12 СЕНТЯБРЯ 1943 ГОДА ПОД РУКОВОДСТВОМ ОТТО СКОРЦЕНИ ПРОШЛА ОПЕРАЦИЯ «ДУБ» ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ СВЕРГНУТОГО ИТАЛЬЯНСКОГО ДИКТАТОРА БЕНИТО МУССОЛИНИ

12 СЕНТЯБРЯ 1943 ГОДА ПОД РУКОВОДСТВОМ ОТТО СКОРЦЕНИ ПРОШЛА ОПЕРАЦИЯ «ДУБ» ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ СВЕРГНУТОГО ИТАЛЬЯНСКОГО ДИКТАТОРА БЕНИТО МУССОЛИНИ На этом Муссолини и Скорцени расстались. У одного

На этом Муссолини и Скорцени расстались. У одного впереди неблагодарная роль главы марионеточного государства и бесславная казнь без суда и следствия, а у другого — новые звания и награды, славные победы и обидные поражения, плен, допросы, побег, скитания, неутомимая деятельность и смерть на чужбине.
Предистория.
Летом 1943 года, в то время, как немецкий генштаб пытался снова взять в свои руки инициативу на фронтах, в Италии происходили следующие события. 12 мая остаткам итальянской армии в Африке пришлось капитулировать. В города и деревни Италии непрерывным потоком текли извещения о гибели солдат и офицеров на далеких от родины фронтах. Англо-американская авиация превратила в развалины центр Милана. Рим также подвергся разрушительным бомбардировкам. Итальянцы уже давно устали от ненужной им войны. 10 июля 1943 года англичане и американцы высадились на Сицилии. Все говорило о том, что скоро они предпримут наступление на континентальную Италию. Отдел информации Абвера и отдел 1-Ц Генштаба Вермахта довольно точно предсказали развитие событий с уходом германских войск из Африки.
При известии о высадке в Сицилии, лидеры Фашистской партии во главе с Дино Гранди (Dino Grandi) начали настаивать, чтобы Муссолини созвал Большой фашистский совет. Не собиравшийся с 1939 года Совет был созван 24 июля под председательством Гранди и вынес резолюцию, требовавшую отставки Муссолини и передачи верховного командования армией в руки короля. Муссолини не признал эту резолюцию обязательной для себя, но на следующий день он был вызван на аудиенцию к королю и там арестован
В ночь на 26 июля в Берлине стало известно о смещении Муссолини, и уже днем Гитлер поручил гауптштурмфюреру Отто Скорцени (Otto Sorzeny), начальнику отдела диверсий зарубежной разведки СД (который пробыл в этой должности менее 5 месяцев) освободить дуче, а военная разработка операции была доверена командующему парашютно-десантными частями генералу Курту Штуденту (urt Arthur Benno Student).
Начало операции
Скорцени прибыл в Италию (чтобы сохранить операцию в секрете он прибыл под видом офицера люфтваффе) и расположился при штабе Кессельринга, на 16 км юго-восточнее Рима. На следующий день начали прибывать самолеты с парашютистами генерала Штудента (для операции был выделен специальный учебный парашютный батальон под командованием майора Морса), а на третий день были доставлены и люди Скорцени из диверсионной школы во Фридентале. Получив неограниченные полномочия, он в обстановке полной секретности приступил к делу.
Несколько раз Скорцени направлялся по ложному следу, пока, наконец его разведка не принесла ему почти полную уверенность в местонахождении Муссолини. Вывезенного с Санта-Маддалены дуче разместили в горнолыжном отеле «Кампо Императоре», расположенном на вершине горы Гран-Сассо в Абруццких Апеннинах (центральная часть Италии). К вершине вела только подвесная канатная дорога, отель охранялся отрядом из 200 карабинеров, и по имеющейся информации, им было приказано в случае попытки освобождения узника застрелить его.
В тот же день Скорцени отправил для проверки в отель своего знакомого — военного врача, который должен был посмотреть, можно ли превратить его в дом отдыха для больных малярией немецких военных. Тот вернулся на следующий день и был очень расстроен тем, что у него ничего не получилось — он не смог пройти дальше подъемника, дорога к которому была перегорожена шлагбаумом и охранялась несколькими постами карабинеров. После длительных переговоров с последними ему удалось позвонить в отель. Там ему ответил какой-то итальянский офицер, сказав, что «Кампо Императоре» объявлен военным полигоном и его использование запрещено. В соседней деревушке жители рассказали врачу, что отель занят совсем недавно, сразу же из него был выслан весь гражданский персонал, а номера переоборудованы, чтобы разместить примерно 200 солдат. Все подтверждалось.
Скорцени пришлось торопиться, так как Муссолини могли не только перепрятать, но и вообще выдать союзникам. Охрана станции канатной дороги сделала невозможным использование этой дороги для захвата отеля, так как гарнизон отеля наверняка бы заподозрил неладное и мог успеть убить дуче, что означало бы провал операции.
Поэтому, несмотря на то, что площадка для посадки была очень небольшой по размерам, Штудент и Скорцени разработали план, согласно которому 12 сентября в 7 утра планеры должны приземлиться на верхнем плато, и в это же время десантники овладевают станцией подъемника в долине.
Для операции было выделено 12 транспортных планеров DFS 230 C-1 с аэродромов в Южной Франции (эта модель была оснащена носовыми ракетами, благодаря которым при посадке планер проходил всего 15 метров, что очень пригодилось в горных условиях), каждый из которых мог перевозить 9 десантников. Затем Скорцени и Радль проработали детали операции — расстояние, оснащение людей, точки приземления каждого планера. В состав группы вошло 120 человек — Скорцени, его 17 диверсантов, итальянский генерал Солетти, который был должен приказать командиру карабинеров сложить оружие, 90 парашютистов и 12 пилотов (кроме них были сформированы еще два отряда — один должен был захватить станцию фуникулера в долине, а другой освободить семью Муссолини, которую новое правительство держало под домашним арестом).
Штурм «Кампо Императоре»
В воскресенье 12 сентября в 5 утра Скорцени и его люди прибыли на аэродром Практика-ди-Маре, где выяснилось, что планера прибудут только в 10 часов. После прибытия планеров, генерал Штудент лично проинструктировал их пилотов, строго запретив им приземляться из пике — только из планирующего полета. Вылет был назначен на 13.00, но в 12.30 аэродром бомбила авиация союзников, повредив покрытие, но не задев машины. Взлет все-таки состоялся в назначенное время. Планеры были перегружены и два из них капотировали при взлете, а еще 2 упали на пути к цели (один прямо около отеля) — 31 человек погиб и 16 получили тяжелые травмы.
«Когда внизу показалось массивное здание отеля «Кампо Императоре, я отдал приказ: «Каски надеть! Буксирные тросы отцепить! Спустя мгновение исчез оглушающий рев двигателей и только крылья десантного планера со свистом рассекали воздух. Пилот заложил крутой вираж, высматривая посадочную площадку. Нас ждал крайне неприятный сюрприз. То, что с высоты 5000 метров мы приняли за треугольной формы лужайку, оказалось при ближайшем рассмотрении крутым склоном в форме треугольника. Я растерянно подумал: «Да здесь впору устроить трамплин!
Я скомандовал: «Жесткая посадка. Как можно ближе к отелю. Пилот, не раздумывая ни секунды, положил планер на правое крыло, и мы камнем упали вниз. «Выдержит ли такую перегрузку хлипкая конструкция планера с некоторым испугом подумал я. Мейер выбросил тормозной парашют, а потом последовал мощнейший удар о землю, скрежет металла и треск ломающихся деревянных крыльев. Я задержал дыхание и закрыл глаза… Планер подпрыгнул в последний раз и обессилено замер. Приехали!» — здесь и далее фрагменты из мемуаров Скорцени.
Пока охрана соображала, кто это (ведь не на всех планерах были опознавательные знаки и камуфляж униформы тоже мало что говорил, поэтому было вполне вероятно, что это и англо-американцы), десантники не теряя времени бросились к отелю:
«Мы атакуем «Кампо Императоре! На бегу я мысленно похвалил себя за то, что категорически запретил открывать огонь без сигнала. Я слышал размеренное дыхание моих парней за спиной, и знал, что целиком и полностью могу на них положиться. Они лучшие из лучших, рыцари без страха и упрека, пойдут за мной хоть в самый ад! Группа захвата ворвалась в отель. Пребывавший в состоянии ступора итальянский часовой окончательно окаменел, услышав брошенную на ходу фразу по-итальянски: «mani in alto — «руки вверх Мы вбежали в открытую дверь и обнаружили сидящего за рацией карабинера. В одно мгновение из-под него выбили стул, сам он оказался на полу, а рацию ударом автоматного приклада разбил я. Оказалось, что из этой комнаты нельзя попасть во внутренние помещения, и нам пришлось вернуться на улицу. Мы побежали вдоль фасада здания, свернули за угол и уперлись в террасу высотою 2,53 метра. Обершарфюрер Химмель подставил спину, я пулей взлетел наверх, а остальные быстро последовали за мной. Я охватил взглядом фасад и увидел в одном из окон второго этажа хорошо знакомое лицо дуче. Вот теперь можно было окончательно успокоиться операция не была затеяна впустую и должна закончиться удачей. Я крикнул: «Отойдите от окна! Мы ворвались в вестибюль отеля в тот момент, когда итальянские солдаты пытались выбежать из него на улицу. Не было времени на деликатное обращение, поэтому я успокоил самых резвых из них парой хороших ударов прикладом автомата. Два тяжелых пулемета, установленные прямо на полу вестибюля, окончательно успокоили их. Мои люди даже не кричат, а рычат страшными голосами: «Mani in alto!
В паре точек итальянцы все-таки оказали десанту упорное сопротивление. В частности, именно ребята Скорцени не смогли вовремя подавить два пулеметных гнезда и это пришлось делать десантникам Штудента, вследствие чего они понесли неоправданные потери, так как выполняли чужую задачу. В одной из комнат немцы нашли Муссолини и взяли его под охрану.
«Через минуту явился итальянский полковник с двумя бокалами красного вина. Он протянул мне один из них и с полупоклоном предложил выпить за победителя. Итальянцы вывесили в окно белое покрывало, которое должно было означать белый флаг. Мы победили! Я отдал несколько приказаний моим людям и, наконец-то, смог уделить должное внимание Муссолини, который стоял в углу с унтерштурмфюрером Швердтом. Я представился и доложил: «Дуче, меня послал фюрер. Вы свободны. Муссолини обнял меня: «Я знал, я был уверен, что мой друг Адольф Гитлер не оставит меня в беде!
Итак, в ходе операции «Дуб» были понесены серьезные потери (пострадали два из каждых пяти участников операции), но она закончилась полным успехом не только для десантного отряда, но и для престижа Германии в целом — у Гитлера появился человек, способный возглавить подконтрольную немцам часть Италии и худо-бедно продолжить войну (правда, обретший свободу дуче вовсе не желал власти и попросил отвезти его в Романью — он хотел мирно провести остаток жизни, так как знал, что его политическая карьера закончилась 24 июля в королевской резиденции). Немцы позже получили не только дуче, но и его чемодан с письмами, с которыми тот не расставался. Предположительно там были и письма Черчилля, в том числе и письма того периода, когда он восторгался Муссолини и, например, сказал в 1927 г. на пресс-конференции во Флоренции: «Будь я итальянцем, я стал бы фашистом!». Естественно, что опубликование этих писем очень сильно бы повредило одному из лидеров Антигитлеровской коалиции.
Теперь предстояла вторая, не менее важная часть операции — доставить Муссолини в Рим. На это нужен отдельный пост. Это было невероятное везение и мастерство аса Герлаха.
Через некоторое время самолет приземлился на аэродроме Практика-ди-Маре. Там ожидали три «Не-111», доставившие их в Вену. Там Скорцени и Муссолини встретил начальник полиции Вены группенфюрер СС (генерал-лейтенант) Квернер, который разместил дуче и его освободителя в гостинице «Империал». Затем начался поток поздравлений. В полдень следующего дня Скорцени позвонил Гитлер, сказав, что тот со своими людьми совершил настоящий подвиг, и что он награжден Рыцарским крестом и повышен в звании до штурмбаннфюрера СС (майора). Все участники операции также были отмечены высокими наградами. Еще через день Скорцени и Муссолини прибыли в Мюнхен, где Муссолини снова увидел свою семью, а оттуда в Восточную Пруссию — в ставку фюрера, где 15 сентября и состоялась встреча этих трех людей.
На этом Муссолини и Скорцени расстались. У одного впереди неблагодарная роль главы марионеточного государства и бесславная казнь без суда и следствия, а у другого — новые звания и награды, славные победы и обидные поражения, плен, допросы, побег, скитания, неутомимая деятельность и смерть на чужбине.

12 СЕНТЯБРЯ 1943 ГОДА ПОД РУКОВОДСТВОМ ОТТО СКОРЦЕНИ ПРОШЛА ОПЕРАЦИЯ «ДУБ» ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ СВЕРГНУТОГО ИТАЛЬЯНСКОГО ДИКТАТОРА БЕНИТО МУССОЛИНИ На этом Муссолини и Скорцени расстались. У одного

12 СЕНТЯБРЯ 1943 ГОДА ПОД РУКОВОДСТВОМ ОТТО СКОРЦЕНИ ПРОШЛА ОПЕРАЦИЯ «ДУБ» ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ СВЕРГНУТОГО ИТАЛЬЯНСКОГО ДИКТАТОРА БЕНИТО МУССОЛИНИ На этом Муссолини и Скорцени расстались. У одного

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *