КЛУШИНО. 4 ИЮЛЯ 1610 ГОД.

КЛУШИНО. 4 ИЮЛЯ 1610 ГОД. РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ГИБНЕТ НА ПИКАХ КРЫЛАТЫХ ГУСАР. Сказки о так называемом ледовом побоище, о сражении на Куликовом поле за Орду Тохтамыша и сражении при Бородино

РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ГИБНЕТ НА ПИКАХ КРЫЛАТЫХ ГУСАР.
Сказки о так называемом «ледовом побоище», о сражении на Куликовом поле за Орду Тохтамыша и сражении при Бородино (поражение, после которого Ростопчин сжёг Москву с тысячами русских раненных) известны каждому россиянину, , хотя эти «схватки боевые» практически не повлияли на ход истории российского государства. О действительно исторических сражениях(Шелонь, Молоди, Клушино, Девичье поле), определяющих дальнейшее развитие государства, большинство россиян даже и не слышало.
Весной 1610 года праздновали крестины сына князя Воротынского. Крестным отцом попросили быть самого популярного тогда человека в Москве князя Михаила Скопина-Шуйского, только что триумфально снявшего польскую осаду со столицы.
Крёстной пригласили жену князя Дмитрия Шуйского Екатерину, дочь опричника Малюты Скуратова. Она-то и поднесла 23-летнему полководцу чашу с вином, от которого у него тут же пошла из носа кровь. Через две недели мучений князь скончался.
Москва была в горе, но русская армия печалилась еще больше. Вместо Скопина-Шуйского царь поставил командующим своего брата, воеводу Дмитрия Шуйского, долгая полководческая карьера которого сложилась таким образом, что побед в ней не значилось. Но что еще хуже, его считали соучастником (вместе с братом-царем) убийства Скопина-Шуйского, которого солдаты любили. Так что командующего в армии открыто ненавидели, а он своих солдат столь же открыто боялся.
Так и начался этот злополучный поход к осажденному Смоленску.
У короля Сигизмунда под Смоленском было около 12 тысяч человек (5,5 тыс. пехоты, 5,5 тыс. польской конницы и 23 тыс. казаков). К нему направлялось около 3040 тысяч русских под командованием Дмитрия Шуйского и 58 тысяч шведов и наемников под командованием Делагарди. Навстречу этой силе король отправил пять тысяч крылатых гусар под командованием коронного гетмана Станислава Жолкевского, лучшего полководца Польши того времени.
Вскоре 6-тысячный авангард русской армии оказался осажден Жолкевским в небольшой крепости у села Царева-Займища. Шуйский поспешил на помощь, рассчитывая загнать поляков в ловушку между осажденной крепостью и его войском.
3 июля русско-шведская армия после изнурительного марша вышла к селению Клушино, недалеко от Царева-Займища. Там встали на ночь, причем Делагарди и Дмитрий Шуйский всю ночь пили водку и хвастались. Они считали, что их план сработал и уже радовались завтрашней победе.
Жолкевский понимал, что при таком соотношении сил нападения от него никто не ждет и решил напасть. Ночью он поднял свои эскадроны и повел их на врага через лес.
С неожиданной стороны появились крылатые гусары, но сразу атаковать не смогли эскадроны в лесу растянулись, им потребовался час, чтобы собраться для атаки. За это время шведы и наемники заняли позицию за плетнями, которые перегораживали поле боя.
Наконец, гусары собрались, построились и двинулись на врага.
Крылатые гусары специализировались на проламывании вражеского строя. Гусарский рекорд пять убитых одним ударом пики. Еще человек десять конь сбивает с ног, врезаясь в плотную людскую массу. Обычно крылатым гусарам хватало одной атаки, чтобы развалить любой строй.
Русские полки начали разбегаться, когда первые гусары только показались из-за деревьев. Эти солдаты не были трусами, многие из них год назад со Скопиным-Шуйским громили поляков на Каринском поле. Но сражаться за Дмитрия Шуйского они не хотели.
Шуйский и сам за себя не сражался. Он сидел далеко в тылу, в обозе, с личной охраной в 5000 стрельцов и 18 орудий (которых в этот момент очень не хватало в бою). Первые три часа этот полководец не только не принимал никакого участия в битве, но даже и не видел ее.
Сокрушив русские полки, крылатые гусары перестроились для новой атаки. Но достать шведов и наемников оказалось сложнее. Гусары 8 или 10 раз ходили на них в атаку, но безуспешно плетни не давали нанести таранный удар. Зато пули то и дело выбивали всадников из седла.
Вскоре подошла польская пехота и притащила застрявшие в болоте пушки. Их ядрами в нескольких местах плетень удалось повалить, пехота потеснила уставших наемников. Увидев, что их русские наниматели разбежались, они прямо на поле боя стали переходить на службу к Речи Посполитой.
Только тут воевода Дмитрий Шуйский начал действовать. Он послал гонцов к Делагарди с обещанием золотых гор и обвинениями в предательстве. Но тот не мог навести порядок среди своих людей. В конце концов Делагарди договорился с поляками о свободном выходе, и шведы покинули поле боя. Около трех тысяч немецких, шотландских, французских и английских наемников сразу перешли к Жолкевскому.
Это был позорный разгром.
Русский обоз, казна, артиллерия, знамена, наконец весь личный багаж полководцев, включая воеводскую булаву Шуйского, достался гусарам Жолкевского. Они еще 20 километров преследовали русскую армию, и в итоге она перестала существовать: 30 тысяч человек бесследно растворились в подмосковных лесах.
Армия Жолкевского усилилась несколькими тысячами бывших наемников Делагарди, перешедших на службу к Сигизмунду III, и восьмитысячным войском Валуева, присягнувшим королевичу Владиславу после поражения Дмитрия Шуйского. Жолкевский снял угрозу деблокады Смоленска, крепость была обречена на падение в силу истощения всех ресурсов. Поляки открыли дорогу на Москву, которую некому было защищать.
Дмитрий Шуйский выжил. Он спасся, впервые в жизни применив хитрость на поле боя, приказал разбросать меха и драгоценности, чтобы задержать преследователей грабежом.
Вскоре его брат Василий Шуйский был свергнут, насильно пострижен в монахи и отправлен в Чудов монастырь. Потом его вместе с родственниками передали победившим в войне полякам, и те провели бывшего русского царя и его брата-воеводу по улицам Варшавы как трофей. Жизнь братьев Шуйских закончилась в пыточных подвалах Гостынинского замка. На этом их древний род угас.
27 августа 1610 года боярское правительство подписало договор с гетманом Жолкевским, согласно которому русским правителем стал польский принц Владислав IV. Это был добровольный отказ от государственной независимости ради безопасности: поляки обещали защищать москвичей от тушинских бандитов.
С этого дня самостоятельное Русское царство перестало сосуществовать. Следующие четыре месяца Руси не было.
И знаете ничего страшного не произошло. Жизнь шла своим чередом, люди продолжали заниматься своими мелкими обывательскими делами и как-то устраиваться в новых обстоятельствах
Остатки русской армии разбежались, и она фактически перестала существовать. А армия Жолкевского усилилась несколькими тысячами бывших наемников Делагарди, перешедших на службу к Сигизмунду III, и восьмитысячным войском Валуева, присягнувшим королевичу Владиславу после поражения Дмитрия Шуйского. Жолкевский снял угрозу деблокады Смоленска, крепость была обречена на падение в силу истощения всех ресурсов. Поляки открыли дорогу на Москву, которую некому было защищать.
Шведы начали открытую интервенцию на севере, захватывая русские земли. Делагарди с небольшим отрядом ушёл на север. Там, получив подкрепления, он начал открытый захват русских территорий, постепенно приближаясь к Новгороду. Шведский генерал действовал в полном соответствии с инструкцией, данной ему 30 июня 1609 г. королем Карлом IX. Шведский король сообщал Делагарди, что в случае, если поляки станут одерживать победы «в войне с русскими, то ему надо всего ревностнее стараться об удержании Новгорода в своей власти приятно ли то русским или нет». Овладев Ладогой и осадив Корелу (крепость пала 2 марта 1611 г.), шведы в начале июня 1611 г. осадили Новгород. 16 июля Новгород пал.
К власти в Московии пришлось боярское правительство Семибоярщина. В правительство вошли семь бояр князь Ф. И. Мстиславский, князь И. М. Воротынский, князь А. В. Трубецкой, князь А. В. Голицын, князь Б. М. Лыков, И. Н Романов и Ф. И. Шереметев. Новое московское правительство пыталось самостоятельно управлять Русским государством, однако в условиях угрозы со стороны польской армии Жолкевского и опасности восстания в столице, заняло пропольскую, приспособленческую позицию.
В августе поляки Жолкевского вышли к Москве и боярское правительство пошло на прямое предательство русских национальных интересов. «Семибоярщина» выпустила знаменитое постановление не избирать царем представителей русских родов, следствием чего стало признание государем сына польского короля Владислава. Затем «болярское державство» сдало врагу саму Москву. В ночь на 21 сентября 1610 года в неё были введены войска гетмана Жолкевского. Семибоярщина боялась народного гнева и впустила иноземцев, чтобы они защитили их от горожан. С этого момента и в столице и в стране началось сопротивление политике московских олигархов-бояр.

КЛУШИНО. 4 ИЮЛЯ 1610 ГОД. РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ГИБНЕТ НА ПИКАХ КРЫЛАТЫХ ГУСАР. Сказки о так называемом ледовом побоище, о сражении на Куликовом поле за Орду Тохтамыша и сражении при Бородино

КЛУШИНО. 4 ИЮЛЯ 1610 ГОД. РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ГИБНЕТ НА ПИКАХ КРЫЛАТЫХ ГУСАР. Сказки о так называемом ледовом побоище, о сражении на Куликовом поле за Орду Тохтамыша и сражении при Бородино

КЛУШИНО. 4 ИЮЛЯ 1610 ГОД. РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ГИБНЕТ НА ПИКАХ КРЫЛАТЫХ ГУСАР. Сказки о так называемом ледовом побоище, о сражении на Куликовом поле за Орду Тохтамыша и сражении при Бородино

КЛУШИНО. 4 ИЮЛЯ 1610 ГОД. РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ГИБНЕТ НА ПИКАХ КРЫЛАТЫХ ГУСАР. Сказки о так называемом ледовом побоище, о сражении на Куликовом поле за Орду Тохтамыша и сражении при Бородино

КЛУШИНО. 4 ИЮЛЯ 1610 ГОД. РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ГИБНЕТ НА ПИКАХ КРЫЛАТЫХ ГУСАР. Сказки о так называемом ледовом побоище, о сражении на Куликовом поле за Орду Тохтамыша и сражении при Бородино

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *