«Мы так и не узнали, какую дозу радиации получили»

«Мы так и не узнали, какую дозу радиации получили» Интервью ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС, инженера первой категории электротехнического отдела БКП-4 АО «Атомэнергопроект» Катагоровой

Интервью ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС, инженера первой категории электротехнического отдела БКП-4 АО «Атомэнергопроект» Катагоровой Елены Андреевны.
Как вы узнали об аварии
Я сидела дома, когда по телевизору передали, что произошел взрыв на чернобыльской АЭС. Нас в тот вечер вызвали на работу, чтобы рассказать в подробностях об аварии и объяснить, что нужна специальная группа по ликвидации последствий.
Когда вас туда отправили Где вы жили
В октябре 1987 года, получается, спустя год после аварии я туда приехала. Работала ровно 21 день. Наш штаб находился в Киеве. Территория делилась на две зоны: чистая зона и грязная. Чистая зона это наш штаб, а грязная соответственно Чернобыль.
Как проходил ваш рабочий день
Каждый день утром нас отвозил автобус до Чернобыля, там мы работали, а вечером забирал и отвозил обратно. Жили мы в домах по 45 человек. У нас был составлен график и каждый день, абсолютно каждый день мы мыли полы со специальным раствором. Кормили нас только морской капустой, давали также разные булочки и сметану (В морской капусте содержится йод, который помогает не получать большое количество радиации).
А чем именно вы там занимались Какую работу выполняли
Обследовать энергоблоки женщинам запрещалось, поэтому мы занимались ликвидацией последствий аварии. Мы заново делали электропроводку, освещали все, по сути, делали такую же проектную работу, как и дома, только по ликвидации объектов.
Была ли на вас какая-нибудь защита Что вы делали, чтоб не получить большую дозу радиации
Каждый день нам выдавали новую клетчатую рубашку, а вот штаны у меня были свои, которые я после командировки сразу выкинула. Так же нам выдавали специальный порошок, чтобы им протирать одежду. Воду пить в Чернобыле нам не разрешали, вместо нее давали пить Coca-cola.
Когда вы ехали в Чернобыль, вам было страшно или может вы испытывали профессиональное любопытство
На самом деле, я не думала об этом. Было мне страшно или нет. Поехала и поехала. А попала я туда спонтанно. Однажды мой коллега пошутил надо мной и сказал: «Ну я тебя записал в график в Чернобыль!». А я ему отвечаю: «Записал, значит записал». На что он мне говорит: «Что Правда». Естественно родители об этом не знали, да и я была молодая, не боялась. Мне совершенно не было страшно. Я думала о том, что я еду в самую обычную командировку, как и в другие города, работать.
А сколько лет вам на тот момент было
Ну давай посчитаем. Родилась я в 1955 году, получается 32 года. На тот момент я была обычным инженером.
ФОТО 1-2. Рабочее место Елены Катагоровой.
Как ваши коллеги, которые тоже поехали, отреагировали на командировку в Чернобыль
Конечно, многим было страшно. Многие люди заранее себя убедили, что они подвергнуться опасным облучением. Однажды моя коллега даже упала в обморок. Да, конечно, было не приятно там находиться, почти всегда сохло во рту. Но все же, я думаю это уже на психологическом уровне. Человек сам себя заранее убеждает, что все будет не совсем спокойно.
Есть миф, что из-за радиации рыбы в озерах стали в разы больше, фрукты и овощи растут нереальных размеров, это правда
На счет животных не знаю, не буду врать, а вот фрукты, это действительно так. Клубника, которую никто никогда не поливал, росла сочная крупная. Люди, которые там жили и работали, чернобыльцы совсем перестали бояться. Они эту клубнику, которая получила серьезную дозу радиации, собирали и ели вместе со сметаной.
Какой уровень радиации был на тот момент в Чернобыле Какую дозу излучения вы получили во время работы на станции
А уровень радиации нам никто и не говорил. Как только нас привезли, нам выдали счетчики радиации, которые мы носили в карманах всегда с собой. После того, как мы уже собирались уезжать домой, у нас счетчики забрали, не сказав, какую дозу радиации в итоге мы получили, работая на Чернобыльской АЭС.
Что больше всего вас впечатлило во время работы
Единственное, что меня очень впечатлило, это страшная атмосфера, которая была в брошенных частных домах. Однажды мы делали обход по частным домам и я постоянно заглядывала в окна. И как сейчас помню один дом. Внутри на полу лежала кукла и рядом разбитая ваза. Очень страшная картина.
Получается, все вещи людей остались нетронутыми
Не совсем так. Конечно, игрушки, посуду никто не трогал, а вот машины, батареи все свозили в одну яму. Мародеры снимали с машин запчасти, переплавляли металл и везли продавать в другие города, продавая на обычных продовольственных рынках.
После того, как вернулись домой, вы чувствовали себя нормально Были у вас какие-нибудь проблемы со здоровьем
В самом начале, когда только вернулась домой, было все хорошо, но спустя время, я стала замечать, что каждый раз, когда вставала с кровати, со стула, у меня сильно кружилась голова. Все вокруг плыло. Мне приходилось садиться обратно и где-то полчаса сидеть, ждать пока пройдет головокружение. Это меня очень напугало. Но в скором времени, я вылечилась, и все пришло в норму.
Страна говорит вам «спасибо» за подвиг, который вы совершили Есть у вас какие-нибудь льготы
Через 34 года после командировки мне дали льготы на чернобыльские отпуска, бесплатные проезды, путевки, бесплатные санаторные лечения. Но сейчас уже все отобрали.
Правда ли, что власти скрывали ситуацию от населения и общественности с первых минут аварии на ЧАЭС
Да, это действительно так. Документы, касающиеся аварии были засекречены. Очень много людей пострадало, многие погибли, но могли и выжить, если бы знали правду. На следующий день после взрыва люди пошли на работу, в школы. Жизнь спокойно продолжалась. Потом, конечно, всех эвакуировали и, причем быстро.
Если вам сейчас предложат съездить туда, вы согласитесь
Нет, совершенно и точно нет. Я никогда не вернусь туда. Это действительно страшно. Порой хочется забыть все это как плохой сон.
Интервью подготовила Соня Пономарёва

«Мы так и не узнали, какую дозу радиации получили» Интервью ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС, инженера первой категории электротехнического отдела БКП-4 АО «Атомэнергопроект» Катагоровой

«Мы так и не узнали, какую дозу радиации получили» Интервью ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС, инженера первой категории электротехнического отдела БКП-4 АО «Атомэнергопроект» Катагоровой

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *