Почему говорить и писать на канцелярите плохо

 

Почему говорить и писать на канцелярите плохо Часто в разговоре можно встретить странные, нескладные речевые конструкции вроде «проводилась большая работа». Кажется, все знают, что это

Часто в разговоре можно встретить странные, нескладные речевые конструкции вроде «проводилась большая работа». Кажется, все знают, что это канцелярит, но продолжают его использовать. Наш блогер, доктор педагогических наук Екатерина Бунеева, наглядно объясняет, почему разговаривать и писать на канцелярите плохо.
Когда вместо того чтобы написать «лицо её просветлело», пишут «в её лице появилось просветление», если вместо «он обессилел» читаем «он находился в состоянии полного упадка сил», а вместо «специалисты должны быть более компетентными» слышим знакомое до боли «повышение уровня компетентности специалистов», перед нами примеры канцелярита (канцелярского языка) тяжёлого, сухого, мёртвого.
Примеры частично взяты из повседневной жизни, частично из книги писателя и переводчика Норы Галь «Слово живое и мёртвое». В книге можно найти и общие приметы канцелярита, по которым его легко узнать (привожу их по изданию 2014 года, Москва, «Время», стр. 29):
— «Глаголобоязнь» вытеснение глагола, то есть движения, действия, причастиями, деепричастиями и существительными (особенно отглагольными!), а значит застойность, неподвижность. Из всех глагольных форм пристрастие к инфинитиву (неопределённой форме).
-ТНагромождение имён существительных, часто длинные цепи существительных в одном и том же падеже родительном, так что уже нельзя понять, что к чему относится и о чём речь.
— Обилие иностранных слов там, где их вполне можно заменить русскими.
— Вытеснение активных оборотов пассивными, почти всегда более громоздкими, тяжёлыми.
— Тяжёлый путаный строй фразы, невразумительность. Обилие придаточных предложений, неестественных в разговорной речи.
— Серость, однообразие, стёртость, штамп, когда предпочитают длинное слово короткому, официальное или книжное разговорному, сложное простому, штамп живому образу.
Рассмотрим подробнее примеры «глаголобоязни» и сравним их с живыми оборотами речи.
Вместо «испытывал недоверие», «испытывал чувство счастья (горечи, досады, разочарования)» лучше сказать: «не доверял», «был счастлив», «был огорчён», «был раздосадован», «разочарован» или просто «радовался», «горевал», «досадовал».
Вместо «она почувствовала страх (ужас)» проще, яснее и легче прозвучит «ей было страшно», «она испугалась», «струсила», «струхнула», «ею овладел ужас», «её охватил страх (ужас)».
Вместо «проводилась большая работа» лучше сказать «мы много работали», вместо «это способствовало улучшению» «это помогло улучшить», вместо «мы воздержались от принятия решения» «мы пока не решили» и так далее.
Для сравнения приведу пример исходного и редакторского вариантов текста из книги «Слово живое и мёртвое» (по тому же изданию, стр. 33).
В исходном тексте с явными признаками канцелярита читаем: «Я был с ним отчасти согласен, но удовольствие, которое я испытывал, штурмуя гору, сознание, что нога человека никогда ещё здесь не ступала, а также радость, доставляемая мне созерцанием всё расширявшегося пейзажа, были для меня достаточной наградой».
Вариант редактора, Норы Галь: «Он был, пожалуй, прав, но мне (весело) радостно было штурмовать гору, знать, что до меня здесь ещё не ступала нога человека, я с восторгом смотрел на великолепную картину (любовался картиной), которая всё шире раскрывалась передо мною, и не нужно мне было другой (лучшей) награды».

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *