Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1

 

Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1 Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе

Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе средневековой и ренессансной,как впрочем и относительно недавно практиковалась во всю.Правда стилистика и методология менялась,как и место проведения.
Рассмотрим период когда казнь злодея(или не очень,это уж на совести судей) служила аналогом культурно-массового мероприятия со значком «для семейного отдыха» и являлась квинтэсенцией,высшим проявлением незыблемости порядка, справедливости и неотвратимости кары для правонарушителя(логика в этом есть,ведь посмотрев на отрубание рук воришкам или заливку свинцом горла фальшивомонетчикам их возможные последователи должны были крепко задуматься о правильности избранного пути,согласитесь это куда нагляднее чем некие абстрактные галеры или рудники о которых только ужасные слухи,а тут вот оно-наглядно с воплями и кровищей).
Мы в этом посте будем рассматривать отсечение головы как один из наиболее распространенных видов казни.Казнь путем отрубания головы мечом была весьма распространена во всех германских землях, Фландрии, Франции, Испанских Нидерландах и Голландии. Реже сей способ применялся в Швеции и Речи Посполитой. Однако в казни участвует не только жертва,но и тот кто осуществляет манипуляции с ней т.е. палач.Палачи-люди с непростой работой.От мастерства этих людей зависело очень много. В Нюрнберге, при казни неких Сюзанны и Ильзы, обвиненных в любовной связи с Люцифером, палач потребовал у городского совета охрану, на тот случай, если ему не удастся обезглавить ведьм с первого удара.Это же в те времена не где-то в темном застенке осуществлялось(хотя и такое бывало),обычно при большом стечении публики,под выкрики зрителей и следовательно ответственность была велика.Нюансов было много-поэтому профессиональные палачи относились к ремеслу ответственно,их за это ценили. Ведь голову в идеале надо было смахнуть одним ударом.Неумелые же палачи рисковали навлечь на себя гнев толпы.В конце-то концов, люди пришли посмотреть на красивое, ритуализированное зрелище. Так надо соответствовать! Да и в некоторых городах Германии 16-17 веков брали плату за возможность посмотреть на публичную казнь преступников. Платишь деньги,надеешься на профессионализм и виртуозность исполнения,а тут дилетант голову отпиливающий мечом -нехорошо же… Одного такого дилетанта насмерть забили камнями в 1509 году при проведении им казни в Пражском замке(профнепригодность,что поделать).Поэтому, например, по бамбергскому законодательству перед каждой казнью судья провозглашал, что никто, под страхом наказания, телесного и имущественного, не должен был чинить палачу никаких препятствий, и если удар у него не получится, никто не в праве поднимать на него руку.
Палач наносил один-единственный удар в строго определенное место. К тому же приговоренный в этот момент мог дернуться и головорубу приходилось еще и корректировать клинок в момент удара, то есть вообще в самый последний миг.Опытные палачи мастерски владели своим оружием. Так, маршал Арман де Гонто де Бирон (1524-1592), казненный во Франции при короле Генрихе IV, стоя что-то говорил зрителям, собравшимся на его казнь, при этом оживленно жестикулируя. В это время палач снес ему голову одним ударом, причем тело еще некоторое время стояло фонтанируя кровью из обрубка шеи. Невзирая на то, что палаческий меч изготавливался из высококачественных материалов, специфика его применения требовала постоянно поддерживать его заточенным до невероятной остроты. Несмотря на то, что в момент казни приговоренным оголяли шею, отрезали длинные волосы, или заправляли их под головной убор, клинок тупился довольно быстро.
При массовых казнях палачу, приходилось иметь несколько мечей под замену, ибо после трех- четырех обезглавливаний клинок был уже «не тот». Так, во время казни предводителей антигабсбургского восстания в Праге, палач обезглавил мечом 21 человека, четырежды сменив «инструмент». Естественно это касалось высококлассных профессионалов, мастеров палаческого искусства. Остальным на остроту клинка было плевать. Хотя это было чревато, но об этом ниже.Знаменитый парижский палач Сансон сетовал на то, что: «…после каждой казни клинок меча не находится больше в надлежащем состоянии для производства следующей. Меч надо снова направлять и оттачивать, и если казнь должна быть совершена над несколькими, то надо иметь достаточное количество заготовленных мечей. Это создает большие трудности и расходы. Часто случалось, что мечи ломались при подобных казнях».Но всё гладко шло не всегда… В 1626 году при казни Анри де Талейрана-Перигора графа де Шале (1559-1626) палач смог отрубить ему голову лишь с 34 (!) попытки. Причем после 29 удара граф еще кричал (ещё бы не орать когда тебя на куски дебил мечом рубит). Занятно, что граф по большому счету стал «стрелочником» в заговоре против Людовика ХIII, в котором участвовал брат короля принц Гастон Орлеанский, королева Анна Австрийская, герцогиня де Шеврез и иные персонажи романов А. Дюма старшего. Высокопоставленные заговорщики избежали наказания. А малость туповатый Гастон Орлеанский решил помочь своему другу графу де Шале, приговоренному к обезглавливанию весьма оригинальным способом.
Профессионального палача, спешившего исполнить свою работу по обезглавливанию мятежного графа в славном городе Нант, дружки принца напоили до беспамятства, в результате чего палач свои обязанности исполнять ну никак не мог. Однако, правосудие это не остановило, и в местной тюрьме был найден разбойник приговоренный к повешению, который согласился исполнить роль палача в обмен на собственную жизнь. Соответственно этот дебил и не подумал точить меч. Удар сыпался за ударом, казнимый орал, обливаясь кровью из многочисленных рваных ран. Сие кровавое зрелище вызвало возмущение даже у гвардейцев охраны. Кто-то из толпы кинул на эшафот долото с криком: «Эй, ты! Держи! Может хоть этим доконаешь!» Казнь превратилась из занятного времяпрепровождения, в гнусную кровавую бойню. Короче говоря, казнимый был самым заинтересованным (как это ни странно) лицом в том,чтоб палач умел не просто махать мечом. В 1642 году, во время казни заговорщиков Анри Куаффье де Рюзе маркиза де Сен-Мара и Франсуа-Огюста де Ту в исторических хрониках отметился еще один палач-неумеха. Ему не удалось с одного удара отрубить голову де Ту. Тогда этот странный тип стал мечом (!) перепиливать шею казнимому. Голова Франсуа-Огюста в результате этих действий свалилась в толпу, откуда ее забросил обратно на эшафот один из зрителей. Но на этом сие действо отнюдь не закончилось. Маркизу де Сен-Мара первый удар пришелся в лоб. Второй попал ниже шеи и отбросил казнимого на эшафот. Палач, словно мясник продолжал наносить удары жертве, лежавшей навзничь, в итоге только с пятого удара этому дилетанту удалось отрубить голову приговоренному.
Еще одним опозорившимся в веках палачом стал некий Вальтер Дессер из Бамберга. В 1641 году он должен был казнить некую несчастную. В городских хрониках о данном эпизоде сказано следующее: «Бедная грешница была больна и слаба. Посему ее должны были привезти к эшафоту. Когда она села на стул, мастер Вальтер — палач — начал ходить вокруг нее, как кот ходит вокруг горячей похлебки. Он поднял меч, прицелился и нанес удар, но не попал по шее, а отрубил лишь маленький кусок черепа, размером с монету. Бедняжка встала со стула, поскольку удар не причинил ей почти никакого вреда, и стала умолять, чтобы ее отпустили, раз она такая смелая. Но все было напрасно. Она должна была сесть снова. Тогда помощник палача захотел взять меч у мастера Вальтера и обезглавить ее сам. Однако палач не разрешил это сделать и нанес второй удар сам. Этот удар был сильнее и бедняжка упала со стула. Но только с третьего удара палач отрубил голову лежащей на эшафоте женщине. Палач не осмелился сразу получить положенную ему за работу плату, иначе бы его забросали камнями до смерти. Только вооруженная городская стража спасла его от гнева толпы. В него уже кидали камни и голова его была разбита до крови ими».27 июня 1665 года другого немецкого палача посадили в мешок за неудачную казнь женщины. После пятого удара она еще кричала. В конце концов ей отрубили голову когда она уже лежала ничком на земле. Еще один «умелец» — Йохан Видман — в 1717 году, чудом не отрубил руки своему помощнику, когда тот пытался удержать сопротивляющегося осужденного.Короче бывало весело…
Правда провалы случались и у признанных профи.Так, все тот же знаменитый палач Шарль Сансон де Лонгваль, в 1699 году лишь с третьей попытки смог отрубить мечом голову Анжелике Николь Тике, приговоренной к смерти через отсечение головы, за организацию убийства своего мужа.С другой стороны история знает случаи, когда палачи проявляли себя, как истинные мастера своего дела. Так, в 1766 году окружной суд города Аббевиля во Франции, приговорил молодого дворянина Франсуа-Жана Лефевра де ла Барра по сомнительному обвинению в богохульстве и оскорблении Богоматери и святых. Для производства казни из самого Парижа был выписан палач из знаменитого семейства Сансон, Шарль-Анри. При производстве казни де ла Барр отказался признать себя виновным и не встал на колени. Смущенный палач не знал, что ему делать. Тогда дворянин закричал «Рубите же!!!» и Сансон нанес настолько точный и сильный удар, что голова еще несколько секунд держалась на шее, перед тем как упасть на эшафот.Тот же Шарль-Анри вероятно на всю жизнь запомнил свой первый опыт публичного отрубания головы, когда на эшафот взошел генерал-лейтенант и главнокомандующий всеми войсками в Восточной Индии Тома-Артур де Лалли-Толлендаль, которого обвинили в измене королю Людовику XV. Первый удар пришелся казнимому по затылку, однако меч скользнул по длинным волосам и нанес осужденному всего лишь длинную и глубокую рану. Боевой генерал упал, но тотчас встал, ожидая второго удара палача. Тогда отец юного экзекутора Жан-Батист Сансон, выхватил залитый кровью меч из рук сына, и одним ударом отсек голову генерала. Особую пикантность ситуации добавляло то, что старый палач некоторое время служил под началом приговоренного.
В одном из архивных документов департамента Кот-д’Ор, опубликованном в Дижоне в 1889 году за подписью Клемана Жанена, описывается случай — возможно, единственный в истории, — когда неловкость палача привела к помилованию осужденного, дворянки по имени Элен Жилле, приговоренной к обезглавливанию за детоубийство. При стечении огромной толпы палач Симон Гранжан, куда более привычный к колесованию и повешению, чем к усекновению, не смог убить несчастную. «Под свист толпы, который все усиливался, он нанес несколько ударов подряд, тяжело ранив двадцатидвухлетнюю девушку. Толпа распалялась все сильнее, палач бросил меч и убежал, спрятавшись в маленькой часовне у подножия эшафота. Его жена и помощница хотела закончить казнь. Она пыталась удушить осужденную веревкой под градом камней, которые летели из разбушевавшейся толпы. Не сумев убить жертву, женщина-палач взяла ножницы, которые принесла, чтобы отрезать осужденной волосы, и попыталась ими перерезать ей горло. Ей и это не удалось, и тогда она несколько раз ткнула ими в тело жертвы». Возмущенные зрители бросились на эшафот, схватили семейную пару палачей и растерзали их. Элен Жилле, каким бы невероятным это ни казалось, хирурги сумели спасти. Людовик XIII помиловал чудом уцелевшую женщину, и она окончила свои дни в монастыре Бург-ан-Брес.
Отметим,что несмотря на некую дикость, для современного человека, термина «милосердие» относительно казни путем отрубания головы,это была действительно легкая и быстрая смерть особенно если рассматривать остальные применяемые вариации лишения жизни в те времена.

Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1 Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе

Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1 Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе

Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1 Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе

Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1 Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе

Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1 Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе

Палачи и профессионализм.Или истории некоторых неудачных казней. Ч.-1 Это сейчас смертная казнь отрицается как мера воздействия на правонарушителя в огромном количестве государств,а в Европе

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *