История российской полиции.

История российской полиции. часть 1На службе императора Если без обиняков, то полицейские во времена Российской Империи были теми ещё ублюдками, а краеугольным камнем сложившейся в России

часть 1
На службе императора
Если без обиняков, то полицейские во времена Российской Империи были теми ещё ублюдками, а краеугольным камнем сложившейся в России правоохранительной системы было взяточничество, распространённое по всей вертикали полицейской власти, от обер-полицмейстера до простого городового.
Взятки делились на «сделки с совестью» (получение денег за противоправные действия) и «сделки с самолюбием» (получение денег в знак «уважения» к должности полицейского, «праздничные деньги»). Обвинённых во взяточничестве, как правило, не судили, а негласно увольняли со службы или переводили в другой город.
До реформ Александра II (впрочем, не особенно успешных) получение полицейскими чинами «праздничных» денег подношений от граждан по случаю религиозных или государственных праздников и вовсе было легальным.
Существовала даже городская легенда, что император Николай I на праздники посылал деньги квартальному надзирателю, в ведении которого был район Зимнего дворца.
Обычные люди считали взятку полицейскому не противозаконным деянием, а вполне обычным и приемлемым средством ускорить работу неповоротливого бюрократического механизма и жаловались на полицейских не тогда, когда они в принципе требовали денег, а когда завышали традиционные суммы.
Повсеместными были поборы с малого и среднего бизнеса. Денег требовали с клубов, трактиров, ресторанов, публичных домов и букмекерских контор, работавшие на ипподромах. Тех, кто отказывался платить, подвергали многократным санитарным проверкам, проверяли документы владельцев и посетителей, могли и закрыть заведение.
Государство само создало такую ситуацию, установив полиции довольно скудное содержание. Даже те небольшие суммы, которые были установлены по закону, до полиции часто не доходили, поэтому в полицию шли в основном те, кто хотел и был готов конвертировать свою должность в деньги, то есть люди морально нечистоплотные.
Среди полицейского начальства среднего звена было много бывших армейских офицеров, изгнанных из полков за непотребное поведение, пьянство и нечестные карточные игры.
Вот типичная история тех лет, описанная в жалобе на пристава 2-го участка Арбатской части Жичковского:
Когда Жичковский, расплодив в своем участке всюду тайную торговлю вином и нажив на этом деле состояние, купил для своих двух содержанок автомобиль, пару лошадей и мотоциклет двухместный, то его, четыре месяца тому назад, перевели в 3-й Пресненский участок.. Хозяином положения по винной торговле остался его старший помощник Шершнев, который скрыл от нового пристава все тайные торговли вином в участке и месячные подачки стал получать один за себя и за пристава в тройном размере.
Сенатор Кузьминский, проводивший ревизию полицейских учреждений в Баку в 1905 году, писал:
Редкое преступление совершается без того, чтобы полиция не извлекла из него материальные выгоды или за сокрытие виновных, или за освобождение от задержания и ответственности лиц, которые при отсутствии каких-либо против них данных, привлечены к дознанию с исключительной целью получить выкуп за освобождение. Многие преступники и преступления скрываются: составляются протоколы об измышленных обстоятельствах, указываются подставные свидетели или же, наоборот, путём применения угроз и истязаний подозреваемых лиц создаются ложные обвинения, искусственность которых обнаруживается на предварительном следствии. Таким образом, всякое преступление служит для полиции источником дохода.
Полицейские могли избить или даже убить по пьяни арестованного, получали даром алкоголь у торговцев, шили одежду у портных за полцены, спекулировали товарами, барыжили документами и брали деньги за помощь в получении военных льгот в общем, извлекали максимум возможного из своего положения.
Понятно, что в результате народ полицию до определённой степени побаивался, презирал и ненавидел. Искренне и сильно.
После восстания декабристов в Российской Империи было образовано «Третье отделение Собственной Его Величества канцелярии в подчинении министру императорского двора» то есть политическая полиция, задачами которой были поиск и выявление лиц, групп, организаций, оппозиционных правящему режиму, и пресечение их деятельности; выяснение настроений населения, контрразведка и цензура.
До какого-то момента всё шло замечательно городовые избивали участников демонстраций, революционеров арестовывали, печатные издания закрывали и т.д. Вот только коррупция это такой джинн, которого очень сложно загнать обратно в бутылку.
Разумеется, коснулась она и политической полиции. Деньги на секретную агентуру систематически разворовывали. Полицейские офицеры могли создавать вымышленных агентов и присваивать выдаваемые им деньги. Так, киевский подполковник Кулябко таким образом присвоил 30 тысяч рублей суммарно это солидная сумма, порядка 35 миллионов современных рублей.
Мало того, за деньги полицейские чины помогали революционерам избежать тюремного заключения или смягчали меры наказания. Многие удивляются тому, как комфортно Ленин отбывал свои ссылки или как часто Сталин совершал побеги. Удивляться, на самом деле, тут нечему.
Вот, например, что писал Серго Орджоникидзе об освобождении арестованных подпольщиков в мае 1907 года:
Вскоре все наши товарищи были освобождены, кажется, за небольшую сумму, выплаченную нами ротмистру Зайцеву, который весьма охотно брал взятки.
А вот жена большевика Прокофия Джапаридзе вспоминает 1909 год:
Улик против него было достаточно, и ему грозила каторга. Но и здесь продажность полицейских душ спасла положение: ротмистр Зайцев, с которым я по поручению партийной организации повела переговоры, согласился избавить Джапаридзе от каторги за определённую сумму.
Или вот ещё письмо, перехваченное полицией в 1910 году:
Милый! К сожалению, ничем не могу помочь. За отмену за границей (т.е. за замену административной ссылки выездом за границу) чиновник просит 800 рублей за тебя и Якова Михайловича (Свердлова). Где же взять такую сумму Вероятно, проси я настоятельно, папа достал бы, но мне не хочется взять такую сумму у них. Была я у Полетаева еще до твоего письма. Они ничем помочь не могут.
Забавная получается ситуация: сильному и здоровому государству с сильной полицией не нужно воевать со своим народом, потому что, по большому счёту, все и так довольны, а слабое государство с морально разложившейся полицией противостоять народу и вовсе не способно.
Участие полиции в политических процессах приводит лишь к одному: недовольство народа фокусируется на полиции. Она становится громоотводом, пушечным мясом, первой мишенью для народного гнева.
Падение колосса
В самом начале я обещал рассказать о том, что случилось с полицией Российской Империи. Её не переименовали и не переаттестовали. Её просто уничтожили. Физически. Очень быстро и предельно жестоко.
Причём сделали это не суровые чекисты в подвалах НКВД (их судьба отдельная история), и не бравые красные командиры на полях сражений Гражданской войны к началу Октябрьской революции 1917 года полиция уже давно перестала существовать.
Когда в феврале 1917 года произошла «бескровная» буржуазно-демократическая революция, Николай II отрёкся от престола, а власть перешла к Временному правительству, все главные идеологи и бенефициары монархии царская семья, аристократия, буржуазия, генералитет и так далее остались живы и здоровы.
О полиции так не скажешь. Вот что вспоминал очевидец тех событий, полковник Ф.В.Вингер:
..Солдаты и рабочие рыскали по всему городу, разыскивая злосчастных городовых и околоточных, выражали бурный восторг, найдя новую жертву для утоления своей жажды невинной крови, и не было издевательств, глумлений, оскорблений и истязаний, которых не испробовали подлые звери над беззащитными своими жертвами. Этим зверям петербургское население в массах своих деятельно помогало: мальчишки, остервенелые революционные мегеры, разные «буржуазного» вида молодые люди бежали вприпрыжку вокруг каждой охотившейся группы убийц и, подлаживаясь под «господ товарищей», указывали им, где и в каком направлении следует искать последних скрывающихся полицейских.
Многие полицейские добровольно шли сдаваться в штаб восстания в Таврическом дворце, но по пути их убивали. Аресты и убийства шли на квартирах полицейских.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *