ПОЧЕМУ НАПОЛЕОН НАСТУПАЛ НА МОСКВУ МНЕНИЯ ИСТОРИКОВ

 

ПОЧЕМУ НАПОЛЕОН НАСТУПАЛ НА МОСКВУ МНЕНИЯ ИСТОРИКОВ Более 200 лет назад Великая армия Наполеона двинулась на Москву вслед за двумя отступавшими русскими армиями. Такова была стратегия

Более 200 лет назад «Великая армия» Наполеона двинулась на Москву вслед за двумя отступавшими русскими армиями. Такова была стратегия императора-полководца — разбить врага в генеральном сражении и захватить его столицу.
Столицей России был Санкт-Петербург. Наполеон же двигался на совершенно нестоличную, провинциальную Москву.
Знаменитое высказывание, приписываемое Наполеону, о том, что, наступая на Петербург, он поразит голову России, а, ударив по Москве, пронзит ее сердце, на самом деле не проливает свет на его истинные намерения.
Судя по этим словам, поход на Петербург для императора был так же важен, как и поход на Москву — голова и сердце одинаково важны в человеческом организме.
Существует несколько версий того, почему он выбрал именно этот город целью своей военной экспедиции.
Одни историки считают, что в результате российской кампании Наполеон хотел подготовиться к походу на Индию, и поэтому двигаться на северо-запад было нелогично.
Другие полагают, что, несмотря на то, что Петербург был формально столицей российского государства, Москва являлась крупным торговым и промышленным городом, третьи уверены, что расчет был сделан на то, что Москва была более важна для народа, будучи духовным центром нации.
Но так или иначе, поход на Москву для «Великой армии» окончился печально — разбить армию в генеральном сражении под Бородино у императора не получилось, столицу он не захватил, а падение Москвы победы ему не принесло. Наконец, российский народ устроил французской армии партизанскую войну, победить в которой Наполеон был не в состоянии.
Идти на Петербург было тоже логично. Близость Балтийского моря и контроль над портами в Пруссии давали ему возможность снабжать армию через морские маршруты.
В Петербурге находился царский двор, государственные учреждения, дворцы и поместья высших сановников. В случае приближения неприятельских войск, опасаясь за целостность имущества, они могли оказать влияние на царя с тем, чтобы он заключил с французским императором мир.
Так прав ли был Бонапарт, двинувшись не на Петербург, а на Москву
«Сердце России»
«Ребята! Не Москва ль за нами Умремте же под Москвой, как наши братья умирали!» , — писал в стихотворении «Бородино» Михаил Лермонтов.
Д.и.н. Александр Боханов (1944-2019), автор учебников по истории России и ряда монографий, считал этот образ Москвы верным. По его мнению, Наполеон понимал это, и старался поразить город, наиболее важный и для царя, и для его подданных.
«Это было сердце России. Это и была столица, царский город, символ страны. Москва — ключ к России, и в этом смысле Наполеон был абсолютно прав».
Впоследствии, в советское время, особенно после битвы под Москвой в 1941 году, государственная пропаганда еще больше укрепила этот образ. «Священные слова «Москва за нами» мы помним со времен Бородина», — пелось в песне на стихи Роберта Рождественского.
Стратегический узел
Другая версия о выборе направления движения «Великой армии» — стратегическая ценность Москвы как промышленного и торгового центра, крупного узла в дорожной сети России.
В начале XIX века в городе действительно была развита, в первую очередь, текстильная промышленность. Текстиль — стратегический ресурс, без которого ни одна армия не могла воевать.
В городе располагались склады с оружием, боеприпасами, обмундированием и продовольствием. Рядом с Москвой располагался центр оружейного производства — Тула. Неподалеку находилась и крупнейшая база снабжения — Калуга.
«У Наполеона не было цели ни завоевать Россию, ни ее разрушить. Ему важно было принудить Александра I к соблюдению Континентальной блокады И шел он ровно по этой причине на Москву как на главный промышленный район. И как только этот промышленный район выводился из строя, тут же возможность формирования новых полков исчезала», — сказал историк, к.и.н, Никита Павлович Соколов.
К Москве (и об этом говорят многие историки) вели сравнительно неплохие дороги, вокруг которых за долгие столетия образовались города и села. Они, в свою очередь, были критически важны для наполеоновской армии, которая в значительной степени в вопросах снабжения опиралась на местные ресурсы.
Петербург, хотя и был столицей, не обладал столь развитой дорожной сетью. По Балтийскому же морю доставлять припасы из Пруссии было затруднительно из-за отсутствия в тот момент во Франции серьезного флота для защиты коммуникаций, отмечает военный историк Андрей Союстов.
Цель — Индия
По мнению историка Андрея Союстова, в конечном счете выбор направления движения наполеоновской армии в 1812 году в России был обусловлен общим стремлением императора добраться до Индии.
Принужденная к миру и союзу Россия, считает историк, в мыслях Наполеона должна была стать надежным тылом, который обеспечил бы ему связь с Европой и Францией.
«Молниеносно в случае разгрома России Наполеон туда Индию направляться не собирался. Скорее всего последовала бы довольно большая пауза, за время которой Наполеон готовился бы к такому большому походу», — считает Союстов.
Бонапарт планировал поход в Индию еще задолго до войны 1812 года. Словарь Брокгауза и Ефрона в статье о наполеоновских войнах отмечает, что «он мечтал о том, чтобы в союзе с русским императором выбить англичан из позиции, которую они занимали в Индии».
Речь идет о планах по отправке русско-французской военной экспедиции, которая, по версии многих историков, должна была состояться, но провалилась из-за смерти Павла I.
Многие отмечают, что одной из целей египетского похода французской армии также было подорвать связи главного противника — Великобритании — с Индией.
Конечно, Наполеон, по словам Союстова, рассчитывал также и на то, что сама по себе победа над Россией сильно изменила бы баланс сил в Европе. Она ослабила бы Великобританию, усилила континентальную блокаду и, в конце концов, просто поколебала бы уверенность Британии в собственных силах. «Для того чтобы мир был возможным и прочным, нужно, чтобы Англия убедилась, что она не найдет больше пособников на континенте», — говорил и сам Наполеон.
Но еще больше способствовал бы этому поход в Индию и появление Старой гвардии на берегах Ганга.
Западня
Одной из довольно распространенных версий является та, что направление движения «Великой армии» задал не французский император, а российские военачальники — Барклай де Толли и Петр Багратион, командовавшие 1-й и 2-й Западными армиями.
Обе армии отступали, маневрируя и давая сражения наполеоновским войскам, вплоть до Москвы, где произошла генеральная Бородинская битва.
С одной стороны, они долго были не в состоянии соединиться для сражения. С другой, армии и не спешили это делать, поскольку силы были еще слишком неравными. Наполеон же, напротив, стремился к этой битве.
«Цель Наполеона — дать генеральное сражение, разгромить в нем неприятеля. Он никогда от этой тактики не отступал и не скрывал, что ищет генерального сражения все то время, которое шел за отступающими русскими войсками», — сказал историк, специалист по наполеоновским войнам Николай Могилевский.
При этом, по его словам, спор о том, кто является автором идеи похода на Москву, очень стар и пока окончательно не разрешен.
Хотел ли Наполеон идти до Москвы
Крупнейший прусский и европейский военный мыслитель XIX века Карл фон Клаузевиц, служивший в русской армии в 1812 году, впоследствии признавал, что идею заманивания Наполеона вглубь страны высказывал его непосредственный начальник в России — генерал Карл Пфуль.
«Император I и генерал Пфуль пришли к совершенно правильному заключению, что подлинное сопротивление можно будет оказать лишь позднее, в глубине страны, ибо на границе силы были недостаточны. В соответствии с этим генерал Пфуль выдвинул мысль добровольно отнести военные действия на значительное расстояние внутрь России, таким путем приблизиться к своим подкреплениям, выиграть некоторое время, ослабить противника, принудив его выделить ряд отрядов и получить возможность, когда военные действия распространятся на большом пространстве, стратегически атаковать его с флангов и с тыла», — писал Клаузевиц в аналитической работе, посвященной 1812 году.
Вместе с тем, по словам Клаузевица, считать автором этой тактики Пфуля или Александра не стоит.
«Нельзя даже сказать, чтобы идея Пфуля послужила той моделью, по которой впоследствии в действительности проводилась кампания в грандиозных размерах; на самом деле, как мы в дальнейшем увидим, кампания развернулась сама собой, а идея Пфуля тем менее может рассматриваться как руководящая мысль», — писал он.
В конце концов, считает Николай Могилевский, авторство плана по заманиванию Наполеона вглубь России не так уж и важно. «Важнее то, что этот план в целом удался, потому что Наполеон не рассчитывал так далеко зайти», — сказал он.
По словам Эдварда Радзинского, Наполеона в конце концов сгубила его вера в собственные силы. Он изначально не хотел идти далее Смоленска, но, добравшись до него и не дав генерального сражения, император решил продолжать движение до конца.
«Это вечная беда завоевателя — он так привык выигрывать, что остановить игру уже не возможно, и он будет играть до тех пор, пока не проиграет все», — сказал писатель.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *