Внучка шоколадного магната и польские сироты в Самарской губернии

Внучка шоколадного магната и польские сироты в Самарской губернии Внучка основателя шоколадной фабрики Джона Кэдбери Флоренс Барроу была социальным работником со стажем, когда она присоединилась

Внучка основателя шоколадной фабрики Джона Кэдбери Флоренс Барроу была социальным работником со стажем, когда она присоединилась к группе английских квакеров, отправившихся в Россию.
В жаркие августовские дни 1916 года они добрались до Бузулукского уезда, где скопилось очень много беженцев из Польши, оставивших свои края из-за войны. Именно в это регионе Российской империи англичане решили помогать людям, оставившим свои дома на западе страны. Двое из этой группы, Флоренс Барроу и Анита Уэллс, прихватив с собой переводчика, отправились по деревням, встречаться с многочисленными беженцами. Ко всем трудностям англичан добавлялась ещё одна невозможность общаться с людьми напрямую. Вместе с Барроу и Уэллс поехала русская, Ксения Жукова, она-то и переводила англичанкам все бесконечные невесёлые истории о том, как дома были разрушены, а близкие погибли, о бесконечных скитаниях, о болезнях и страданиях. Приезд этих иностранцев, то, как они часами сидели в набитых людьми избах, и слушали, слушали, даже это действовало успокоительно на несчастных беженцев, выброшенных в бескрайние просторы полей и степей Бузулукского уезда.
Первым местом работы Флоренс Барроу стал так называемый Могутовский дом приют для детей беженцев, открытый квакерами в селе Могутово на краю Бузулукского бора в пустом особняке имения табачного купца. К концу августа 1916 года в усадьбе был завершён ремонт, и после этого в Могутово прибыли англичане доктор Меннинг с медсестрой Морган. Вскоре в приюте разместили первую партию детей. Флоренс Барроу отвечала за отбор первых обитателей могутовского приюта, и это оказалось непростым делом. Как писала в своей книге Риченда Скотт, люди с подозрением отнеслись как к идее детского дома, так и к самим квакерам, внезапно появившимся в этих краях. «Кто такие эти англичане Они, вообще, наши Они нашу религию и нашу церковь-то уважают ли» Слухи росли как снежный ком. И слухи эти были один нелепее другого: квакеры приехали сюда шпионить и следить за беженцами, квакеры заставят детей пахать с утра до ночи, сделают из них рабов, или обратят деток в католичество.
Через какое-то время Флоренс едет работать в Андреевку, где она трудится в восстановленной квакерами больнице: там она проводит зиму 19161917 г. г. оттуда она посылала домой письма с подробными рассказами о своей жизни в глухомани Самарской губернии, в Бузулукском уезде. В конверты она вкладывала открытки с картинками русского быта, советовала всем читать Льва Толстого.
В мае 1917 Флоренс Барроу, возвращается из Андреевки в Могутово. С этого момента и до самого своего отъезда в Англию в марте 1918, она заведовала всей работой Могутовского д

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *