ДУШЕГУБСТВО И ЖИВОДЕРСТВО В ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Ч.-1

 

ДУШЕГУБСТВО И ЖИВОДЕРСТВО В ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Ч.-1 Волосы отделились от кожи, и зубы застучали дробным стуком во рту... Л. Чарская. Белые пелеринки, гл. XIX Нет! сказал мальчик. Хоть вы и с

Волосы отделились от кожи, и зубы
застучали дробным стуком во рту…
Л. Чарская. Белые пелеринки, гл. XIX
Нет! сказал мальчик.
Хоть вы и с топором, но я вас не боюсь…
К. Чуковский. Доктор Айболит
Во-первых, необходимое пояснение: под детской литературой подразумевается здесь не только литература художественная, это могут быть народные сказки, детский и околодетский фольклор, учебные пособия, биографии известных людей, словом, все, что казалось пригодным для иллюстрации заголовка. Иногда это даже вещи не детские, а только читаемые детьми, к примеру, шпионские книжки 30 50-х годов. Мозаичный характер выписок и их беспорядочное расположение единственно говорят о том, что автор этого материала не заботится о научном подходе и каких-либо морализаторских выкладках, главная для него забота это развлечь читателя.
Начну я, пожалуй, из глубины, из дремучих дебрей народных сказок, с Верлиоки и Одноглазого Лиха, этих русских родичей знаменитого греческого Циклопа. Всем был Верлиока хорош и нос крючком, и голова торчком, и усы в поларшина, и на голове щетина, и на одной ноге в деревянном сапоге. Одно плохо: натура у него была слишком слабая как завидит где человека, не утерпит да и прибьет. Так и вышло с внучкой-сироткой, которую послал дедушка охранять на поле горох. Увидел ее Верлиока, сразу и убил костылем. А потом и сестренку ее убил, а следом за сестренкой и бабку. Приходит дед к гороху, глядит: лежат его ненаглядные внучки точно спят; только кровь у одной, как алая лента, на лбу видна, а у другой на белой шейке пять синих пальцев оттиснулись. А старуха так изувечена, что и узнать нельзя.
С Лихом же Одноглазым дело обернулось еще кровавей.
Вот послушайте. Один кузнец со скуки и от хорошей жизни отправился искать лихо. Или, как теперь говорят, приключений на свою голову. На дорожку он, как водится, хорошенько выпил, в товарищи себе взял портного, и вдвоем они завернули в лес. Вдруг видят: в лесу избушка нехорошая такая избушка, пустая; сели они себе и ждут, а чего ждут и сами не знают. Ну и дождались входит в избушку женщина, высокая, худощавая, с одним глазом, потирает руки и говорит: молодцы, говорит, что пожаловали, будет мне теперь чем поужинать. Те, конечно, перепугались, а Лихо сходила в лес, принесла дров, затопила печь, зарезала беднягу портного, сунула тело в печку, зажарила и поужинала человечьим мясом. Кузнец был парень не промах, хитрее своего съеденного товарища. Пообещал злодейке сковать новый глаз, вместо отсутствующего, а сам взял шило, накалил его на огне, наставил на глаз здоровый, взял топор да обухом и вдарил по шилу. Далее почти в точности повторяется история с Одиссеем и овцами: нарядившись в овечью шкуру, кузнец выбирается из избы. Но на этом опасные приключения не кончаются. Идет кузнец по лесной тропинке и видит в дереве топорик с золотой ручкой. Взялся он за топорик, рука к нему и пристала. А Лихо Одноглазое тут как тут. Тогда кузнец достает ножичек и давай свою руку пилить отпилил ее и ушел.
Что более всего поражает в народных сказках, так это простота и обыденность, сопутствующие кровавым сценам. Наивность, с которой они описываются, граничит с какой-то детской невинностью, свойственной первобытным народам. Вот история про съеденного китайца, записанная в начале века в папуасском племени маринд-аним:
К нам в деревню явился один китаец. Это был очень плохой человек, крокодил-анем и насильник женщин. Он пригрозил нам своим ружьем и сказал: «Если вы не дадите мне достаточно кокосовых орехов, я всех вас перестреляю». Мы принесли ему столько, сколько он хотел. Китаец обрадовался и, верно, подумал, что сможет взять у нас все, что только пожелает. И так как он был нехорошим человеком, то схватил за локоть одну девушку и хотел забрать ее с собой. Но у этой девушки были отец, и брат отца, и двоюродный брат, и еще молодой человек, который собирался на
ней жениться. Все они пришли со своими палицами и стукнули его по голове. Тут он повалился на землю и умер. Мы обступили его со всех сторон и долго обсуждали, как быть. Вдруг один старик взглянул на небо и сказал: «Когда вы его убили, солнце стояло там, а сейчас оно здесь. Если вы не кончите говорить до его захода, то китайца уже нельзя будет есть: он начнет вонять». Тогда мы разрезали его на части, мелко разделали мясо, и женщины испекли его с саговой мукой. Китаец оказался на редкость вкусным, куда вкуснее обычного человека и много-много вкуснее, чем свинья.
А вот история, которая произошла на Памире:
Джура лежал ничком и что-то аппетитно ел. От злости Сайд поперхнулся. Он ясно представил себе, как Джура вынимает из укромного местечка мясо и лепешки и втихомолку уплетает, даже не поделившись с ним. «Ага! Ага!» отчаянно закричал Сайд, подползая на четвереньках к Джуре. Просунув руку под лохмотья, он крепко схватил Джуру за волосы и сильным рывком запрокинул голову назад. «Он грызет… собственную руку!» _ прошептал в ужасе Саид.
Россия, XVIII век, «Учтивость, представленная в эстампах», перевод с французского, книжка-картинка для маленьких детей, глава под названием «Не должно облокачиваться на стол»
«Паулина, сказала однажды госпожа Марзаль своей шестилетней дочери, ежели я еще когда увижу, что ты облокотишься на стол, то пошлю тебя обедать на кухню. Я тебе неоднократно говорила, что к столу можно прикасаться одними только руками». «А я, подхватил господин Марзаль, напоминаю ей не в первый раз, что никогда не должно бросать костей и крошек на пол, но класть их на край тарелки. Не стыдно ли набивать так рот, как ты теперь; надобно подождать наперед, когда проглотишь то, что имеешь во рту, и обтирать салфеткою губы, прежде чем начнешь пить… Паулина имеет еще много других погрешностей сего рода: она беспрестанно играет своею вилкою и ложкою. Завязнет ли что между зубами, она начинает ковырять пальцами, кончиком ножа или даже булавкою, отчего может себя подвергнуть вреду…»
А ежели Паулина, или Петруша, или какая-нибудь неугомонная Катенька не слушались родительских наставлений, то старая детская литература предлагала им следующие примеры. Вот «Престрашная история о спичках» («Степка-Растрепка». Рассказы для детей. СПб-Москва: издание ТОВАРИЩЕСТВА М. О. ВОЛЬФ; дозволено цензурою 9 марта 1901 года):
Была вечерняя пора,
Уехали все со двора;
А дома Катенька одна,
Поет и прыгает она
По комнатам, как стрекоза.
Вдруг ящичек ей на глаза.
Какая милая игрушка!
Сказала про себя вертушка.
Открыла ящик, спички в нем.
Давай, как мама, их зажжем…
Ах, Катя, спичек ты не тронь!
Вдруг платье обхватил огонь:
Горит рука, нога, коса
И на головке волоса;
Огонь проворный молодец
Горит вся Катя наконец…
Сгорела бедная она,
Зола осталася одна.. .
А вот печальная история про сосульку:
Послушай, Петя, мне пора
Идти сейчас же со двора,
А ты, дружок, мне обещай,
Пока приду домой, быть пай,
Как доброе дитя, играть,
Отнюдь же пальцев не сосать,
А то как раз придет портной
С большими ножницами, злой,
И пальчики тебе он вдруг
Отрежет от обеих рук.
Как только мама из ворот,
А Петя вуп! И пальчик в рот.
Крик-крак! Вдруг отворилась дверь,
Портной влетел, как лютый зверь;
К Петруше подбежал, и чик!
Ему отрезал пальцы в миг.
Кричит Петруша: ай, ай, ай!
В другой раз слушаться ты знай!
Приходит маменька домой;
Ах, Боже! Стыд и срам какой!
Стоит сосулька весь в слезах,
Больших нет пальцев на руках.
Как верно отметил Корней Чуковский в своей книге «От двух до пяти», детская поэзия в старые годы была чисто утилитарной. Вот пример народной лубочной агитки середины прошлого века (Хрестоматия по детской литературе: том 1. М., 1940):
Оглянись назад, Ипатка,
Что за чучелы там ходят,
То Антипка и Филатка
Все одни как стены ходят.
Их все девки убегают,
В хороводы не пускают.
Не пугайтесь так вы нас,
Были б мы не хуже вас,
Нас отцы наши сгубили,
Коровьей оспы не привили.
Как наносная напала,
Так и рожи нам вспахала.
Раз уж мы дошли до заразных болезней, вот вам задача по алгебре из «Собрания алгебраических задач», составленного Е. Пржевальским, преподавателем 3-го военного александровского училища (издание 1881 года; отдел седьмой: задачи на пропорции и прогрессии, 137):
Корабль с 175 пассажирами вышел в море, взяв с собою пресной воды на все путешествие. Но, чрез 30 дней после выхода в море, открылась на корабле болезнь, вследствие которой ежедневно умирало по 3 человека; также, вследствие бури, корабль опоздал прибытием в назначенный порт на 3 недели; порция же воды, даваемой каждому пассажиру, не была уменьшена. Спрашивается: сколько времени полагалось на путешествие и сколько пассажиров прибыло в порт
Ответ: 79 дней; 28 человек.
Коварство врага не знало ни отдыха, ни границ. Вот небольшая повесть известного писателя Льва Кассиля «Дядя Коля, мухолов», вышедшая в 1938 году в Детиздате и с тех пор почему-то не переиздававшаяся. Сюжет ее гениально прост. Подмосковный дачный поселок. Мальчишки, Вадька и Ларик, проводят здесь летние каникулы. Отец Ларика, известный по всей стране инженер, по беспечности держит важные секретные чертежи у себя на даче. Пробравшийся из-за границы шпион селится по соседству, прикидывается мухоловом-натуралистом и входит в доверие к Ларику. И однажды, когда отец мальчика уезжает в город и Ларик остается один.
Они пошли в ванную. Дядя Коля открыл кран. Ларику казалось, что вода на этот раз течет как нарочно медленно. Ему не терпелось скорей увидеть жука-плавунца,которого принес дядя Коля. Когда ванна была заполнена, дядя Коля выпустил в воду обещанного плавунца. Жук действительно был исполином. Огромный, словно черепаха, он поплыл, шевеля мохнатыми лапами. «А ты подуй на него», сказал дядя Коля. Ларик перегнулся через борт ванны и, почти касаясь губами воды, стал дуть на жука. И вдруг мягкие руки дяди Коли, ставшие необыкновенно жесткими и злыми, схватили его за плечо и за затылок и резко сунули в воду. Ларик хотел закричать, вода полезла ему в нос и в рот. Он стал биться, захлебываться… «Зо ист бессер, сказал мухолов по-немецки, так-то лучше».

ДУШЕГУБСТВО И ЖИВОДЕРСТВО В ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Ч.-1 Волосы отделились от кожи, и зубы застучали дробным стуком во рту... Л. Чарская. Белые пелеринки, гл. XIX Нет! сказал мальчик. Хоть вы и с

ДУШЕГУБСТВО И ЖИВОДЕРСТВО В ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Ч.-1 Волосы отделились от кожи, и зубы застучали дробным стуком во рту... Л. Чарская. Белые пелеринки, гл. XIX Нет! сказал мальчик. Хоть вы и с

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *