Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века — кровопролитным и затяжным конфликтам, в которых потерпели поражение две «великих державы» — Франция и США. Автор, служивший во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела штаба американского командования, великолепно знает тему и дает всесторонний военно-политический анализ событий 1964 -1975 гг.
//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////
… Мудрый Франц Йозеф Штраус не так давно писал: «Войны редко начинаются по чьему-либо умыслу. В большинстве своем они возникают из-за нежелания постигать уроки истории, недооценки риска и просто из-за того, что кто-то по неосторожности не замечает, что переходит точку возврата». Он заканчивает мысль такими словами: «…события происходят словно бы сами по себе и… более не поддаются управлению»
С самого начала и до конца войн в Индокитае коммунисты ставили себе всего одну задачу: независимость и объединение Вьетнама, а в долгосрочной перспективе всего французского Индокитая. Они достигли своего благодаря созданию, развитию и применению на практике когерентной, долгосрочной и великолепной стратегии стратегии революционно-освободительной войны, ставшей главным ингредиентом победы.
В этом смысле стратегия революционно-освободительной войны превзошла ту, которую взяли на вооружение мы. А превосходящая стратегия та стратегия, которая приносит победу. У северовьетнамцев имелись «дежурные» постулаты, которые они часто повторяли:
«1. Когда неверна тактика и неверна стратегия, война будет быстро проиграна.
2. Когда тактика верна, но неверна стратегия, сражения будут выигрываться, но война будет проиграна.
3. Когда тактика неверна, но верна стратегия, сражения будут проигрываться, но война будет выиграна.
4. Когда верна тактика и верна стратегия, война будет выиграна быстро»<1>.
Несмотря на упрощения, аксиома эта не лишена рационального зерна. Если рассматривать Вторую Индокитайскую войну с точки зрения этого постулата, американский способ ведения войны подпадает под пункт 2, а северовьетнамский под пункт 3.
Стратегия северовьетнамцев уже описывалась в этой книге, но она важнейший фактор нашего поражения. Поскольку существует вероятность столкнуться с чем-то подобным и в будущем, не лишним будет приведенное ниже резюме.
Ключевые аспекты революционно-освободительной войны таковы:
1. Революционно-освободительная война ведется с целью обретения политического контроля внутри государства. Обеим сторонам или одной из них могут тайно или открыто помогать иностранные государства, тем не менее, по сути своей, революционно-освободительная война политическая война.
2. Революционно-освободительная война тотальная война. Для ведения ее мобилизуются силы всего народа и используются все средства: военные, политические, дипломатические, экономические, демографические и психологические.
3. Для ведения революционно-освободительной войны все силы используются как единое целое. Это включает в себя применение всех средств воздействия маленькой группой руководителей, опыт которых включает в себя не только военную теорию, но и политическую науку, психологию и дипломатию.
4. Для успешного ведения революционно-освободительной войны важно сосредоточиться на введении в заблуждение (неприятеля). Слова и теории применяются для того, чтобы сбить врага с толку, увести его от понимания реальности и таким образом заставить принимать неверные контрмеры.
5. Революционно-освободительная война затяжная война. Время союзник революционера, поскольку помогает построить политический фундамент и нарастить военную мощь. Затяжная война разлагает волю противника, поскольку создает у него представление о ее бесконечности и бесцельности.
6. Революционно-освободительная война меняющаяся война. По природе своей начинается она обычно как чисто политическое предприятие, сопровождаемое партизанскими вылазками. По мере роста военной силы революционеров вооруженная борьба принимает все большее значение, но главной остается по-прежнему политическая сторона. В конце концов партизанские соединения начинают все более походить на регулярные войска, тогда устанавливается баланс между политической и военной составляющей. На заключительной стадии революционно-освободительная война ведется как любая другая война, а политической борьбе уделяется лишь небольшое место.
Эта стратегия и стала главной составляющей победы коммунистов. Кто-то, возможно, скажет, что приписывать триумф коммунизма во Вьетнаме одной лишь превосходной стратегии преувеличение. Вероятно, он укажет, что не надо сбрасывать со счетов помощь из Китая и России, использование убежищ в Лаосе и Камбодже, слабость правительства Южного Вьетнама и невероятно высокий боевой дух северовьетнамских солдат. Все это верно, но фактором, спаивавшим и цементировавшим коммунистов с самого начала, являлась их стратегия революционно-освободительной войны. Без этой стратегии победа коммунистов оказалась бы невозможной.
Чтобы победить, США следовало создать стратегию более мощную, чем та, которую взял на вооружение противник. Иными словами, такую, которая бы позволяла воспользоваться его слабостью, не дав ему применить силу против наших уязвимых мест. Нашим самым уязвимым местом являлась заложенная в самой демократической системе неспособность вести длительную, нерешительную, несфокусированную и кровавую войну далеко от дома войну, преследующую неопределенные или не вполне определенные цели. У нас имелись и другие слабости, но именно эта была нашей ахиллесовой пятой.
Главное наше преимущество заключалось в подавляющем военном превосходстве над противником. В теории, американская стратегия во Вьетнаме должна была состоять в том, чтобы избежать затяжной войны и нанести как можно более сокрушительный и быстрый удар по Вьетконгу и Северному Вьетнаму — удар, способный в короткие сроки положить конец войне. Я не говорю о ядерном оружии (использование его не представлялось необходимым и к тому же являлось невыгодным с политической точки зрения). «Концентрированная» атака с применением всех прочих средств не только помогла бы США достигнуть цели в Южном Вьетнаме, но и в сравнении с затяжной войной сделала бы конфликт куда менее кровопролитным. Короткая война сократила бы потери с обеих сторон, дала бы возможность избежать разрушений, неминуемых при длительном конфликте, и сэкономила бы миллиарды долларов, которые в таком случае пошли бы на более гуманные цели.
Как известно, президент Джонсон и другие американские лидеры отвергли такой путь. Если США не могли почему-либо нанести концентрированный удар и разом закончить войну, тогда им надлежало разработать контрмеры по нейтрализации северовьетнамской версии революционно-освободительной войны. Два с половиной тысячелетия назад Сунь-Цзы говорил: «Важнейшая наша задача в войне подрывать стратегию противника».
На протяжении всей войны Соединенные Штаты мало задумывались над политическими, экономическими и психологическими последствиями их военных операций. Никто не обращал внимания на гибель мирного населения, ненужные разрушения, а между тем и то и другое производило негативный политический эффект. Почти никто не пытался внушить бойцам АРВ суть их политической миссии и объяснить, что они должны оказывать помощь и поддержку южновьетнамскому народу.
Вторая отличительная черта революционно-освободительной войны тотальность. Цель ее победа и только победа никакой половинчатости. Ведут такую войну весь народ и все службы и ведомства, контролируемые революционерами. Силы людей мобилизуются, сами они проходят жесткую психологическую обработку, и из них выжимается все, что нужно для революционно-освободительной войны, по максимуму. В результате северовьетнамцы и Вьет-конг несли огромные потери, не останавливаясь ни перед чем. Любое западное общество пришло бы в ужас, если бы на его долю выпали такие испытания, но коммунисты выносили все. Для них действительно «ничто не могло заменить победы».
Тяжелое вооружение артиллерия, танки и реактивная авиация по большей части малоэффективно в борьбе с партизанами, но совершенно необходимо в войне с регулярными войсками противника. Поскольку по мере перехода революционно-освободительной войны из одной фазы в другую меняется стратегия, тактика и вооружение, соответственно, должны меняться и подготовка личного состава, и методы сбора разведывательной информации, и задачи разведслужб. Тут вновь уместно повторить слова Клаузевица о том, что, «отправляясь на войну», нужно знать, что это за война.
Наконец, существует еще один очень важный аспект революционно-освободительной войны, заслуживающий отдельного внимания, программа дич ван, с помощью которой северные вьетнамцы стремились лишить военный курс правительства США поддержки американского народа. Сама по себе программа оказалась по большей части неэффективной, но достигла успехов за счет помощи невольных союзников коммунистов в Соединенных Штатах. Но и без дич ван вся стратегия Зиапа после Новогоднего наступления 1968-го ориентировалась на достижение главной цели. Затягивание войны и переговоров, пропаганда, пускание пыли в глаза, боевые операции, увеличивавшие потери среди личного состава американского контингента, все это служило только одной задаче парализовать волю противника к продолжению борьбы.
Если лидеры США ужесточают военные действия, они теряют поддержку народа, а если, идя на поводу у пацифистов, сворачивают активность боевых действий, то лишаются шанса победить на поле боя. Любая попытка идти в фарватере или лавировать (что делал Никсон) между Сциллой и Харибдой в конечном итоге гарантированно приводит к поражению настоящий стратегический триумф бывшего школьного учителя.
Но лаврами своими Зиап во многом обязан ситуации, сложившейся в США в конце шестидесятых и начале семидесятых годов. Причиной того, почему американскому руководству не удалось мобилизовать народ на поддержку войны, служит непонимание в среде интеллектуалов и отсутствие согласия между ними, в СМИ и в политической элите страны. С конца пятидесятых в Америке существовал раскол во мнениях относительно того, какие цели страна должна преследовать во внешней политике и какое место в достижении этих целей надлежит играть вооруженным силам. Недостаток единства усугублялся идеологическими расхождениями, теоретическими пристрастиями и личными амбициями. Во время войны трещина стала шире, особенно после избрания республиканца Никсона, которое развязало руки либералам в демократической партии, прежде вынужденным отмалчиваться или поддерживать Линдона Джонсона в его войне. В конечном итоге пропасть стала такой глубокой, что антивоенное лобби в конгрессе превратилось в самого могущественного союзника Политбюро ЦК ПТВ.
Немало потрудились для того, чтобы лишить президента поддержки и СМИ, которые когда намеренно, но по большей части неумышленно искажали истинное положение дел во Вьетнаме. В конце концов, СМИ разбирались в тонкостях революционно-освободительной войны еще хуже, чем руководство США. Чем дальше, тем все в худшую сторону менялось отношение телевизионщиков и прессы к РВ, а поскольку США поддерживали правительство этой страны, то СМИ выступали также и против руководства собственного государства. В большинстве случаев, сами того не подозревая, журналисты помогали Зиапу в выполнении его программы дич вал.
Наиболее солидный вклад внесло, конечно, телевидение. Когда дым и кровь сражений вломились с телеэкранов в мирные жилища американцев, граждане Америки оцепенели от ужаса. Джонсон и Никсон никак не могли понять ту истину, что в их эпоху «контроль за информацией, в том числе и визуальной, является необходимым средством для того, чтобы удержаться у власти»<10>. Правительство Соединенных Штатов так и не осознало со всей ясностью, что умы и души американского народа становятся важным полем битвы и сама нация нуждается в защите от вражеского воздействия в такой же мере, как и ее воюющие вооруженные силы. Следовало бы по возможности ввести добровольную цензуру, если же пришлось бы прибегнуть к принудительной цензуре, то вводить ее надлежало не только во Вьетнаме, но и в Соединенных Штатах.
И наконец, немалым по значению фактором, разъедавшим стремление американцев к победе, стал рост военных потерь во Вьетнаме. В 1983-м профессор Лоуренс У. Личти сказал: «Уровень поддержки войны населением обратно пропорционален количеству погибших в ней людей. То, что все больше американцев стало возвращаться домой в гробах, более, чем что-либо другое, способствовало изменению взглядов граждан на происходящее во Вьетнаме»<11>. Это мнение подтверждается выводами другого ученого, изучавшего также и проблемы Корейской войны. Дэниэл Халлин, цитируя Джона Э. Мюллера, пишет: «…общественная поддержка более короткой и менее кровопролитной ограниченной войны в Корее также снизилась в связи с ростом потерь, несмотря на тот факт, что телевидение тогда еще находилось в зачаточном состоянии, действовала жестокая цензура, а этика журналистов, освещавших боевые действия, была весьма строгой и вполне соответствовала традициям Второй мировой войны»<12>. Вот самый убедительный аргумент в пользу короткой и решительной войны.
Итак, Соединенные Штаты проиграли войну так, как и проигрываются войны, поскольку противник умело использовал превосходящую стратегию, нанося нам удары в уязвимые места на политическом и психологическом фронте и не позволяя применить к нему максимально нашу военную мощь. Мы же не смогли воспользоваться слабостями врага, поэтому на протяжении войны его сила росла, мы же становились слабее. Мы проиграли потому, что правительство США не сумело осознать и оценить стратегию революционно-освободительной войны, а следовательно, не нашло средства, способного разрушить эту стратегию. Даже если американское руководство понимало бы сущность революционно-освободительной войны, оно по политическим, психологическим, институционным и организационным причинам не смогло бы эффективно противостоять в ней противнику.
Как ни грустно это говорить, мы и сейчас не способны найти подходящее средство против стратегии революционно-освободительной войны Вьетнам ничему не научил нас. Проведя всеобъемлющее изучение «малоинтенсивных конфликтов» (куда входят и революционно-освободительные войны), группа высокопоставленных гражданских и военных специалистов из армии, ВМФ, ВВС и МП пришла к неутешительному заключению. В своем труде, датированном 1 августа 1986 года, они написали: «Соединенные Штаты не понимают сути малоинтенсивных конфликтов, и пока нет никаких признаков появления у них (США) средств, которые могли бы служить адекватной защитой в подобных случаях»

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Война во Вьетнаме: Почему мы проиграли войну Ч.-1 Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *