В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В 1736 году Зимний Анненгоф из Кремля перенесли в Лефортово, после чего Анненгоф перестал быть лишь летней резиденцией.
Осенью 1762 года Екатерина приехала в Москву для церемонии коронации и остановилась в Головинском дворце.
Лефортово (как часть Яузской Москвы) стало образом Русской Европы, предвосхищая Петербург!!!
Дворцовую застройку Лефортова начал первый кавалер ордена Андрея Первозванного боярин Федор Головин!!!
Род Головиных ведёт своё начало от старинного и знатного рода Ховриных-Головиных, истоки которого восходят к небольшому православному крымскому княжеству Феодоро, или Крымской Готии. Это государственное образование располагалось на юго-западе Крыма с XIII по XV век и прекратило свое существование после гибели Византийской империи.
В русских летописях упоминается Степан Васильевич Ховра и его сын Григорий, которые в конце XIV века покинули полуостров и прибыли в Москву, где были достойно приняты князем Дмитрием Донским и его сыном Василием.
Вновь прибывшим, которые находились в дальнем родстве с императорской династией Комнинов, было жаловано подворье в Кремле, и вскоре Ховрины стали значительным боярским родом именно представители этой фамилии были наследственными казначеями Московского княжества. Кроме того, Ховрины являются основателями Симонова монастыря. В XVI веке род разделился на две ветви: Третьяковых и Головиных. Одного из правнуков греко-крымской фамилии, Ивана Васильевича Ховрина, за выдающиеся умственные способности уважительно называли Головою. С тех пор его потомки стали уже Головиными. В 1565 г. при Иване IV семья Головиных, как и многие другие боярские роды, попала в немилость и опалу. Впоследствии положение исправилось, однако вплоть до периода царствования Петра I род не имел былого влияния на государственные дела.
При этом семья Головиных являлась крупнейшими землевладельцами в России и располагала внушительными финансовыми средствами.
Наш герой родился примерно в 1650м году(точная дата не известна) и к началу царствования Петра I Федор Алексеевич Головин был уже человеком зрелым, опытным и немало повидавшим. Он получил весьма хорошее по тем временам образование и был знаком с трудами античных авторов. Как многие юные представители знатных боярских фамилий, с ранних лет он находился при дворе, где в силу своих способностей сумел обратить на себя внимание. Ему наряду с Нарышкиным и Прозоровским умирающий Алексей Михайлович поручил оберегать малолетнего царевича Петра, как зеницу ока. А ведь тогда Федору Головину не было еще и тридцати лет. Но не смотря на довольно молодой возраст для такой миссии, Фёдор Алексеевич не только уберёг юного царевича во время государственного кризиса конца 17го века, но и в последствии стал его ближайшим соратником.
А пока, регентом у малолетнего Петра стала царевна Софья Алексеевна, правление которой продлилось без малого семь лет.
По её высочайшему повелению, в 1684 г. Федор Головин был направлен наместником в Брянск. У него сложились непростые отношения с Василием Васильевичем Голицыным, фаворитом Софьи, человеком, чувствовавшим себя возле трона как в собственных палатах. У Василия Голицына вызывали недовольство интенсивные контакты умного, пользовавшегося уважением со стороны придворных и иностранных послов Федора Головина с Петром, к которому царевич испытывал явную симпатию.
Вскоре нашелся весомый предлог, чтобы удалить неудобную для фаворита персону подальше. Головину, дослужившемуся уже из стольников в окольничие, было поручено заключить договор с Китаем. 26 января 1686 г. посольство, возглавляемое Головиным, на пятидесяти подводах покинуло Москву и направилось в Сибирь.
Достигнув осенью того же года Селенгинска, посольство направило к пограничным китайским властям посланников с предложением встречи. Русско-китайские отношения тогда были весьма непростыми.
Русские интенсивно осваивали сибирские земли и активно двигались к Тихому океану и к середине XVII столетия интересы России начали пересекаться с нуждами Циньского Китая, который имел собственные планы на регион Приамурья.
Русско-китайское противостояние в Приамурье вылилось в ряд военных конфликтов и столкновений, в центре которых в конце XVII века стал все чаще мелькать укрепленный поселок Албазин. Ко времени появления Головина с его посольской миссией в регионе происходило очередное пограничное обострение.
Пока китайские власти думали над предложением русской стороны, Федор Головин не терял времени даром. Его первоначальная дипломатическая миссия плавно перетекла в формальную военную экспедицию. Головин почти целый год провел больше в боевых операциях, чем в дипломатических переговорах. Одних местных князьков он склонял к русскому подданству, с другими боролся вооруженной силой. Отбивал набеги и отвечал на них вылазками. При нём были освоены новые плодородные земли Приамурья и открыты новые месторождения серебрянной руды.
Для укрепления пограничных территорий в ожидании реакции на свои письма Головин построил небольшую крепость Удинск. В январе и феврале 1688 г. ему пришлось с ограниченными силами оборонять Селенгинск от союзного цинским властям монгольского войска.
В начале июня 1688 г. китайские власти, наконец, соизволили уведомить Головина, что согласны на проведение переговоров и настояли на встречу в городе Нерчинск, куда они прибыли с 15-тысячным войском при 50и орудиях.
На переговорах они требовали уступить им все Приамурье и территории вплоть до озера Байкал, а чтобы придать своим аргументам большего веса, китайская армия окружила Нерчинск со всех сторон. Для обороны Нерчинска у Головина было не более 2 тысяч воинов, так что аргументов с нашей стороны было в 7 раз меньше. Переговоры шли очень тяжело и наведенные на город пушки не способствовали достижению компромисса. Тем не менее Головину удалось значительно смягчить требования представителей Поднебесной, которые чувствовали себя весьма уверенно, утверждая, что русское войско может прийти сюда не ранее чем через два года, а их армия уже здесь.
Весь август 1689 г. прошел в изнурительных дипломатических баталиях, пока не завершился, наконец, подписанием 27 августа Нерчинского договора. Обменявшись экземплярами документа, Головин и китайский посол Сонготу попрощались друг с другом, и делегация Поднебесной вместе со своей многотысячной «свитой» отправилась восвояси, а Федор Алексеевич вернулся в Москву только в январе 1691 г., позаботившись об укреплении Нерчинска и улаживании всех местных дел. Его дальневосточная миссия продлилась практически пять лет.
За время отсутствия Федора Головина в Русском царстве произошли значительные перемены. В 1689 году Петру исполнилось 17 лет, и по меркам того времени он считался уже совершеннолетним. Противостояния между Петром и Софьей, нарастали. Власть регентши постепенно слабела.
Чем закончилось это противостояние, всем известно — осенью 1689 г. Софью отстранили от дел и отправили в монастырь и вся полнота власти сосредоточилась у Петра.
Прибывший из Сибири Головин сразу же был возведён в боярское звание и назначен на должность Сибирского наместника. Ему было поставлена в вину уступка китайцам Албазина, однако это не испортило их отношений с Петром. Царь подолгу выслушивал рассказы боярина о Сибири, ее богатствах и стратегическом значении для России. Это укрепило решимость Петра в необходимости дальнейшего ее освоения. Из друзей царя Головин наиболее сблизился с Лефортом, одобряя многочисленные нововведения Петра.
Новый государь был увлечен обретением страной выходов к морям, которые надежно стерегли Османская империя на юге и Швеция на севере. Первой военной кампанией Петра стал Азовский поход с целью отбить у турок одноименную крепость. Первая экспедиция, имевшая серьезные недостатки в подготовке и организации, лишенная поддержки еще не построенного флота, закончилась неудачей. Штурмом, поддерживаемый османскими военно-морскими силами Азов, взять не удалось. Но Петр, показавший, что он умеет держать удар, стал с большим рвением и присущей ему энергией готовить новый поход.
Специальным указом Головин первым в истории русской армии был назначен генерал-комиссаром, в функции которого входило снабжение, вещевое и денежное довольствие войск. В феврале 1696 г. царь Петр прибыл в Воронеж, чтобы организовать там строительство флота. В качестве образца для постройки была выбрана купленная в 1694 г. галера. Масштаб приготовлений был впечатляющим Петр планировал нанести удар по туркам наверняка. Головину пришлось много поработать, обеспечивая строительные работы и формируемую к походу армию и во втором Азовском походе он лично принимает участие, командуя авангардом галер.
В мае Азовский флот вышел из Воронежа. С его приходом в середине июня под стены турецкой крепости, Азов оказался полностью блокирован и с суши, и с моря. Подошедшая турецкая флотилия вступить в бой не решилась. Сам Головин находился во главе отряда галер, осуществляя поиск неприятеля и обеспечивая блокаду крепости.
В результате, гарнизон крепости сдался.
30 сентября состоялся торжественный въезд победителей в Москву. Федор Головин участвовал в процессии, находясь в карете, запряженной шестеркой лошадей. За участие в походе и деятельность по его обеспечению он был награжден золотой медалью, кубком, парчовым кафтаном на соболях. Также ему было пожаловано село Молодовское городище в 57 дворов.
Азовская виктория была локальной, тактической победой и не решала полностью проблемы выхода России к морю. Дальнейшее осуществление стратегических замыслов требовало от Русского государства создания военно-морского флота и армии и уже отнюдь не потешных. 20 октября 1696 г. Боярская дума кроме вопроса о заселении Азова постановила «морским судам быть».
Для быстрого развития кораблестроения России были нужны не только внушительные ресурсы, но и квалифицированные кадры, знания, технологии. Все это можно было найти, по мнению Петра и его окружения, в Европе. Весной 1697 г. туда отправилось Великое посольство, формально возглавляемое генерал-адмиралом Лефортом. Вторым человеком в этом предприятии был генерал-комиссар и сибирский наместник Федор Алексеевич Головин. Сам Петр ехал инкогнито, под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова. На посольство в первую очередь возлагалась масштабная дипломатическая миссия по поиску поддержки в войне против Османской империи и зондированию почвы на предмет нахождения союзников в перспективной войне со Шведским королевством. Основную работу по дипломатической линии, по закупкам для нужд армии и по найму специалистов, выполнял Федор Алексеевич Головин. Кстати, тогда же Головиным впервые в истории России, были закуплены ружья со штыками. Для вербовки необходимых специалистов посольство располагало внушительными финансовыми средствами. Уже к самому завершению посольской миссии из России пришли тревожные вести об очередном стрелецком бунте, и Петр спешно отправился на Родину, взяв с собой самых приближенных людей: Лефорта, Меньшикова и Головина.
За время пребывания в Европе расположение Петра к Федору Головину еще больше возросло. По приказу царя в честь него была выбита серебряная медаль с профилем сановника на одной стороне и с фамильным гербом на другой, с надписью «Et consilio et zobore» («И советом, и мужеством»). 8 марта 1699 г. Петр учреждает первый в России орден Святого Андрея Первозванного и уже через 2 дня Ф. А. Головин становится первым кавалером этого ордена. А 21 апреля 1699 года после смерти Ф. Я. Лефорта царь произвел Федора Алексеевича в адмиралы. Таким образом, Головин стал первым адмиралом русского происхождения.
С новыми почестями росла и нагрузка по службе: в 1700 г. кроме существующих обязанностей (ближнего боярина, генерал-адмирала, руководителя Оружейной палаты и наместника Сибирского) добавилась должность Президента Посольских дел, руководителя Монетного двора и Малороссийского, Смоленского, Новгородского и нескольких других приказов. Во время руководства Монетным двором Головин увеличил чеканку серебряной монеты в 2 раза, благодаря новым месторождениям серебрянной руды, открытые при его посольстве на дальнем востоке.
Головин был одним из немногих, знавших план царя о войне со Швецие. Но чтобы начинать войну на севере, следовало освободиться от угрозы с юга. Было решено продемонстрировать силы флота, построенного в Воронеже за последние годы.
Весной 1699 года дьяк Посольского приказа Е.И. Украинцев получил повеление ехать послом в Константинополь. Ему предоставили корабль «Крепость», а сопровождать посольское судно до Керчи должен был весь русский флот. Для солидности командовать эскадрой («морским воинским караваном») царь назначил адмирала Головина. Фактически флотом управляли, конечно же, опытные иностранцы, учитывая, что на эскадре шел сам Петр-1с приближенными.
Неожиданное появление грозной эскадры у Керчи и салют посольского корабля вблизи стен дворца султана продемонстрировали, что Россия способна за короткий срок создать флот, по численности не уступавший турецкому. Эта демонстрация дала свои плоды — Турция подписала договор, по которому уступила России Азов и его окрестности.
Тем временем Россия готовилась воевать за Балтику. В октябре 1699 года, участвуя в переговорах со шведским посольством, добивавшимся подтверждения Кардисского мира, Головин обоснованно сообщил об отказе царя от «крестного целования» в подтверждение договора, что было важно перед началом войны за пересмотр границ, установленных этим договором.
Распуская стрелецкое войско, царь формировал регулярную армию. Комиссию по набору, комплектованию и обучению в Преображенском возглавил Ф. А. Головин. К весне 1700 года были собраны и подготовлены 27 пехотных и 2 драгунских полка. Вооружили их фузеями и мушкетами, которые Головин закупал за границей. Когда до Москвы дошло сообщение о мире с Турцией, эти подготовленные войска пришли в движение . 19 августа 1700 года, величайшим указом, Головин Федор Алексеевич, был первым в истории России, удостоин звания генерал-фельдмаршала и назначен командующим 45-тысячной армией, осаждавшей Нарву.
В ходе осады Петр, получив сведения о подходе армии Карла XII, решил усилить осаждающие город войска подкреплениями, формируемыми в Новгороде, и направился туда, взяв с собою Головина. Командование армией было поручено герцогу де Круа, имевшему хорошие рекомендации от императора Священной Римской империи. В январе 1701 г., уже после поражения под Нарвой, Головин сумел заключить в Москве выгодный для России договор с Данией о помощи в войне со Швецией. В конце февраля того же года аналогичное соглашение было подписано и королем польским Августом II Сильным.
В 1702 году Головин сопровождал Петра I в его поездке в Архангельск, где организовывал доставку по государевой дороге войск и пушек, принявших затем участие в осаде Нотебурга (крепости Орешек).
Первым из русских сановников Головин был возведен в графский титул указом императора Священной Римской империи. 10 мая 1703 года, Ф.А. Головин, как главный кавалер возложил орден Андрея Первозванного на самого Петра I, бывшего тогда в чине бомбардирского капитана и на поручика Меншикова, показавших храбрость в бою при захвате шведских кораблей в устье Невы.
В ведении Головина находилась и знаменитая Навигацкая школа, кузница кадров для военно-морского флота России. В 1704 г. Головин подписал новый договор с польской стороной, обещая поддержку России борьбе со шведским ставленником, выбранным в короли, Станиславом Лещинским. Петр обязывался выставить около 12 тысяч пехоты и артиллерию для изгнания шведов из Польши.
В июне 1706 г. Петр I отправился в Киев и приказал Федору Головину последовать туда же для проведения важных совещаний. Генерал-фельдмаршал, занимавшийся в тот момент заключением важного соглашения между Россией и Пруссией, пустился в путь. Однако в дороге заболел и 30 июля 1706 г. скончался в Глухове.
Похоронили Ф. А. Головина 22 февраля 1707 года в Симоновом монастыре, где была фамильная усыпальница графов Головиных.
Могила не сохранилась. Ныне на месте захоронения стоит Дворец культуры ЗиЛа.

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

В начале XVIII века на противоположных берегах Яузы находились владения ближайших сподвижников Петра I генерал-адмирала Франца Лефорта и генерал-фельдмаршала Фёдора Головина В 1736 году Зимний

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *