причем, на вывоз за пределы губернии приходилось 108 844 480 пудов. По железным дорогам привозилось 87 454 660 пудов (47,3%), водным путем 97 523 350 пудов (52,7%). Основу вывоза из губернии составляли хлебные грузы 70 443 250 пудов (67,7%, или более 2/3 от общего количества вывозимых товаров), в их числе на зерновые хлеба приходилось свыше 56 млн пудов (80%), на муку 11,2 млн пудов (16%), крупу 1,9 млн пудов (3,7%).
Ведущую роль в хлеботорговле губернии играл торговый дом Стахеева. Стахеев начинал с хлеботорговли в Прикамье, в Вятской губернии. В поволжских губерниях (в том числе в Самарской и Казанской) торговали хлебом миллионеры Ватолины. Младший Ватолин вошел в товарищество Стахеева, а затем вместе с ним стал одним из крупнейших финансовых воротил России. Вскоре компания Стахеева уже имела свои пароходы на Волге, а позднее частные акционерные железные дороги. Компания Стахеева имела и два собственных банка.
В 1914 г. компания Стахеева обратилась к правительству с ходатайством о строительстве железных дорог в одном из районов региона. Истинная цель прошения вскоре стала ясна из хлынувшего в Министерство торговли и промышленности потока писем, разоблачавших намерения просителя. 27 мая 1914 г. в адрес Совета Министров было направлено представление от министров путей сообщения С.В. Рухлова. В нем указывалось, что хлеботорговцы-монополисты стремятся удержать население в кабальной зависимости и требуют проведения трассы, для того, чтобы скупать зерно у местного населения по низкой цене.
К 1916-1917 гг. компания Стахеева стала полностью контролировать хлеботорговлю в Поволжье, центре и на юге России. В годы первой мировой войны Стахеев получил выгоднейший контракт на поставки хлеба в армию и перекачал из казны огромные суммы.
Экономическая политика монополий в годы войны не учитывала напряженность социальных отношений, преследуя собственную выгоду. Многие коммерческие банки и монополии прятали на своих складах в спекулятивных целях большое количество продуктов и сырья. Если ежегодные дивиденды акционерных компаний Самарской губернии в начале XX века составляли 10-12%, то в годы первой мировой войны самарские миллионеры нажили на казенных поставках и других спекулятивных операциях колоссальные состояния. Баланс концерна Стахеева в 1917 г. превысил 300 млн руб., а оборот связанных с ним предприятий составил более 1 млрд руб. (при этом надо иметь в виду, что в балансах акционерных обществ всячески преуменьшались прибыли).
Таким образом, процесс централизации капитала в Самарской губернии вел, как и в других регионах страны, к росту влияния монополий, к обогащению крупнейших дельцов. Настоящими хозяевами в экономике становилась крупная буржуазия, финансовый капитал, при этом господство монополий и банков переплеталось с государственной монополией. Низкий уровень заработной платы в Поволжье в сочетании с дешевизной хлеба и сырья за счет эксплуатации крестьян обеспечивал особенно высокие прибыли, поэтому российский и иностранный капиталы через коммерческие банки активно внедрялись в хлебные районы региона.
Из аграрной истории России.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *