Смертельный роман: как Шолохов соблазнил жену наркома Ежова.

 

Смертельный роман: как Шолохов соблазнил жену наркома Ежова. Это была совершенно случайная, ни к чему не обязывающая любовная история, которая могла окончиться бедой. Знаменитый советский

Это была совершенно случайная, ни к чему не обязывающая любовная история, которая могла окончиться бедой. Знаменитый советский писатель Шолохов соблазнил жену страшного наркома внутренних дел Ежова, Евгению Хаютину, с таким же успехом он мог положить в свою кровать кобру. Они познакомились 80 лет назад, зимой 1938-го, на ежовской даче, когда нарком пригласил Шолохова в гости. Продолжение случилось летом: он снова был в Москве, она заглянула к нему в гостиницу «Националь». Потом жена наркома приехала туда во второй раз, тут-то всё и произошло а прослушка тщательно зафиксировала каждое их слово и каждый скрип кровати.
«Горькая будет у нас любовь, Женя», Ежов прочёл и это, и ремарки стенографистки: «идут в ванную», «ложатся в кровать». Репрессии были в самом разгаре, он считался самым страшным человеком в стране, но к этому времени под ним уже шаталось кресло и шеф политической полиции чувствовал дыхание смерти. Подруга Хаютиной случайно оказалась у них на даче, когда Ежов приехал из Москвы с этой папкой. Позже, на допросе в НКВД, когда Ежов уже был арестован, она описала страшный семейный скандал, крики, рукоприкладство. Незадолго перед этим Сталин долго разговаривал с Ежовым, поминал троцкистские связи его жены, советовал ему развестись. Но было уже поздно: Ежов понимал, что он обречён.
Троих людей свёли случай, усердие ежовских подчинённых и шолоховский норов: зимой 1938-го писатель примчался в Москву, спасаясь от местного НКВД, устроившего за ним охоту. Он был авантюристом и не боялся риска, а чекистов злили его независимость и длинный язык. Шолохов не боялся ходить над пропастью: в молодости его приговорили к расстрелу, и мы так и не знаем, за что. Небольшой срок, на который заменили высшую меру, будущий писатель отбывал под Москвой, тогда он и завязал свои первые литературные связи. О том, написал ли он «Тихий Дон», продолжат спорить до тех пор, пока будут читать этот великий роман, но человеком Шолохов был отчаянным. Связь с женой Ежова равнялась смертному приговору, ему было на это наплевать.
А Ежов и его жена к этому времени очень сильно боялись. Он пил, она всё глубже погружалась в нервное расстройство страшный конец был неминуем, но в него не хотелось верить. Известно сталинское присловье конца сороковых: «У чекиста есть два пути или на повышение, или в тюрьму». В тридцатые годы путь был один выполнить план по смертям и встать к стенке. Ежов зачистил аппарат НКВД от людей своего предшественника Ягоды, теперь подходил его черёд. Ещё недавно Сталин ласково называл Николая Ежова «Ежевикой», а теперь он расспрашивал его о дружбе с репрессированными. Жизнь подходила к концу, за чрезмерное палаческое усердие надо было платить.
Евгения Хаютина, легкомысленная, любвеобильная и простодушная женщина, вышла за него замуж после курортного романа. В делах мужа она не участвовала, того, что её ждало, сумела избежать. Когда она лежала в санатории для нервнобольных, Ежов передал ей яд, и 21 ноября 1938 года она отравилась. 10 апреля 1939-го арестовали Ежова, 4 февраля 1940-го он был расстрелян. Михаил Шолохов пережил их обоих надолго. Он жил счастливо, богато и очень сильно пил, заливая спиртным страхи молодости, когда он часто рисковал головой.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *