22 июня: вторжение в СССР

22 июня: вторжение в СССР Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен. Первый

Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен.
Первый день войны: беспорядочное сопротивление
Самый знаменитый немецкий военный теоретик Карл фон Клаузевиц предостерегал полководцев: в войне все всегда идет не по плану, а будущее в «тумане войны» столь неясно, что не стоит преждевременно трубить о победах. Даже если кажется, что противник слабее. История не раз доказывала правоту Клаузевица. Так было и на этот раз.
Приказ подготовиться к возможному нападению немцев и скрытно занять огневые точки на границе поступил в военные округа из Москвы только в 00.30 22 июня, но исполнить его толком не успели уже в 4 утра немцы начали артиллерийский обстрел советских позиций. Спустя 40 минут штурмовые группы вермахта вступили на территорию СССР. Эффект внезапности использовали на все сто. Иногда в плен к немцам попадали солдаты, не успевшие не то что вооружиться, а даже нормально одеться.
ФОТО 1. Солдаты вермахта, 22 июня 1941 г. радуются своему вторжению в СССР.
Единого, слаженного ответа, конечно, не было. Бои первого дня войны это множество локальных столкновений, фронта как такового еще нет. Где-то бойцы Красной армии успевают, порой в считанные минуты, подготовиться к схватке, где-то наносят контратаки наступающим колоннам немецких войск. То одна дивизия решает дать бой, то другая. И это происходит не только в Брестской крепости, защитники которой обрекли наступающих немцев 3-й и 4-й танковых дивизий и 45-й пехотной дивизии на долгие часы и даже дни штурма и потери, которые, как тогда выражались сами немцы, «превышают нормальный уровень».
ФОТО 2. Бои в Брестской крепости.
Литва. Городок Тауроген, утро 22 июня. Бьется хорошо вооруженная 125-я стрелковая дивизия. В 1-й танковой дивизии вермахта рапортуют: «В Таурогтене идут ожесточенные городские бои. Враг сражается упорно и ожесточенно. Появляются стрелки, ведущие огонь из засад. Гражданское население принимает участие в боях»; «сильный огонь вражеской артиллерии на всем фронте 1-й тд, левое крыло атакуют вражеские танки». Пришлось брать город мощными танковыми ударами при поддержке тяжелой артиллерии, бой закончился только в 16:00: «Таураге был взял в очень тяжелой борьбе с ожесточенно и упорно сопротивлявшимся противником, превратившим почти каждый дом в маленькую крепость. Борьба разгоралась снова и снова также в тылу атакующих. Приходилось повторно создавать ударные группы из стрелков и танков, чтобы побороть особо упорные гнезда сопротивления». Тауроген прочесывали еще до полуночи, заставляя отставших защитников отступить из городка. Немецкая 1-я танковая дивизия потеряла в этот день 347 человек, в том числе 88 убитыми.
Так же часами длились бои за городок Гаргждай, под Кулей и под Гродно, в Струмиловском и во Владимир-Волынском укрепрайонах, в районе Рава-Русской и еще в десятках мест. Командование 61-й пехотной дивизии вермахта резюмировало вечером 22 июня: «Дивизия достигла поставленных на день целей, однако тяжелые бои первого дня дают представление о том, что будет впереди». В конце того же дня в журнале боевых действий 3-й танковой группы немецкой армии записано: «Бои () гораздо серьезнее, чем во время Польской и Западной кампании».
ФОТО 3. Летом 1941 г.
План «Барбаросса»: на Запад через Восток
Руководство СССР рассчитывало, что Германия не нанесет удар на Восток, пока не расправится с Англией. Казалось, Гитлер выучил уроки Первой мировой войны и не ввергнет свою армию в бесперспективную войну на два фронта. Но сам фюрер так не думал: война на континенте с самым сильным сухопутным противником Францией выиграна, и непосредственной угрозы вермахту англичане не несут. Но и немцы не могут сломить британцев. Флот рейха слишком слаб, чтобы провести масштабную десантную операцию, и уже разработанный план «Морской лев» пришлось отложить. Англичане продолжают биться: они надеятся на помощь США в создании сильных сухопутных сил и на вступление в европейскую схватку Советского Союза. И Гитлер пришел к выводу, что ключ к победе над Великобританией это разгром СССР. Победив Красную армию (которая после «Зимней войны» с Финляндией смотрелась весьма бледно), Германия решила бы сразу несколько важных задач: устранила бы советскую угрозу и позволила бы чрезвычайно усилиться Японии, чтобы японцы точно вывели из игры США. Без союзников англичане вынуждены были бы начать мирные переговоры со слабых позиций. А немцы полагали в Берлине смогут усилить давление на Лондон, снизив траты на сухопутную армию и увеличив на флот и люфтваффе.
ФОТО 4. Генерал Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск Германии.
ФОТО 5. Схема наступления вермахта по плану «Барбаросса».
Так появился план «Барбаросса» как часть большого стратегического замысла Адольфа Гитлера. Вскоре после победы над Францией он приказал готовиться к кампании на Востоке. В декабре 1940 года германский генеральный штаб сухопутных войск закончил работу над «Барбароссой». Суть сводилась к следующему: стремительное продвижение танковых клиньев вглубь советской территории позволит окружить основные соединения Красной армии и быстро разгромить их. Быстро продвигаясь затем в трёх направлениях, группы армий «Север», «Центр» и «Юг» должны совершить «блицкриг» и взять Ленинград, Москву и Киев. К зиме планировалось выйти на линию Архангельск Волга Астрахань.
Срыв блицкрига: «они дерутся, как дьяволы»
Но немцы недооценили СССР и переоценили себя. Позже полковник 82-го пехотного полка Фридрих Хоссбах, говоря об июне 1941 года, констатировал: «Высокопоставленные командиры и их помощники () утратили представление о границах возможного». Никакой «детской игры» не получилось. Да, немцы технически, профессионально и морально гораздо лучше подготовились к столкновению. Да, множество советских соединений начали беспорядочно отступать, в неразберихе не понимая, что им делать, и не зная, что делают соседние части. Потери Красной армии и в самый первый день войны, и в последующие месяцы были чудовищны (только пленными потеряли более 2 млн). Таких чувствительных и масштабных поражений мировая военная история еще не знала: 22 июня немцы нанесли удары по советским аэродромам (уничтожив так, по некоторым данным, до 800 машин) и обеспечили себе господство в воздухе, разгромили на границе множество складов и казарм, захватили мосты, заставили огромные массы войск беспорядочно отступать от государственной границы. Последовавшие в июне контрудары Красной армии желаемых результатов не принесли. Всего через неделю после начала боевых действий (28 июня) вермахт взял Минск.
ФОТО 6. Красноармейцы на марше, 1941 г.
Но и этого не хватило, чтобы свалить такую глыбу, какой была Красная армия с ее резервами. Июньских поражений оказалось недостаточно, чтобы русские прекратили сопротивление. Вглядываясь в события первых дней войны, историки замечают, что уже тогда что-то пошло для немцев не так, стали виднеться признаки будущего надлома. «Барбаросса» пока в целости, но в оперативные планы уже пришлось вносить коррективы. Таких правок будет еще много почти каждый день в течение следующей половины года, который закончится крахом всего «блицкрига». Но отставать по графику вермахт начал именно 22 июня 1941 года.
В письмах домой летом 1941-го немецкие солдаты и офицеры сами давали высокую оценку храбрости красноармейцев. Через неделю после начала войны планировавший эту кампанию Ф. Гальдер признал: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека». Вечером 23 июня в штабе 9-й армии рапортовали: «Русские сражаются до последнего, предпочитают плену смерть (приказ политкомиссаров)». Примерно в то же время ефрейтор К. Думлер писал брату: «мне начинает казаться, что настоящая война началась только сейчас. Все, что было до сих пор, это учебные маневры, не больше. Русские отчаянные смельчаки, они дерутся, как дьяволы».

22 июня: вторжение в СССР Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен. Первый

22 июня: вторжение в СССР Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен. Первый

22 июня: вторжение в СССР Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен. Первый

22 июня: вторжение в СССР Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен. Первый

22 июня: вторжение в СССР Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен. Первый

22 июня: вторжение в СССР Гитлер считал, что война на Востоке будет «детской игрой» и к Рождеству все закончится. Но 22 июня многие офицеры вермахта поняли: фюрер слишком оптимистичен. Первый

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *