В поисках Эльдорадо

В поисках Эльдорадо Эльдорадо легендарный город, расположенный где-то центральной, или южной Америке. Во времена испанских конкистадоров ходили слухи городе с бесконечными запасами золота, где

Эльдорадо легендарный город, расположенный где-то центральной, или южной Америке. Во времена испанских конкистадоров ходили слухи городе с бесконечными запасами золота, где даже улицы были вымощены этим драгоценным металлом. Испанцы отчаянно попытались найти город, хотя никто не был точно уверен в его существовании. Эльдорадо буквально переводится, как «Золотой. Вероятнее всего, это был город легендарных Королей, правивших на территории Северных Анд в нынешней Колумбии.
В слухи о золотом городе можно легко поверить, поскольку жившие здесь люди были талантливыми слесарями и имели доступ к богатым залежам золота. В дополнение к созданию произведений искусства, золото также использовалось в качестве сырья для обмена. Оно могло принадлежать не только дворянству, но также и любому члену общества. Не удивительно, что легенда произвела такое впечатление на жадных испанских завоевателей.
Первое появление сказания об этой стране связано с открытием Америки. По-видимому, на мысль о ней первых путешественников натолкнули рассказы туземцев.
Большой толчок легенде об Эльдорадо дали известия о сокровищах инков, доставленных из Перу в 1533 году в Санто Доминго в полной секретности, где это известие вызвало истинное потрясение; один человек в Панаме клялся, что «это был волшебный сон». Историк Овьедо «что это не миф и не сказки». А поскольку корабль с сокровищами не останавливался ни в одном порту по пути следования, кроме самых главных, то это способствовало возникновению многочисленных слухов о якобы огромных богатствах, имеющихся в Южной Америке. Первый из четырёх кораблей, гружёный сокровищами, прибыл в Севилью в конце 1533 года. Королевскую кинту (пятину) доставил сам Эрнандо Писарро. После этого события желание найти сокровища стало главным стремлением новоприбывших в Новый Свет.
«Маноа, или Эльдорадо» на берегу озера Париме. Карта Гесселя Герритса (1625). Эльдорадо наносили на карты рядом с Париме со времён Уолтера Рэли (1595) доАлександра Гумбольдта (1804).
Первая экспедиция на поиски Эльдорадо была предпринята в 1535 Себастьяном де Белалькасаром, последняя в 17751780 годах Николаем Родригесом. Немец Филипп фон Гуттен в 1541-45 гг. блуждал в поисках золотого города по побережью Венесуэлы. Последователи Гонсало Писарро и его племянника Орельяны искали Эльдорадо между реками Амазонкой и Ориноко, в Гвиане, на берегах озера Париме.Хименес де Кесада был даже назначен королём «губернатором Эльдорадо», а испанец Мартинес распустил слухи о своём семимесячном пребывании в столице Эльдорадо Маноа, где царствует некий Моксо, причём подробно описал устройство царского дворца, великолепие которого превосходит всякое вероятие. Сам правитель Моксо, по его свидетельству, каждое утро весь вызолачивается, а перед отходом ко сну смывает с себя позолоту.
Поиски легендарного Эльдорадо дали очень ценные географические и этнографические результаты, но стоили многих жизней и больших материальных затрат. Определённый итог исканиям подвёл Хуан Родригес Фрейле в своей книге «Открытие и завоевание Новой Гранады»
И хотя правда, что капитаны, которые завоевали Перу и губернаторства Попаяна, и Венесуэлы, и этого Нового Королевства, всегда стремились к завоеванию Эльдорадо, что одно лишь его название воодушевляло испанцев на его завоевание, но так никогда и не смогли они его найти, хотя это стоило им многих жизней и больших затрат, и они даже не установили точное место, где бы оно находилось, несмотря на то, что были пройдены равнины, проплывая при этом Ориноко, Дарьен, реку Орельяна или Мараньон, и другие полноводные реки, и хотя на их берегах располагались большие поселения, так и не были найдены богатства, какие имеются в этом Новом Королевстве в его богатых рудниках. это и есть подлинная причина, чтобы назвать его Эльдорадо.
Отправной точкой для складывания сказаний об Эльдорадо мог послужить обычай индейского племени чибча, когда вождя вместо европейской коронации обмазывали глиной и посыпали золотым песком, пока тот не превратится в Эльдорадо, «золотого человека», после чего он купался в озере, оставляя драгоценные дары на его дне.
После захвата и разграбления великих индейских империй десятки новых завоевателей, жаждавших богатства и славы, устремились на поиски новых индейских Теночтитланов и Кахамарок. Ни одно самое фантастическое сообщение не казалось слишком неправдоподобным. Серебряные города, источники молодости, королевства, населенные одними женщинами. .. Но больше всего привлекали конкистадоров легенды о стране «золотого короля». Хотя о чибча толком еще никто ничего не знал, рассказы об Эльдорадо, о правителе, о его золотом облачении не давали завоевателям покоя. А поскольку с момента открытия Америки прошло уже почти полстолетия, претендентов на легендарные сокровища Эльдорадо оказалось немало. В область, где, как предполагали, находилось государство «золотого короля», конкистадоры пытались проникнуть с разных сторон.
Первую экспедицию туда предприняли, как это ни странно, немцы во главе с Амброзием Эхингером. Каким образом в Америке, в местах, которые папа, согласно Тордесильяскому договору, отдал Испании, появились немцы Случилось это так. Немецкие торговые дома семейные фирмы Фуггеров и Вельсеров, богатевшие раньше от традиционной торговли с Востоком, начинали понимать, что после открытия Америки и плавания Васко де Гамы вокруг Африки старые торговые пути, а вместе с ними и монопольные права этих фирм безвозвратно утратили свое значение. И вот Фуггеры и Вельсеры, богатейшие финансисты тогдашней Европы, пытаются каким угодно способом принять участие в испанской и португальской торговле с Новым Светом. Португальцы устояли перед фуггеровскими гульденами. Но в Испании немцы, особенно Вельсеры, добились своего.
Дело в том, что они в свое время одолжили испанскому королю Карлу (тогда он был еще только претендентом на трон) огромные суммы, с помощью которых он и проложил себе дорогу в королевский дворец. Взойдя на престол, Карл в благодарность за это договором от 27 марта 1528 года предоставил Вельсерам в качестве колонии обширную территорию Южной Америки между мысом де ла Вела на западе и мысом Кодера на востоке, а также все земли внутри материка, расположенные между двумя этими пограничными мысами. Если мы взглянем на карту, то увидим, что «частновладельческая колония» аугсбургских Вельсеров включила всю территорию нынешней Венесуэлы.
Вельсеры не замедлили завладеть своей колонией. Уже на следующий год после подписания договора первая немецкая экспедиция, возглавляемая вышеупомянутым Амброзием Эхингером, бросает якоря в Коро, городе, построенном испанцами примерно в 150 километрах к востоку от Маракаибского залива. На всем побережье Венесуэлы протяженностью в 2100 километров существовало лишь одно поселение белых. Индейцев на обширной прибрежной территории также почти не осталось. За какие-нибудь 25 лет их почти полностью истребили испанские охотники за рабами (испанцам нужна была рабочая сила для рудников и плантаций на Антильских островах, а на карибов коренное население венесуэльского побережья королевский запрет обращать индейцев в рабство не распространялся) .
Эхингер, не найдя на побережье рабочей силы для запланированных здесь вельсеровских поместий, отправился в глубь материка. От пеовых же встретившихся ему индейцев он узнал о золотоносной стране в северных Андах и о ее сказочном правителе.
Сообщения казались правдоподобными. И Эхингер не долго раздумы- вал. Перед ним маячило видение нового Теночтитлана. В 1531 году Эхингер покинул Коро. Во главе экспедиции, состоявшей из 200 немцев и испанцев и нескольких тысяч индейских носильщиков, он двинулся на запад.
Когда участники экспедиции перешли границу Венесуэлы и вступили . па территорию нынешней Колумбии, легенда о «западной стране золота» стала приобретать все более реальные очертания. Индейцы сами приносили Эхингеру золото даром или в обмен на всякие безделушки. Но по мере того как у Эхингера накапливалось золото, прибывало и трудностей. Наконец показались первые гребни Анд. Переход через Анды доставил спутникам Эхингера ужасные страдания морозный горный ветер убивал индейских носильщиков, уроженцев тропических низин, погибло и несколько выбившихся из сил немцев.
Но Эхингер слишком любил золото и гнал свою экспедицию все выше к перевалам, буквально не давая ей ни секунды отдыха; чтобы не задерживаться, он приказал рубить головы обессилевшим индейцам так было проще снимать железные ошейники и не было необходимости размыкать цепь, к которой они были прикованы. Экспедиции все же удалось перевалить через самый высокий хребет и добраться до сердца Колумбии реки Магдалены. Здесь индейцы стали оказывать немцам сопротивление, и в бесконечных стычках Эхингер терял одного человека за другим. И хотя до границ государства «золотого короля»Эль Дорадо, или Эльдорадо, как тогда начинали говорить, ему оставалось, теперь мы это знаем, всего каких-нибудь 30 километров, он решил временно приостановить продвижение и отправить свою добычу (она уже составляла более четверти тонны золота) в Коро.
Для этой цели он выделил отряд из 30 человек во главе с надежным офицером Баскуньей. Но против экспедиции обернулись ее собственные преступления. Горстка конкистадоров не могла отважиться на возвращение тем же путем, каким Эхингер проник в Колумбию. Местные индейцы не забыли о жестокостях белых, и Баскунье пришлось искать другую дорогу, продираясь сквозь неизведанные джунгли. Вскоре от него сбежали все индейские носильщики, и белые вынуждены были сами нести золото. Так же как и для солдат Кортеса, золото стало для них страшным бременем. Закопав весь клад под большим деревом и обозначив его зарубками, конкистадоры разделились на маленькие группки и разными путями попытались пробраться через джунгли, избегая соприкосновения с индейцами. Они договорилсь встретиться в Коро. Но не встретились, погибли.
Погибли все, кроме одного Франсиско Мартина. Индейцы взяли его в плен. Он сумел снискать их доверие, стал даже признанным «лекарем». Впоследствии «лекаря» Мартина перекупило соседнее племя, и он женился на индеанке.
Основная часть первой экспедиции в страну чибча отказалась от дальнейшего продвижения вперед и повернула «домой», в Коро, буквально от самых границ государства Эльдорадо. В одной из стычек с индейцами погиб Эхингер, та же участь угрожала и другим оставшимся в живых членам отряда. Их спасла встреча с «индейцем», разукрашенным татуировкой, в головном уборе из перьев и с луком в руке, с «индейцем», который, к великому удивлению заблудившихся, заговорил с ними по-испански и по-немецки. Да, это был Франсиско Мартин. От него уцелевшие участники экспедиции узнали о гибели группы Баскуньи и о судьбе золотого клада. Франсиско Мартин оказал товарищам еще одну неоценимую услугу: в костюме и татуировке «своего» племени, зная язык местных индейцев, он провел их через племенную территорию, и в конце концов в ноябре 1524 года они добрались до Коро.
Попытки немцев разыскать Эльдорадо на этом не прекратились. Уже в сентябре следующего года из Коро отправляется новая экспедиция, возглавляемая Георгом Хохермутом (родом из Шпейера поэтому испанцы называли его Спира). Хохермут повел своих людей тем же путем. Ведь лучшим доказательством существования государства чибча были для конкистадоров созданные в Эльдорадо золотые художественные предметы, которые немцы выменяли у индейских купцов. Однако и экспедиции Хо-хермута не удалось новидать страну «золотого короля». Достигнув глав-, ных хребтов Анд, ее участники не нашли тропы, которая позволила бы перевалить через эти, как они считали, совершенно неприступные горы. Четыре года искал Хохермут перевал, потерял половину своего отряда, тысячи индейцев, большую часть лошадей. В конце концов он также вернулся в Коро, где вскоре умер.
Проникнуть в государство чибча с юга попыталась экспедиция конкистадора Себастьяна де Велалкасара. Он был офицером в войске Писарро, сам видел, как со всех концов страны ради спасения инки гонцы приносили в Кахамарку центнеры золота. После завоевания Перу его назначили военным комендантом одного из первых испанских городов в стране Сан-Мигеля. Позднее он отправился в северные области Тауантинсуйу (в нынешний Эквадор), чтобы овладеть районом, где расположена современная столица Эквадора Кито. Здесь вождь Раминьяуи (его имя позднее принимали многие предводители освободительного движения андских индейцев против испанского владычества) собрал для борьбы с испанцами двадцатитысячную индейскую армию.
Одержать победу над талантливым Раминьяуи и его испытанной в боях с испанцами армией Белалкасару помогла одна из тех «удивительных случайностей», которые сопровождали закат индейской независимости в Америке. Как раз в тот момент, когда Раминьяуи готовился нанести сокрушительный удар по изнуренному войску Белалкасара, неожиданно, впервые за много столетий, началось извержение вулкана Котопахи, высота которого достигает шести тысяч метров. Суеверные индейцы вспомнили «старые пророчества», согласно которым могуществу их придет конец в тот день, когда белая Котопахи оживет, сбросит свою снежную шапку и станет извергать лаву.
Индейцы не сомневались: Котопахи предрекла их судьбу. И через несколько часов от войска Раминьяуи, крупнейшей в то время индейской армии во всей Америке, почти ничего не осталось. Белалкасару даже не пришлось прибегнуть к оружию. Кито и, собственно, весь Эквадор были окончательно подчинены испанскому владычеству.
Но властолюбивому Белалкасару этого было мало. Прослышав о стране «золотого короля», расположенной где-то к северу от «его» Кито, он решил, не теряя времени, снарядить экспедицию. Хотя в распоряжении Белалкасара были тысячи индейцев, продвигался он очень медленно. Перейдя границу нынешней Колумбии, Белалкасар сначала овладел территорией Попаян, названной так по имени верховного вождя местных индейцев. Здесь Белалкасар основал (в 1536 году) город того же названия, а севернее, в долине реки Кауки, еще один город Кали. Тут же он получил более конкретные сведения о стране «золотого короли».
Часть своего войска Белалкасар оставил в Кали, а с самыми выносливыми двинулся дальше на север. Поскольку он знал, что голод хуже мороза, горных троп и отравленных индейских стрел, то захватил пропитание для своих солдат. Экспедиция гнала перед собой 300 поросят. Недисциплинированное поросячье «войско», разумеется, весьма задерживало продвижение конкистадоров. И когда люди Белалкасара добрались наконец до Боготы, они увидели не только дворцы великолепного города, но и лагерь испанских солдат. Белалкасар опоздал. Сколько раз он проклинал потом эти три сотни ленивых поросят, лишивших его первенства и золотых сокровищ страны чибча!
Откуда же пришли неожиданные победители Белалкасар не сомневался: бесспорно, с севера. Ведь с востока Эльдорадо защищали почти отвесные стены Анд. С запада, с давно уже обследованного тихоокеанского побережья, путь через горы был еще более трудным. Настолько трудным, что, как написал современник Белалкасара Андагойя, «со стороны Тихого океана эта страна чибча до такой степени неприступна, что даже собаки возвращались пути через горные хребты на побережье, не в силах вынести того, что выпадало на долю людей».
Экспедиция, снискавшая пальму первенства, лишила Белалкасара не только славы, но и поросят. Молодая свинина пришлась «победителям» по вкусу. Хорошего мяса они не ели уже более двух лет, с того майского дня 1536 года, когда небольшой отряд под командованием упорного Гон-сало Хименеса де Кесада покинул прибрежную колонию Санта-Марта. Вдохновителем успешного похода был Педро де Луго, губернатор Санта-Марты. Бывший тенерифский губернатор Педро де Луго приехал в Америку с твердым намерением открыть какое-нибудь новое Перу. Правда, роль завоевателя Эльдорадо де Луго отводил своему сыну Алонсо. Но тот обманул ожидания отца. Когда в 1535 году с севера, из Санта-Марты, Алонсо добрался до самых границ государства чибча и действительно награбил немало золота, то не отдал его ни отцу, ни товарищам, а тайком покинул экспедицию и уехал в Испанию, чтобы насладиться приобретенным богатством. Таким образом, Алонсо де Луго, в сущности, кончил лучше,

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *