Марк Шагал: «Я жизнь провел в предощущеньи чуда»

Марк Шагал: «Я жизнь провел в предощущеньи чуда» Художник-еврей За право называть Марка Шагала своим художником борются Россия, где он родился, и в Франция, где провел большую часть своей

Художник-еврей
За право называть Марка Шагала своим художником борются Россия, где он родился, и в Франция, где провел большую часть своей творческой жизни и умер. На самом же деле мироощущение Шагала было тесно связано с осознанием своих еврейских корней и с ними же связаны и многие факты его биографии. Из-за национальности Шагала не хотели брать в гимназию его матери пришлось заплатить учителю звонкой монетой. Когда Шагал пожелал отправиться в Петербург учиться, ему, как еврею, с трудом удалось выбраться из черты оседлости. В столице ему приходилось снимать углы в квартирах денег не хватало. Соседи пили, дрались и выживали художника. Об этих днях он вспоминал: «Тогда я понял, что в России не имеют права на жизнь не только евреи, но и великое множество русских, что теснятся, как клопы, по углам. Боже мой, Боже!»
Любимый Витебск
Но Шагал часто и с теплотой вспоминал о своих еврейских родственниках. В автобиографии «Моя жизнь» писатель рассказывает о жизни отца и дядей, о братьях, о маме, о домашних молитвах и традициях. Марк Шагал родился в 1887 году в Витебске, в еврейском местечке. О нем он писал: «Вокруг церкви, заборы, лавки, синагоги, незамысловатые и вечные строения, как на фресках Джотто. Явичи, Бейлины молодые и старые евреи всех мастей трутся, снуют, суетятся. Спешит домой нищий, степенно вышагивает богач. Мальчишка бежит из хедера. И мой папа идет домой».
ФОТО 1. «Над городом». Источник: Pinterest
Черноглазая муза
Витебские виды нередко встречались на картинах Шагала. Именно над Витебском летят влюбленные с полотна «Над городом». На нем, кстати, Шагал изобразил себя со своей первой женой и музой всей жизни Беллой Розенфельд. Познакомился он с ней в Москве Белла была подругой его возлюбленной Теи. Но, увидев Беллу, Шагал потерял голову: «С ней, не с Теей, а с ней должен быть я вдруг озаряет меня! Она молчит, я тоже. Она смотрит о, её глаза! я тоже. Как будто мы давным-давно знакомы, и она знает обо мне всё: моё детство, мою теперешнюю жизнь, и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной, была где-то рядом, хотя я видел её в первый раз. И я понял: это моя жена. На бледном лице сияют глаза. Большие, выпуклые, чёрные! Это мои глаза, моя душа. Тея вмиг стала мне чужой и безразличной. Я вошел в новый дом, и он стал моим навсегда».
Черные глаза Беллы Шагал изображал на своих полотнах до последних дней, даже после смерти возлюбленной. Белла умерла в 1944 году, когда супруги жили в США, спасаясь от фашистов, царивших во Франции. После Шагал женился еще раз на Валентине Бродской, но о Белле отказывался говорить как о мертвой.
«Я много раз говорил: никакой я не художник»
Живопись Шагала в корне отличалась от всего, что существовало в то время. Несмотря на советы, он не смог найти общего языка с кубистами. О себе он писал: «Я много раз говорил: никакой я не художник. А кто же да хоть корова, не угодно ли» С учебой у Шагала не заладилось совсем недолго он проучился в Витебске у Юделя Пена, затем отправился в Петербург, на что выпросил денег у отца. Но и в столице будущий великий художник не смог найти себе места он даже поступил в школу Льва Бакста, но ходить на уроки не стал. Когда Бакст собрался в Париж, юный Шагал, грезивший Францией, хотел отправиться с ним, но не вышло. В Париже они потом еще встретились но Шагал остался недоволен приемом бывшего наставника.
ФОТО 2. Марк Шагал за работой.
Жизнь в Париже
В Париж Шагал все-таки уехал, но денег как всегда не хватало ему пришлось поселиться в «Улье», знаменитом общежитии художников и богемы. Он гулял по залам Лувра и разглядывал любимые полотна:
«Бродя по круглому залу Веронезе или по залам, где выставлены Мане, Делакруа, Курбе, я уже ничего другого не хотел. Россия представлялась мне теперь корзиной, болтающейся под воздушным шаром. Баллон-груша остывал, сдувался и медленно опускался с каждым годом все ниже. Примерно то же думал я о русском искусстве вообще. Нет, в самом деле, всякий раз, как мне приходится размышлять или говорить о нем, я испытываю сложное, невыразимое чувство, замешенное на горечи и досаде. Как будто русское искусство обречено тащиться на буксире у Запада. Но, при том что русские художники всегда учились у западных мэтров, они, в силу своей натуры, были дурными учениками. Лучший русский реалист не имеет ничего общего с реализмом Курбе. А наиболее близкий образцам русский импрессионизм выглядит чем-то несуразным рядом с Моне и Писсарро.
Здесь, в Лувре, перед полотнами Мане, Милле и других, я понял, почему никак не мог вписаться в русское искусство. Почему моим соотечественникам остался чужд мой язык. Почему мне не верили. Почему отторгали меня художественные круги. Почему в России я всегда был пятым колесом в телеге.
Почему все, что делаю я, русским кажется странным, а мне кажется надуманным все, что делают они. Так почему же Не могу больше об этом говорить.
Я слишком люблю Россию».
Война и служба
В 1914 году, перед началом войны, Шагал вернулся в Витебск, чтобы жениться на Белле. Уехать в Париж снова не удалось художнику пришлось остаться в Военно-промышленном комитете. Потом он сменил еще несколько мест: сначала сделался начальником Витебского художественного училища, совсем забросив собственную живопись, а затем взялся за подготовку декораций для Еврейского камерного театра. Какое-то время художник даже преподавал живопись беспризорникам.
ФОТО 3. Марк Шагал пытается нарисовать тётку.
Эмиграция и слава
В 1922 году Шагал уехал на выставку в Литву, затем в Германию, а оттуда в Париж. Спустя несколько лет художник получил французское гражданство. Именно во Франции он отказался от живописи и перешел к витражам, скульптуре и керамике. Первым его большим опытом стало создание мозаик и шпалер для здания парламента в Израиле. После этого на еврейского художника посыпались заказы: сегодня мы можем увидеть росписи Шагала на плафоне парижской Оперы Гарнье, панно в Метрополитен-опере. Отдельно Шагал работал над гравюрами.
К концу жизни на некогда безвестного еврейского художника, которого мальчиком не хотели брать в художественное училище, обрушилась лавина успеха. Его выставки устраивали в Третьяковской галерее и даже Лувре, несмотря на правило не выставлять полотна при жизни автора. Умер Шагал в 1985 году во Франции.

Марк Шагал: «Я жизнь провел в предощущеньи чуда» Художник-еврей За право называть Марка Шагала своим художником борются Россия, где он родился, и в Франция, где провел большую часть своей

Марк Шагал: «Я жизнь провел в предощущеньи чуда» Художник-еврей За право называть Марка Шагала своим художником борются Россия, где он родился, и в Франция, где провел большую часть своей

Марк Шагал: «Я жизнь провел в предощущеньи чуда» Художник-еврей За право называть Марка Шагала своим художником борются Россия, где он родился, и в Франция, где провел большую часть своей

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *