ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК

ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на

К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на изобретение. Или автора периодической системы Дмитрия Менделеева, с которым в восприятии немцев и шведов соперничает Лотар Мейер. И даже в таком специфическом деле, как фотографирование снежинок, на славу первопроходца претендует более «раскрученный» американец Уилсон Бентли.
Между тем, первым, кто сумел сделать микрофотографии снежинок, был фотограф из Рыбинска Андрей Сигсон. Причём приоритет рыбинца подтвержден документально.
Андрей Андреевич Сигсон родился 22 марта 1839 года в Варшаве. Мальчиком он был отдан в услужение в магазин готового платья. Уже там проявились его незаурядные способности. Он разговаривал на нескольких языках, хорошо рисовал, увлекался физикой. В магазине мальчика ценили он мог встретить любого покупателя и помочь в выборе одежды. Но торговое дело Андрея не увлекло.
В середине 1850х годов он увидел первые дагерротипы и «заболел» фотографией на всю жизнь.
Юноша нанялся помощником к фотографу. Два года он учился фотоделу, помогая мастеру, и захотел открыть свою мастерскую. Сигсон поехал вглубь России, решив, что там будет меньше конкуренции и шире рынок сбыта.
Первое фотоателье Андрей Сигсон открыл в Уфе. Свое дело с первого раза не получилось, и, немного попутешествовав по северным российским губерниям, Сигсон попадает в Рыбинск. В 1861 году сюда приезжает из Москвы фотограф Сергей Зимулин, и Андрей Сигсон начинает работать его помощником. Вскоре талантливый фотограф становится компаньоном Зимулина. Несколько лет мастера работают вместе. Затем Зимулин умирает, и Сигсон, выкупив у вдовы его долю, становится единственным владельцем фотостудии.
В первую очередь мастерская Андрея Сигсона специализировалась на портретной фотографии. Сохранилось немало семейных портретов, сделанных Сигсоном. Репутация у «Фотографии А. Сигсона» была очень высокой, и рыбинцы в течение нескольких десятилетий запечатлевали свои образы именно у Андрея Андреевича.
Кроме портретов, Сигсон выполнял заказы государственных организаций и частных предпринимателей. Например, по заказу Министерства путей сообщения он снимал строительство железнодорожных станций, мастерских, мостов строящейся РыбинскоБологовской железной дороги. По заказу пароходного общества «Самолет» новые пароходы, для владельца канатной фабрики Журавлева снимки производства. Судя по сохранившейся рекламе «Фотографии А. Сигсона», он оказывал также услуги по восстановлению и увеличению старых фотографий.
Портретная, пейзажная съемка и ретуширование были ремеслом Сигсона, приносящим ему деньги и позволявшим заниматься тем делом, к которому стремилась его душа; делом, в котором он стал первопроходцем фотографированием снежинок.
Кто из нас не пытался рассмотреть снежинки, мимолетные творения воды и мороза Андрей Сигсон сумел остановить мгновение и представить на суд науки и общества фотографии этих удивительных кристаллов, ни один из которых не повторяет другой.
Микрофотографией Андрей Андреевич начал заниматься с начала 1870х годов. Первые получившиеся снимки Сигсон отправил в Москву на Политехническую выставку в 1872 году. Там его опыты в этой области были отмечены Большой серебряной медалью.
Примерно в это время Сигсон задумывается и о фотографиях снежинок. Ему хочется запечатлеть их хрупкую, недолговечную и уникальную красоту.
Для увеличения снежинок перед объективом камеры фотограф использовал микроскоп, как и при съемке других маленьких объектов. Но, в отличие от них, снежинки начинали таять, оказавшись на предметном стекле прибора. Они теряли резкость и остроту своих очертаний, превращаясь в сглаженные кусочки оплывающего льда.
Андрей Андреевич нашел остроумный выход он заменил предметное стекло микроскопа сеточкой из тончайших шелковых ниточек. Такая паутинка помещалась в вырезе картонки, размером равным стеклу прибора. На эту редкую сеточку Сигсон и начал ловить снег. Пойманную снежинку мастер помещал под трубку микроскопа и фотографировал при увеличении в 1524 раза.
Чтобы капризные снежинки не начали таять от тепла рук фотографа или его дыхания, Сигсон дышал через специальное устройство изогнутую трубку, отводившую выдох далеко в сторону, а руки постоянно охлаждал. Мастер продумал и специальную систему освещения. Чтобы изображение получилось рельефным, Андрей Андреевич использовал сильный боковой свет.
Сигсон фотографировал снежинки, добиваясь ясности и четкости картины, почти двадцать лет, прежде чем представить результаты своей работы широкой общественности. К 1892 году в его коллекции было около двухсот фотографий снежинок.
Андрей Андреевич передает часть фотографий физическому отделению Русского физико-химического общества и публикует свои материалы в «Журнале Русского физико-химического общества при Санкт-Петербургском университете» за 1892 год. Часть фотографий в том же году показывается публике на Московской географической выставке.
Фотографии Сигсона привлекли не только простых зрителей, они вызвали большой интерес ученых — метеорологов и физиков, а также специалистов в области фотографирования. Столичные газеты опубликовали отзывы об Андрее Андреевиче, называя его «рыбинским Левшой».
С этого времени начинается период признания Сигсона. Он выставляет свои работы — и добивается успеха — на четвертой фотографической выставке в Петербурге (1894). На Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде (1896) Андрей Андреевич показывает более 80 снимков инея, изморози, снежной крупы. На следующий год он получает приглашение на международную выставку в Брюссель. Правда, туда мастер не поехал, поскольку не успевал изготовить новые фотографии, а старые показывать не хотел.
Фотографиям Сигсона отдают должное крупные ученые. В 1898 году на заседании физико-математического отделения Академии наук российский гидрометеоролог, директор Главной физической обсерватории академик Михаил Рыкачев отметил, что «таких совершенных изображений до господина Сигсона не получалось ни у нас, ни за границей».
В 1900 году состоялась знаменитая Парижская всемирная выставка, ознаменовавшая начало 20 века. Выставку посетило около 50 миллионов человек — огромное количество даже по меркам нашего века, не говоря уже про то время. Российские экспонаты завоевали на ней 1589 наград, в том числе 370 золотых медалей. Одна из них была присуждена Андрею Сигсону за его фотографии снежинок.
На выставке у рыбинского фотографа был серьезный конкурент — профессор Берлинского университета Гельман. Однако работы Сигсона жюри признало лучшими.
Кстати, золотая медаль рыбинского фотографа вовсе не была сделанной из золота. Чтобы получить награду в золотом исполнении, Сигсон (как и любой другой победитель) должен был предоставить организаторам выставки определенный вес золота для ее изготовления. Столько драгоценного металла у рыбинца не было, и его медаль (как и многие другие), хоть и называлась золотой, была отлита из дешевого сплава. (Еще в середине 1990х годов хранилась у частного лица в Рыбинске. Где она сейчас, неизвестно).
В начале 20 века работы Андрея Сигсона были опубликованы в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, ряде научных сочинений и учебниках. Снимки рыбинца приобретают университеты СанктПетербурга, Москвы, Киева. К нему обращаются и изза границы из университетов и научных обществ Германии, Франции, Англии, Австрии, Италии, Испании.
Слава и мировая известность в научных кругах не принесли фотографу благосостояния. Напротив, Сигсон, увлеченный съемкой снежинок, нередко изза этого терял клиентов, поскольку рыбинцы начали считать его оригиналом и чудаком. Впрочем, рыбинские фотографы мастера любили и уважали. Он состоял почетным членом Рыбинского фотографического общества, которое впоследствии стало носить его имя.
Андрей Андреевич Сигсон скончался в 1907 году в возрасте 68 лет. Считается, что его смерть наступила от порока сердца, вызванного в свою очередь ревматизмом от постоянного переохлаждения. Он похоронен на Новогеоргиевском кладбище Рыбинска.
Бесценные фотографии снежинок Андрея Сигсона его семья сохранила, несмотря на неоднократные предложения о продаже коллекции. Сейчас они находятся в фондах рыбинского музея. Там хранится комплект из 34 уникальных увеличенных изображений снежинок разных форм, в числе которых и редкая двенадцатилучевая снежинка.
Искусство микрофотографирования Сигсона никто не мог превзойти еще многие десятилетия после кончины мастера. Российский и советский физик, гляциолог профессор Борис Вейнберг писал в 1934 году в рыбинской газете «Верхне-Волжская правда»: «Главная физическая лаборатория сделала недавно ценное приобретение коллекцию негативов снимков снежинок, инея и узоров на окнах, сделанных в 90-х годах прошлого столетия рыбинским фотографом А.А. Сигсоном. Снимки эти (многие из которых имелись в лаборатории лишь в виде позитивных отпечатков) не превзойдены по своей художественности до сих пор никакими другими снимками. Особенно впечатлительны в этом отношении микрофотографии снежинок, снятые по методу «заблудших лучей» — тех освещающих снежинку лучей, которые миновали бы отверстие объектива фотоаппарата, не будь на пути их снежинок».
По иронии судьбы неизветно, как выглядел Андрей Андреевич Сигсон, или никто не снимал его, или ни одного снимка до нашего времени не дошло. Так что, при упоминании о мастере, перед мысленным взором могут возникнуть только снежинки легкие, хрупкие и удивительно красивые.

ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на

ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на

ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на

ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на

ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на

ЛОВЕЦ СНЕЖИНОК К сожалению, россиянам нередко приходится отстаивать свои авторские права. Можно вспомнить Александра Попова и итальянца Гульельмо Маркони, который вовремя оформил патент на

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *