Воровские деньги XVI—XVII вв

 

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег оставалась еще довольно примитивной, все делалось вручную, а потому изготовление «воровских денег» было делом нехитрым. Разумеется, при этом вместо драгоценных металлов использовались олово и свинец (хотя справедливости ради,нужно отметить, что право монетной регалии-т.е. чеканки монет и так очень серьезно увеличивает стоимость металла,но ведь прибыль о которой так любил рассуждать Маркс дело такое…Её всегда мало, поэтому пробу поменьше и вес полегче,а то и вовсе не драгметалл в сырье…) . Чтобы начать «воровское дело», достаточно было иметь самые элементарные навыки кузнечного или литейного ремесла и некоторое количество подходящего материала.
«Воровские» деньги встречались и в XVI в. — известны фальшивые копейки и денги этого времени. Они подражали наиболее распространенным монетам: копейкам и денгам Ивана IV и Бориса Федоровича. Увеличилось количество их, в годы смуты — известны фальшивые копейки с именами Дмитрия Ивановича и Владислава Жигимонтовича.
Нарушение денежного обращения, нехватка денежных знаков из-за резкого сокращения деятельности денежных дворов породили выпуск кустарных местных суррогатов, подражавших копейкам. Однако в XVII в. производство фальшивых монет достигло гораздо большего размаха. Они становятся буквально массовым явлением.
Фальшивые, или «воровские», деньги XVI—XVII вв. — весьма своеобразное явление. Сделанные с применением ручной техники, которая употреблялась и на государственных денежных дворах, они на первый взгляд ничем не отличались от подлинных монет. Лишь тщательное сличение по штемпелям показывает, что фальшивые монеты стоят особняком от подлинных монет, которые всегда связываются друг с другом взаимоотношением штемпелей. За редким исключением, подделки представляют собой отдельные типы, чеканенные изолированными парами штемпелей, и встречаются в единственном экземпляре. В большинстве своем «воровские» монеты имеют чрезмерно низкий вес, не укладывающийся ни в какие весовые нормы, и чеканены из серебра очень плохого качества.
Письменные источники XVII в. часто сообщают о медных и оловянных
«воровских» деньгах или о «лехких» копейках. Медные и оловянные подделки современники могли отличить от подлинных монет без особого труда, но другая разновидность фальшивых монет — «лехкие» монеты, чеканенные из серебра пониженной пробы- отличить их от подлинных было гораздо сложнее.
Письменные источники указывают на 30-е годы XVII в. как на период наибольшего распространения фальшивых денег. Называются самые разнообразные районы их распространения: Козлов, Вологда, Воронеж, Шацк, Ростов, Новгородский уезд, Белоозеро.
Немаловажную роль в распространении этого промысла сыграла отмена смертной казни (фальшивомонетчикам заливали горло расплавленным металлом) за чеканку фальшивых монет при Михаиле Федоровиче в первой половине его царствования.
Фальшивомонетчиков стали казнить только «торговой казнью»: били кнутом на торгу, выжигали на щеках слово «вор» и ссылали в дальние города на поруки «до государева указу». По «государеву указу» сосланные должны были получать «новые поруки», и после этого их нередко ссылали в другие города уже «на вечное житьё».
В 1637 г. по городам были разосланы царские указы о введении вновь смертной казни для фальшивомонетчиков. «А впередь указал есмя: кто воровское дело заведет, маточники и чеканы резать, или кто деланные купит и учнет воровские денги делать, или учнет воровские денги заведомо покупать в нашем государстве или за рубежом и ими торговать, и тем ворам велим заливать горло по-прежнему, без всякие пощады».
Несмотря на введение в 1637 г. смертной казни за денежное воровство, источники 40-х годов вновь сообщают о большом количестве медных и оловянных «воровских» денег, которые доставлялись в Москву вместе с доходами из разных городов. Снова рассылаются царские грамоты по городам, приказывающие выбирать эти «воровские» деньги и сдавать в казну в особых ящиках «за печатью», а «про воров, которые ими промышляют» велено «сыскивать».
“Воровскими деньгами” считались не только украденные, но и фальшивые и полученные в результате незаконных торговых операций. Государство, в период проведения денежной реформы, предполагало заменить полноценную серебряную монету её медным заменителем с номинальной стоимостью в европейской части России. Это было нужно для получения недостающих средств в казну.
В Сибири хождение медных монет было запрещено законом. Однако многие из русских купцов везли новые деньги в сибирские города и скупали на них “мягкую рухлядь” и прочие товары. В связи с этим всех, так называемых “денежных воров” следует разделить на три условных категории:
1. Купцы, нарушавшие царские указы, по которым было ограничено хождение медных денег
2. Денежные мастера и лица из царской администрации, связанные с монетным производством, которые в ущерб казне печатали деньги “на себя”
3. Люди (бояре, купцы, посадские и деревенские кузнецы), производившие собственно фальшивые монеты.
Ограничение, распространяемое на Сибирь, было введено вследствие того, что многие купцы ехали с возами медных денег, скупали товары и платили в казну таможенные пошлины “медью”. Государству это было невыгодно, поскольку вред от такой деятельности был очевиден. Мех ценных промысловых зверей, в частности соболей, не попадал в казну, а купцы, занимавшиеся спекуляциями, ничего не везли с собой и тем самым усугубляли обеспечение отдаленных городов необходимыми товарами. Кроме того, некоторые купцы выменивали у населения серебряные изделия и монеты на медные полтины за тройную цену. Также не были редкостью спекуляции, связанные с талерами.
До 1654 г. государство покупало у иностранцев по цене 40 копеек за штуку, а талер с надчеканкой русским штемпелем стоил уже 64 копейки. К тому же по царским грамотам оставался неопределенным номинал таких монет. Так как при перечислении новых серебряных монет были упомянуты “ефимки рублевые да ефимки с признаком”. Это позволяло выдавать последние не за 64 копейки, а за 100 копеек. Также большинство фальшивых ефимков было сделано с помощью левендальдеров (“левков”) — крупных серебряных монет, которые по внешнему виду и размеру не отличались от талеров, но значительно уступали по содержанию серебра. Такие монеты также закупались за границей для ювелирного ремесла по цене 38 копеек за штуку. Таким образом, население, впервые встретившееся с крупными иностранными монетами, легко могло впасть в заблуждение. Причем, нехитрые штемпели на талерах легко было подделать, в результате чего, минуя государственную казну, получать дополнительную прибыль.
Следующая категория денежных воров, связанная непосредственно с производством монет, условно делилась на коррупционеров среди царской администрации и воров среди денежных мастеров.
Самым известным коррупционером и фальшивомонетчиком в народе считался царский тесть и глава приказа Большой Казны, которому были подчинены московские денежные дворы, боярин И. Д. Милославский(3 июля 1595 — 19 мая 1668). Он привозил на денежный двор вместе с государственной медью и свою, из которой заставлял чеканить монеты. Неучтенную казной продукцию И. Д. Милославский целыми возами увозил на свой двор. Кроме того, ему как царскому родственнику и главе приказа Тайных дел многие “денежные воры” давали крупные взятки и избегали тем самым “жестоких казней”. Вместе с ним в “воровстве” были уличены думный дворянин приказа Большой Казны И. П. Матюшкин и гость В. Шорин. В Пскове и Новгороде, где также были денежные дворы, в том же были обвинены воеводы и приказные люди. Находившийся в это время в Москве австриец Августин Мейерберг утверждал, что лично для Милославского с использованием царских клейм было выбито монет на 120 тыс. руб. Близкие ко двору источники сообщали, что, узнав об этом, царь пришел в бешенство и еще долго потом гневался на своего тестя.
Непосредственно среди денежных мастеров и их помощников была распространена кража меди, маточников, чеканов, а также готовых монет.
Способы хищения были разнообразными. На денежный двор злоумышленники проносили медь, спрятанную в хлеб, для того, чтобы изготовить монеты и вынести обратно. Поскольку при выходе каждого работника обыскивала стража донага, то воры пытались спрятать деньги в складках одежды так, чтобы их было невозможно было обнаружить, а также за щекой или в прямой кишке.
Нередко монеты просто перебрасывали через забор, где их подбирали соучастники злоумышленников. О фактах воровства становилось известно из донесений или челобитных тех кто был свидетелем преступлений. Преступления, связанные с денежными мастерами рассматривались в приказе Большой Казны и в приказе Тайных дел. При сравнении наказаний, что люди пойманные и осужденные за “воровские деньги” за пределами денежных дворов были подвергнуты более жестокому наказанию. При допросах часто применялись пытки. Похищенными маточниками и штемпелями пользовались фальшивомонетчики, которые не были связаны с денежным производством они были из разных сословий, но в основном из числа посадских людей и крестьян. Как правило, злоумышленники объединялись в группы для воспроизведения всего процесса производства, подобного тому, который был на государственных денежных дворах.
В Соборном уложении 1649 года одна из глав была посвящена денежным мастерам, которые «учнут делати воровские деньги». Того, кто занимался литьем фальшивых монет, полагалось «казнить смертию», залив расплавленное олово в горло. Тем, кто помогал фальшивомонетчикам, отрубали два пальца левой руки. В назидание другим отрубленные пальцы и руки нарушителей прибивали к стенам и воротам дворов, где они жили. Однако и это не помогло — спустя десять лет после принятия сурового закона, на рубеже 50-60-х годов XVII века, фальшивомонетничество достигло наибольшего размаха.Осенью 1661 года было принято очередное высочайшее постановление «об усилении борьбы». В ночное время по слободам стали ходить сыщики из приказа Тайных дел, которые выискивали, не ведется ли где «воровское дело». Если они видели дым над крышей и слышали характерное постукивание молоточка, то тут же врывались на двор и устраивали обыск. Тем, кто вовремя донесет на соседа, занимающегося фальшивомонетничеством, полагалась половина его двора.
В результате, по свидетельству иностранных наблюдателей, только в декабре в Москве за изготовление «воровских денег» было арестовано около 40 человек.Для установления вины в Москве с 1659 по 1660 гг. в тюрьму было посажено более 400 человек. Их вину определяли в приказе Тайных Дел. Для установления истины «следователи» использовали три вида пыток: применение дыбы, бичевание, пытка раскаленным железом. Наказывались не только фальшивомонетчики, но и их помощники. Им отсекали два пальца на левой руке. Для устрашения и в назидание другим, отрубленные руки и пальцы казненных прибивались на ворота денежных дворов.. Однако эти акции не достигали должного результата.
По указу 26 июня 1663 г. запрещалось держать в своих домах медные полтины, гривенники, грошевики, копейки, не переплавленные в слитки. Однако сходство новых и дореформенных копеек многих фальшивомонетчиков навело на следующую мысль. Медные монеты покрывались тонким слоем серебра так, что их нельзя было отличить от полноценных серебряных. Этот приём решал две задачи: чеканка монет была государственной, что при визуальном анализе таких подделок невозможно было отличить их от настоящих; В связи с тем, что по указу 1 июля 1663 г. устанавливался двухнедельный срок в Москве и месячный в других городах для обмена медных денег с установленной ценой 2 серебряных деньги за один рубль медью, обладатели луженых копеек увеличивали своё состояние в стократном размере.
Так же медные деньги лудили и ртутили. По внешнему виду их теперь нельзя было отличить от серебряных. В собрании ОН ГИМ имеются такие «луженые» копейки всех пяти денежных дворов времени реформы. От серебряных они отличаются только более темным цветом, но потемнели они не от времени.
В момент своего «лужения» они были неотличимы от серебряных. Тонкий слой серебра с них легко удаляется и под ним явно проступает медь, что и позволило выделить их массы подлинных серебряных копеек. Это явление было естественной реакцией на грабительский характер проводимой государством денежной реформы.Жестокие наказания, по которым пресекалось фальшивомонетничество, не касались представителей правящего класса, а распространялись главным образом на рядовых членов общества. Следует отметить известную эволюцию законодательства о «денежных ворах» в сторону смягчения наказаний: вводилась дифференцированная казнь взамен смертной — от отсечения рук и ног до отдачи «на чистые поруки» и ссылку в дальние города.
Фальшивомонетничество было следствием непродуманной окончательно денежной реформы царя Алексея Михайловича, а «медный бунт» в Москве решил судьбу реформы. Указом 15 марта 1663г. медные деньги были отменены и была восстановлена прежняя денежная система.

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Воровские деньги XVI—XVII вв Фальшивомонетничество считалось едва ли не главным бичом финансовой системы Московского царства. По крайней мере, так думали сами власти. Технология чеканки денег

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *