Наполеоновские войны: самое необычное сражение

Наполеоновские войны: самое необычное сражение Война пятой коалиции принесла Огюсту Мармону не только победу над противником, впятеро превосходящим его по силам, но и маршальский жезл. «Каждую

Война пятой коалиции принесла Огюсту Мармону не только победу над противником, впятеро превосходящим его по силам, но и маршальский жезл.
«Каждую ночь совершали марш, каждый день атаковали» писал о непростых для австрийской армии днях после Ваграмской битвы эрцгерцог Карл. После главного сражения войны Пятой коалиции, в котором австрийцы потерпели поражение, эрцгерцог начал отводить войска на север, намереваясь затянуть войну. Продолжение войны никак не входило в планы французского императора, так что он постарался приложить максимум сил для перехвата неприятеля. Началась настоящая гонка австрийцы старались уйти из-под удара, а французы их настичь. Кому же удалось одержать верх, как правильно вести арьергардные бои и как деревня Шёнграбен прославилась во второй раз, в нашем новом материале.
Битва при Ваграме: что было после
После сражения при Ваграме, в ходе которого императору Наполеону после двух дней изнурительных и кровопролитных боев удалось разбить австрийскую армию эрцгерцога Карла, казалось, исход войны был решён бесповоротно. И всё-таки это была уже не та блестящая победа времён Аустерлица и Ульма: австрийцы, чьи боевые качества за последние годы ощутимо возросли (благодаря энергичным действиям эрцгерцога и его сподвижников), дрались геройски, и французскому императору не удалось окружить противника и довершить его разгром, как это бывало ранее. Почивать на лаврах было рано выигранное сражение ещё не означало победу в войне: конечно, австрийцы потерпели тяжёлое поражение, оставив на поле боя каждого третьего своей армии, но у них было достаточно сил, чтобы продолжать сопротивление. Нельзя было допустить затягивания войны, что сыграло бы на руку антифранцузским силам во всей Европе.
Австрийский командующий увел армию с поля боя, и тут же начал отступать на север, намереваясь подтянуть резервы и дать отдых войскам. Исполнение задуманного облегчалось тем, что Наполеон начал преследование далеко не сразу солдаты, офицеры и даже сам император были утомлены донельзя, находясь несколько суток кряду на пределе своих сил, так что ни о каком преследовании вечером 6 июля можно было и не мечтать солдаты были истощены до такой степени, что армии пришлось заночевать прямо на поле боя. Однако и на следующий день преследование неприятеля началось только днём, а ведь каждая минута, каждый час погони были на вес золота австрийцев нужно было брать «теплыми», пока они не успели опомниться после побоища под Ваграмом. Организованное движение французов началось только в конце 7 июля 1809 года, когда были налажены коммуникации для дальнейших действий к северу от Дуная.
ФОТО 1. Утомленные польские уланы бивакируют у ночного костра.

Передышка позволила эрцгерцогу Карлу собрать максимум наличных сил и отступить на северо-северо-запад. Полководец намеревался, опираясь на местные ресурсы, продолжить войну в чешских областях Австрийской монархии, чтобы собрать максимум сил и попытаться выдержать ещё одно сражение с могучим противником. Но для этого нужно было время, ведь чем дольше шла война, тем менее стабильной становилась система, созданная Наполеоном в Европе.
Отступая от Ваграма эрцгерцог мог выбрать три направления: западнее остальных лежала дорога в Богемию, на Цнайм (совр. Зноймо в Чехии), расположенного в удобном месте за рекой Тайей. Вторая дорога, пролегавшая восточнее, вела в Моравию, на Брюнн (совр. Брно, там же). Наконец, третья дорога пролегала между первыми двумя и вела прямиком к Праге. Австрийский полководец был волен пойти любым путём, благо французы никак не мешали принятию решения, а вот им, в свою очередь, ещё нужно было выяснить какую из дорог выбрал неприятель. Оставив арьергард, который завесой прикрывал движение главных сил, эрцгерцог Карл начал спешное отступление по западной дороге.
ФОТО 2. Движение войск после Ваграмского сражения.
Эрцгерцог Карл спасает армию
Начав преследование и не зная, какой именно маршрут выбрал неприятель, Наполеон решил разделить свои силы на три группировки: Массена отправился на Цнайм, корпуса Мармона и Даву на Брюнн, между ними помещался общий резерв (гвардия и Итальянская армия). Корпус Массены, едва начав движение по дороге на Цнайм, наткнулся на австрийские части прикрытия. Каждый день его войска участвовали в боях с неприятельским арьергардом, стремясь настичь его, разгромить и прорваться к основным силам. 7 июля легкая кавалерия Брюйера (сменившего блестящего Лассаля, павшего накануне при Ваграме) и дивизия Леграна сразились с австрийцами, засевшими в Корнойбурге: французским всадникам крепко досталось от неприятельских батарей, но решительная атака 26-го легкого полка обратила неприятельскую пехоту в бегство, и городок был взят. 8 июля состоялось дело под Штоккерау, 9-го под Холлабруном (в 1805 году в предместьях города разыгралось знаменитое Шёнграбенское сражение), который с боями был взят французами.
ФОТО 3. Французские пехотинцы ведут городской бой.
К этому моменту стало ясно, что именно по цнаймской дороге двигались главные силы австрийцев, готовящиеся принять бой за Тайей, где эрцгерцог Карл нашел удобную для обороны позицию. Любопытно отметить, что продвижение французов было столь стремительным, что с передовыми отрядами неприятеля едва не встретился сам император Франц. Император как можно скорее эвакуировался в тыл, а его младший брат задумал дать ещё одно сражение как оказалось, последнее в этой кампании.
Наполеоновские войны оперативное искусство
Эрцгерцог Карл намеревался встретить под Цнаймом неприятельские корпуса и дать им отпор, а в случае ухудшения ситуации продолжить отход на север. Однако, как это часто бывает, всё пошло совсем не по плану. 10 июля к Тайе и её притоку Лаа подошли солдаты корпуса Мармона, накануне свернувшего с дороги на Брюнн и ввязавшегося в преследование австрийского арьергарда. Неожиданно для австрийцев неприятель появился с востока, а не с юга, как предполагалось изначально, да ещё и значительно раньше. Мармон был уверен, что перед ним остатки корпуса Розенберга, и с азартом преследовал австрийцев, даже не подозревая, что вот-вот ввяжется в сражение с главными силами австрийцев.
ФОТО 4. Эрцгерцог Карл и генерал Огюст Фредерик Луи Мармон.
Несколько дней, предшествовавших сражению при Цнайме ещё одна отличная иллюстрация оперативного искусства того времени. Эрцгерцог Карл максимально эффективно использует небольшую передышку, данную ему Наполеоном (пусть и против воли самого императора), а французы изо всех сил рвутся разгромить остатки неприятельской армии, совершая многокилометровые марши с постоянными боями. По меткому выражению австрийского командующего, «каждую ночь совершали марш, каждый день атаковали». Обе стороны действовали на пределе своих возможностей, вопрос был только в том, кто окажется хладнокровней, мотивированней и упорней в грядущем сражении.
При активном преследовании неприятеля австрийская армия буквально таяла на глазах ежедневно сотни человек выбывали ранеными и отставшими, большая часть которых попадала в руки французов. Так один из полков, находившийся под командованием князя Лихтенштейна имел в строю только 800 человек из штатных 4500! И это был далеко не единичный случай в австрийской армии. Люди устали, были морально подавлены, страдали от жары, отсутствия провианта, воды. Близилась развязка.
Отвага Огюста Мармона
Эрцгерцог Карл только накануне прибыл в Цнайм и ещё не успел толком закрепиться в нём, как стало известно о появлении неприятеля к востоку от города это были передовые отряды Мармона. Основные силы французского корпуса прибыли к месту сражения только утром 10 июля. Несколько часов к ряду солдаты шли по жаре и зною, но маршал приказал готовиться атаковать сходу, уверенный, что с лёгкостью разобьёт слабые австрийские части. Его заботила лишь мысль, как не дать неприятелю снова скрыться и уйти от окончательного разгрома.
Целый день к востоку от Цнайма шли ожесточенные бои одного французского корпуса со всей австрийской армией! Эрцгерцог Карл так и не догадался, что имеет дело лишь с одним корпусом Мармона, насчитывавшем чуть больше 10000 штыков и сабель генерал искусно демонстрировал свою силу и многочисленность, не позволяя неприятелю перехватить инициативу. Справедливости ради стоит сказать, что эрцгерцог Карл к этому и не стремился, ограничиваясь в своих действиях мерами необходимой обороны своих коммуникаций и позиций, и не думал переходить в общее наступление. Характерно, что самые жаркие бои разгорелись за Тессвиц, переходивший из рук в руки не менее шести раз, но имевшего ключевое значение только для удержания позиций австрийцев на линии Тайя Цнайм Иглау. Так за день боев за Тессвиц баварцы Минуччи из состава корпуса Мармона потеряли почти 1000 человек больше, чем в любом другом сражении войны.
ФОТО 5. Схема первого дня сражения при Цнайм.
Будь у командующего Хаупт-армии чуть больше атакующего задора, он должен был попытаться охватить неприятеля с юга, силами II корпуса (чего так опасался сам Мармон) и с севера силами III корпуса здесь Карл побоялся штурмовать высоты, находившиеся в руках французов, что могло дорого обойтись его поредевшей армии. Мармон, сам того не зная, с единственным корпусом целый день успешно сражался с главными силами неприятеля и задержал австрийскую армию, впятеро превосходящую его числом. Более того, опасаясь ухудшения положения, австрийский командующий планировал продолжить отступление под покровом ночи, но очень скоро стало ясно, что армейский обоз, столь охраняемый Карлом со дня Варгамского сражения, движется слишком медленно, чтобы можно было эвакуировать войска из Цнайма без угрозы его потери.
Пытаясь исправить положение, в котором оказалась армия, эрцгерцог даже предложил Мармону заключить перемирие, однако тот отверг условия, заявив, что не имеет полномочий вести такие переговоры и что совсем скоро к месту сражения подойдет Наполеон с внушительными силами, а сам маршал надеется на следующий день пленить главные силы австрийцев. И это при соотношении сил один к пяти в пользу противника! Скрепя сердце Карл приказал готовиться к новому сражению наутро, не ожидая от грядущего дня ничего хорошего.
Под Шенграбеном: проигранное сражение
Пока Мармон сражался с главными силами австрийцев, с юга на Цнайм двигался корпус Массены. Маршал не меньше Мармона желал окружить неприятеля и взять богатые трофеи, а успехи последних дней только раззадоривали аппетит герцога Риволийского. К северу от Холлабрюна, у местечка Шёнграбен путь французам преградил корпус генерала Рёйса (ок. 12500 человек) позиция отлично подходила для арьергардного боя, что ещё в 1805 году доказал Багратион, однако вскоре после начала сражения Рёйс получил приказ отступать на Цнайм пришлось срочно выводить войска из боя, для чего был отряжен отряд генерала Клебельсберга (ок. 4000 человек), который должен был прикрывать отход арьергарда.
Генерал блестяще справился с поставленной задачей как ни старался Массена окружить неприятеля и уничтожить много уступавший в числе отряд австрийца, он раз за разом уходил из-под удара, прикрывая главные силы. В итоге австрийцам удалось ускользнуть, а Массена продолжил наступать на Цнайм, пусть и с некоторой задержкой (его появление на поле боя 10 июля могло серьезно осложнить положение австрийцев). Потери сторон составили примерно по 400 человек.
Таким образом, к исходу 10 июля под Цнаймом сосредоточились главные силы австрийцев, сюда же разными дорогами направлялись французские корпуса. Дело грозило перерасти в очередное побоище, которыми так богата история этой кампании. Ставки были неравны гибель австрийской армии ставила под вопрос само существование Австрии и правящего дома, а для французов неудача под Цнаймом могла иметь лишь неприятные политические последствия, ведь тогда молва о непобедимости Наполеона стала бы достоянием истории. Но вот генерал Мармон думал совсем иначе он рвался в бой несмотря ни на что и был полон решимости на следующий день показать, чего стоят штыки его солдат. О том, удалось ли ему это, в нашем следующем материале.

Наполеоновские войны: самое необычное сражение Война пятой коалиции принесла Огюсту Мармону не только победу над противником, впятеро превосходящим его по силам, но и маршальский жезл. «Каждую

Наполеоновские войны: самое необычное сражение Война пятой коалиции принесла Огюсту Мармону не только победу над противником, впятеро превосходящим его по силам, но и маршальский жезл. «Каждую

Наполеоновские войны: самое необычное сражение Война пятой коалиции принесла Огюсту Мармону не только победу над противником, впятеро превосходящим его по силам, но и маршальский жезл. «Каждую

Наполеоновские войны: самое необычное сражение Война пятой коалиции принесла Огюсту Мармону не только победу над противником, впятеро превосходящим его по силам, но и маршальский жезл. «Каждую

Наполеоновские войны: самое необычное сражение Война пятой коалиции принесла Огюсту Мармону не только победу над противником, впятеро превосходящим его по силам, но и маршальский жезл. «Каждую

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *