Рабский труд топливо британского капитализма

Рабский труд топливо британского капитализма Британская империя процветанием своих колоний обязана работорговле плантации Нового Света с их невольниками осыпали англичан золотом. «Каждый кирпич

Британская империя процветанием своих колоний обязана работорговле плантации Нового Света с их невольниками осыпали англичан золотом.
«Каждый кирпич замешен на африканской крови»
За три с половиной столетия (1619 вв.) в Америку и Вест-Индию европейцы успели вывезти 1012 млн рабов (по довольно скромным оценкам; некоторые исследователи полагают, что число это выше до 17 млн). Ещё несколько млн умерли во время перевозки в Новый Свет, и десятки млн человек погибли в Африке в ходе межплеменных войн, в которых захватывали рабов. Британские работорговцы с середины 16 в. играли далеко не последнюю роль в трансатлантической торговле вообще и в торговле людьми тоже, и со временем превзошли в этом купцов из Испании, Португалии, Франции, Голландии, Бельгии, а также из самих колоний. Важнейшими центрами работорговли на британском острове стали Лондон, Бристоль и Ливерпуль (в порту последнего сегодня есть музей истории рабства, а несколько центральных улиц до сих пор носят имена общественных деятелей, которые тоже торговали «живым товаром» или покупали его). Бристоль, Манчестер, Ливерпуль в этих городах экономическая жизнь в Новое время закипела благодаря невольникам. Трагик 18 в. Фредерик Кук называл Ливерпуль «проклятым городом», в котором «каждый кирпич замешен на африканской крови».
Историк Дж. Ф. Доу приводит следующие данные о масштабе английского участия в работорговле: с 1713 по 1733 гг. англичане ежегодно вывозили в Америку примерно по 15 тысяч рабов, и это только те рейсы, о которых знало правительство. Постепенно невольников требовалось всё больше. В 1786 г. британцы перевезли в Америку уже около 60 тыс. африканцев на сотнях кораблей. А ведь были и другие колонии. На Ямайку в 18 в. завезли около 610 тысяч рабов, на Барбадос более 243 тыс. Так что на счету англичан львиная доля тех 1012 млн.
ФОТО 1. «Отмена работорговли», британская карикатура 1792 г. против рабства.
ФОТО 2. «Треугольник» трансатлантической торговли.
Движение аболиционистов против
К 18 в., когда работорговля переживала расцвет, многим уже стало вполне ясно, что речь идёт о бизнесе, преступном хоть и не по закону, но по сути. В Британии и других странах развернулась борьба торговцев против аболиционистов, сторонников запрета рабства. Купцы довольно изобретательно оправдывали торговлю людьми. Капитан Уильям Снелгрейв (16811743), к примеру, писал, что, если бы европейцы не покупали в Африке пленных темнокожих, их убивали бы другие африканцы мол, не могли справиться с таким количеством людей, которое оказывалось в их руках в результате военных побед. Покупая их, говорил капитан, торговцы спасают от смерти несчастных, которым всё равно грозит гибель или рабство (правда, капитан умолчал, что часто вожди племён на побережье снаряжали экспедиции и воевали специально для того, чтобы похитить людей на продажу европейцам).
При этом Снелгрейв признавал, что работорговля дело «варварское, аморальное и противоестественное», но ставил выше «веский аргумент () выгоду». «Обработка английских плантаций колониях настолько улучшилась, писал капитан, что трудно поверить, как много выгод приобрела страна в связи с этим». С этим действительно никто не мог поспорить колонии нуждались в огромном количестве дешёвой рабочей силы, которую просто негде иначе было бы взять. Рабство стало основой успеха тысяч больших и малых предприятий. Сахарные бойлеры Лондона и Бристоля не успевали переработать колониальное сырье, британские ткацкие фабрики покорили мировой рынок продукцией из дешёвого хлопка, собранного рабами; по миру разлетались ром, фрукты, пряности, кофе и табак. «Мастерская мира» строилась на фундаменте рабства. Так в Новое время и складывался капитализм, символической родиной которого британцы считают Манчестер с его текстильными предприятиями.
ФОТО 3. На хлопковой плантации.
Пока есть спрос, будет и работорговля
Экономические доводы работорговцев приправлялись расизмом, подкупами, расправами над противниками или угрозами таких расправ; к примеру, лидер аболиционистов парламентарий Уильям Уилберфорс (17591833) «не мог бы ступить на территорию Ливерпуля без опасности для жизни»; его единомышленника Т. Кларксона в Ливерпуле едва не утопили. Долгое время аргументация и угрозы работорговцев работали, и корона стояла на их стороне. Да и общество мирилось с этим ради всё той же выгоды. Английский поэт Уильям Купер (17311800) отразил аморальную корысть британцев в стихах:
«Я удручён торговлей рабов,
Боюсь, что те, кто покупают и продают их, негодяи;
То, что я слышу о страданиях, мучениях и стонах рабов,
Почти способно выжать слезы из камней.
Мне очень жалко их, но я должен молчать,
Ибо как можно обойтись без сахара и рома»
Можно в конце добавить от себя «и без баснословных прибылей в сотни процентов».
ФОТО 4. Аболиционист Уильям Уилберфорс.
Разумеется, жадность переломить моралью дело непростое, так что у аболиционистов ушло на это больше столетия. В конечном счёте им после многолетней пропаганды и жёстоких дискуссий в парламенте удалось показать ужасы рабства и убедить общество, что экономическая выгода не может оправдать таких злодеяний. Некоторые, как капитаны-работорговцы Ричард Дрейк или Джон Ньютон, из моральных соображений даже отказывались от своего занятия добровольно, не дожидаясь, пока рабство станет незаконным. Кое-кто даже становился аболиционистом сам. Но таких было меньшинство.
Британские моряки торговать людьми не перестали даже после запретов: в 18071808 гг. крупнейшие державы-работорговцы, Англия и США, официально запретили работорговлю. После этого продолжали возить невольников как пираты-контрабандисты из разных стран, так и те же британцы под иностранными флагами. Размах «рабского бизнеса» уменьшился, но пока оставался спрос, оставалось и предложение. К 1870-м гг. трансатлантическая торговля людьми наконец прекратилась, так как не только купля-продажа «живого товара», но и само рабство оказалось под запретом. Нет рынка нет и контрабанды.

Рабский труд топливо британского капитализма Британская империя процветанием своих колоний обязана работорговле плантации Нового Света с их невольниками осыпали англичан золотом. «Каждый кирпич

Рабский труд топливо британского капитализма Британская империя процветанием своих колоний обязана работорговле плантации Нового Света с их невольниками осыпали англичан золотом. «Каждый кирпич

Рабский труд топливо британского капитализма Британская империя процветанием своих колоний обязана работорговле плантации Нового Света с их невольниками осыпали англичан золотом. «Каждый кирпич

Рабский труд топливо британского капитализма Британская империя процветанием своих колоний обязана работорговле плантации Нового Света с их невольниками осыпали англичан золотом. «Каждый кирпич

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *