ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ БЕТПАК-ДАЛА

ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ БЕТПАК-ДАЛА Однажды директор Карагандинского музея Л. Ф. Семенов показал мне очень редкий, не напечатанный еще нигде документ. Он был написан в 1890 году и назывался «Копия с

Однажды директор Карагандинского музея Л. Ф. Семенов показал мне очень редкий, не напечатанный еще нигде документ. Он был написан в 1890 году и назывался «Копия с приложения к записке о торговле Акмолинского уезда и ее направления».
Автором «Приложения» был акмолинский уездный начальник Троицкий.
Документ этот содержит много сведений о торговле Акмолинска не только с русскими городами, но и со Средней Азией и Китаем. По существу, заметки Троицкого являются своеобразным дорожником, в котором подробно описаны караванные пути от Петропавловска до Ташкента и Кашгара (Западный Китай). Маршрут до Кашгара проходил через Акмолинск, Нельдинский (Успенский) рудник, Балхаш, Пишпек (ныне Фрунзе), устремлялся к высокому перевалу Теректы и приводил путников в Западный Китай. Троицкий самым тщательным образом отмечал природные условия ряда местностей, описывал растительность, указывал на водные источники, точно исчислял расстояния между местами стоянок. О заметках Троицкого надо говорить отдельно и более подробно, но они заставили меня вынуть мои походные тетради и воскресить в памяти некоторые страницы из истории путешествий через степи Казахстана
Следы этих путешествий теряются в глубокой древности. Так, например, еще в 569 году н. э. Земарх, посланник императора Византии, посетивший государство тукюэзцев (тюрок), пересек пустыню Бетпак-Дала. В XIII веке там прошли новые гости из далеких стран. Это были Смбат, начальник конницы Малой Армении, и властитель этого государства царь Гетум I. Малая Армения в те времена располагалась в непосредственной близости к Средиземному морю. Трудно даже представить условия, в которых протекали подобные путешествия в столицу великих ханов Монгольской империи Каракорум, начинавшиеся от стен цветущего армянского города Сиса! Люди, ездившие ко двору монгольских ханов, не могли миновать побережий озера Балхаш. В таком случае на земле нынешней Карагандинской области в XIII веке побывали русские князья Ярослав, Глеб Ростовский, посланники французского короля, русские и западноевропейские пленные, угнанные монголами в Каракорум. Недавно мне удалось установить, что и Александр Невский не ограничился пребыванием в волжской орде. Он был вынужден ехать оттуда в столицу великого хана в глубь Центральной Азии. На пути Невского лежал Балхаш и высились Джунгарские ворота.
Широкому кругу читателей неизвестна история путешествия в 1800 году двух русских горняков через казахские степи в Ташкент. Это были колыванские берг-гешворены Бурнашев и Поспелов. Подлинник их путевых записок лишь недавно обнаружен в Барнаульском государственном архиве, о чем сообщил мне алтайский краевед-историк Н. Я. Савельев. Очень важно отметить, что Бурнашев и Поспелов были одними из первых геологов, исследовавших Казахстан и Среднюю Азию. Их пригласил для геологических работ правитель Ташкента Ходжа Юнус.
Казахский султан Букей предложил Бурнашеву и Поспелову сопровождать их до самого Ташкента, для чего согласился ожидать их на реке Нуре. Путешественники вышли из Семипалатинска, достигли форпоста Семиярского и двинулись в сторону Каркаралинских гор. Исследователи находили агаты и сердолики, исследовали почвы степи. Так они дошли до Нуры, где их с нетерпением ожидал Букей.
Любознательные горные мастера выполняли труд, не входивший в их прямые обязанности. Они описали хлебопашество казаков на Нуре, охоту с беркутом, обратили внимание на предметы из железа и меди, бывшие в употреблении у казахов. Из записок путешественников мы знаем, например, что на Нуре были тогда арыки. Бурнашев и Поспелов пришли к убеждению, что самые удобные для жизни места находятся между Каркаралинскими горами и берегами Нуры.
Путники обследовали курганы возле Нуры и собрали некоторые археологические предметы. На пути к Бетпак-Дала были открыты горы, сложенные из красной и зеленой яшмы.
«В общем положении сей степи, относительно ее удобности к обитанию, надлежит исключить ту часть, которая следует к полудню, за пространством гор. Она называется Битпаком и помыта более терновником и отчасти полынного травой, по причине же неимения воды не населяется», описывали исследователи пустыню.
Однако они оговаривали, что вода в пустыне есть всюду, на глубине не более двух саженей. Михаиле Поспелов, рукой которого были написаны путевые заметки, считал, что Бетпак-Дала начинается от гор Кок-Томбак. Исследователи выбрали самый опасный, но зато короткий путь через урочище Тюсьбулак, хотя им была известна вторая дорога на Уванас. Они дошли до реки Чу, которую Поспелов называл «Цуя», и переправились через нее па камышовом плоту. Наконец впереди показались заветные горы Каратау. Преодолев перевал у селения Бабаты, Бурнашев и Поспелов направились к Ташкенту, куда и прибыли 28 июня 1800 года..
Русским горным мастерам была устроена торжественная встреча. Они прожили в Ташкенте три месяца, подробно ознакомились с ним. Европейская наука в те годы не имела никаких достоверных сведений о Ташкенте и его владениях, поэтому записи Михаила Поспелова приобрели огромную ценность. Рассматривая политико-географическое положение Ташкента, русские исследователи не обошли своим вниманием казахов, которые составляли тогда значительную часть населения города.
Бурнашев и Поспелов выяснили, что Ташкент закупал в русских владениях медь, железо, жемчуг, кораллы, дорогие меха котиков, сукна и другие товары, доставлявшиеся через Казахстан.
Чтобы закрепить успехи караванной торговли, горные мастера наметили удобнейший путь: Ташкент Уванас горы Актау Нура Каркаралинские горы Беркутли Куказлык Биштерек Ямышево на Иртыше. Именно этой дорогой и вернулись они на родину. Исследователи подтвердили наличие свинцовой руды в известковых толщах гор Каратау. «Их точное указание было первым достоверным сообщением об ископаемых богатствах гор Средней Азии», пишет о Бурнашеве и Поспелове один из советских историков.
Спустя несколько лет, в 18071823 годах, несколько путешествий в Среднюю Азию совершил Муртаза Файзулин «торговый татарин Казанского посада», как именуется он в старинных бумагах. Файзулин не раз проходил по суровой пустыне. Бетпак-Дала, не однажды переправлялся на камышовом плоту через реку Чу. Один любознательный русский чиновник подробно расспросил Муртазу и с его слов составил очерк пути от Ташкента до берегов Нуры и Ишима. Дорожник Файзулина описывает города Ташкент, Туркестан и Сайрам. Далее упоминается Мангат с обильными зарослями травы «дармана», содержащей цитварное семя. Оказывается, что этот продукт еще в начале XIX века в огромном количестве вывозился через Казахстан в Россию.
Файзулин видел Чудское озеро в горах Каратау, наполненное неизвестной, похожей на стерлядь рыбой. В тех же местах он обнаружил 12 древних курганов. С синих гор Каратау Муртаза Файзулин спустился в долину Сузака, откуда до Петропавловска оставалось 26 дней пути. Затем он переправился через реку Чу и вскоре очутился на пороге пустыни Бетпак-Дала.
«По степи Бит-пак земля чрезвычайно тверда, почти как камень, но она вся покрыта низким каким-то деревом баялыч, похожим несколько на можжевельник», читаем мы в дорожнике Файзулина.
И далее:
«Здесь оканчивается степь Бит-пак. Сия прямая дорога через нее открыта киргизом одним; по прежней дороге она простиралась на 180 верст».
Двенадцатый по счету переход Файзулин завершил на Нуре, а еще через день благополучно дошел до Ишима.
Сто с лишним лет назад неизвестный русский землепроходец, приказчик торгового каравана, сообщил П. И. Небольсину сведения о путях из Петропавловска в Ташкент. Длина маршрута составляла 1600 верст. Неизвестный путешественник шел через Акмолинск, Сарысу, пустыню Бетпак-Дала, Чу, Сузак, переваливал через свинцовые горы Каратау..
«А для русского купца Ташкент важная страна, и в Кошкар, и в Бухару почти что рукой подать. В Кошкар из Коканда каждую неделю ходят караваны и везут на потребу неизвестных нас стран, русские товары: сукно, цветной плис, коленкоры, миткаль, железо, чугун», записал в 1851 году П. И. Небольсин.
В XIX веке Бетпак-Дала была пересечена также Ф. Ефремовым, тоже доставившим богатые сведения о Ташкенте и Коканде.
Ряд походов других землепроходцев остался неизвестным, их отчеты надо искать в архивах Ташкента, Омска, Семипалатинска и других городов Казахстана, Сибири и Средней Азии.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *