Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш

 

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь когда-то (ну, как когда-то… в 1945) бразильские войска шагали по полям и горам Европы. Вообще, тот период в истории Бразилии, также называемый «Эрой Варгаса», был богат на интересные события.
Родился Маскареньяш на территории будущего штата Риу-Гранде-ду-Сул – На тот момент Бразилия всё ещё была империей, и поменяется это только в 1889 году. Произошло явление будущего маршала всея Бразилии на свет в 1883 году, и его родители не блистали ни положением, ни финансами, и жизнь его была достаточно скучной до начала XX века, пока Бразилию не начало трясти. А, как говорится, не приведи Господь жить в интересные времена.
На тот момент (а именно на переломе веков) Рио представлял из себя достаточно убогое зрелище. Да, там были красивые достопримечательности, старые плантаторские особняки, пляжи, и так далее. Но большая часть города представляла из себя классические фавелы, только сделайте поправку на то, что Рио строился вообще без плана, и с канализацией всё было не очень и в цивилизованной части города, что уж говорить о трущобах, с заваленными нечистотами и мусором улицами, битком набитыми людьми. Короче, в этих местах прочно обосновались такие милые друзья человека, как малярийный комар, туберкулёзная палочка и вирус кори. Сказка, а не жизнь.
Такое положение дел крайне не устраивало тогдашнего мэра Рио, Пэрейру Пассоса. Хорошая новость: по образованию он был инженером, и придумал надёжный, как швейцарские часы план по перепланировке города. Плохая новость – план подразумевал снос трущоб, а согласия жителей, естественно, никто не спрашивал. В дополнение ко всему этому началась кампания по принудительной вакцинации, которая тоже мало кому понравилась – в частности, из-за распускаемых газетами слухов. Ну, знаете, вместо прививок заражают, заставляют женщин и мужчин выставлять напоказ срамные места, и так далее – типичные газетные утки, помноженные на страх перед медициной. Короче говоря, в ноябре 1904 полыхнуло.
Когда заволновались трущобы – это было ожидаемо. Но вот когда восстали кадеты военного колледжа Прайа Вермелья – этого не ожидал никто. Впрочем, восстание быстро погасили, план отменили, кадетам ничего не сделали (хотя, технически, их действия вполне можно рассматривать, как измену), но колледж от греха подальше расформировали. Всё бы ничего, но юный Маскареньяш там учился уже три года как. Причём он даже не принимал во всём этом мракобесии участия – это, кстати, первый из трёх таких случаев — чтоб он не был как-то причастен к событиям (из двух, с учётом того, что с началом диктатуры в 1964 дедушке стукнуло 80, и вряд ли бы он куда-то вышел). Впрочем, юный Жуан не отчаялся, поступил в другую академию, которую и закончил, отправившись служить в действующую армию.
В следующий раз неприятности нашли Маскареньяша в 1922 году, во время так называемого «Восстания Лейтенантов». Опять военное училище, опять гибнет цвет бразильской нации. Дотянулся проклятый Пассос. Восстание случилось, на самом деле, по идиотской причине – во время предвыборной гонки кто-то вбросил в газеты письма за подписью одного из кандидатов (который потом, естественно, всё отрицал), где он с особым цинизмом поливает грязью армию, личный состав, командиров, и, конечно же, своего соперника. Армии это, естественно, не понравилось, и когда автор писем победил, генералитет разругался с правительством, слово за слово, и вот уже бунтует форт Копакабана, а до кучи – ещё и военное училище. Могло быть и больше, но в правительстве тоже не дураки сидели, и всех ненадёжных либо арестовали, либо убрали подальше – благо, тех, кто действительно был готов поднять президента и его преемника на штыки, оказалось достаточно мало. Маскареньяш, на его счастье, оказался надёжным – на тот момент уже не был зелёным кадетом, а капитаном 1-го артиллерийского полка, и когда форт начал палить по своим, действовал решительно – решительно убрал от командования ненадёжных офицеров, заменив их на сержантов, и начал прикрывать пехоту.
А восстание закончилось печально. Сначала к форту подрулил линкор Минас Жерайс, и начал обстрел форта из своих орудий, потом туда подтянули ещё и флотскую авиацию, которая, прямо как в «Брестской Крепости» (только уменьшите количество самолётов до двух), начала взрывать казармы. По итогу до победного конца решили биться только 29 человек из более, чем 600 восставших. Эти 29 человек вышли из форта и отправились в последний бой – причём по пути в Вальгаллу 11 человек рассосались в складках местности. Естественно, победный конец наступил при первой же встрече с патрулём – хотя и не для всех. Один из участников, а именно – Эдуарду Гомеш – в будущем поучаствует в освобождении Италии в составе бразильских ВВС, и даже станет министром авиации Бразилии. Ну, а Маскареньяш получил репутацию и плюсик в досье за верность режиму.
Но это была только тренировка. Уже два года спустя случилось второе восстание лейтенантов, и на этот раз они даже умудрились отжать славный город Сан-Паулу. Маскареньяш, на тот момент уже ставший майором, но всё так же продолжая службу в 1-м артполку, поучаствовал в освобождении города путём методичного превращения кварталов в груды строительного мусора – с соответствующим исходом для всех, кто там находился. Хотя революционеров это не остановило, и тенантистов (а именно так называли себя восставшие, поскольку среди них было много молодых лейтенантов) давили по всей стране полгода – и то не додавили, потому что колонна из 1500 человек под командованием лейтенанта Луиса Престеса, будущего главы Компартии Бразилии, ещё два с половиной года куролесила по бразильским джунглям, пока всем составом не свалила в Боливию (которая их благополучно выдала бразильским властям, лол).
Уверен, если бы тенантисты или ещё кто-то ещё показали бы зубы, то майор (а c 28 года и подполковник 6-го артиллерийского полка) Маскареньяш с радостью бы им накидал. Но судьба распорядилась иначе, и в 1930 году некто Жетулиу Варгас решил немного порулить страной в обход закона. Маскареньяш начал было радостно потирать руки, но в этот момент к нему в кабинет со взводом солдат вошёл лейтенант Нельсон Этчегойен (Etchegoyen. Транслитерация, скорее всего, неверна, поскольку на русском источников почти нет, а португальские правила произношения мне неизвестны) и арестовал его – младшие офицеры были на стороне восставших. Вообще, семейка Абвгдеёжей Этчегойенов отличилась и раньше – одна из бразильских газет очень метко обозвало их «Семьёй в сапогах». Четырьмя годами ранее, вместе со своим братом Алкидом он неудачно попытался скосплеить «Колонну Престеса», его племянник по имени Лео, сын Алкида, был начальником полиции штата Риу-Гранди-ду-Сул, обвинялся в пытках, а сын Лео – Сергио – был главой Министерства Национальной Защиты (если я правильно перевёл название). И это не считая ещё двух сыновей, которые тоже были офицерами. Не очень понятно, как эти два брата-акробата остались в армии после бунта, но, с фактами не поспоришь.
Возвращаясь к Маскареньяшу. После бесконечных лейтенантских революций Бразилия нуждалась в опытных командирах – а наш герой был именно таким. Так что после небольшой отсидки в крепости Круз Альта он вышел на свободу, но намёк не понял – и в 1932 году принял участие в восстании паулистов – а бунтовал уже традиционно неспокойный штат Сан-Паулу, отсюда и название. Эти паулисты пытались заставить Варгаса принять новую конституцию взамен отменённой (что Варгас упорно отказывался делать). Однако не прокатило и на этот раз – опять арест, полотенце под ноги и тюремные загадки. Впрочем, Конституцию Варгас потом всё равно принял, а после восстания офицеров стало ещё меньше, так что опять простили.
А потом опять полыхнуло.
Как уже упоминалось выше, во время разнообразных восстаний в стране полегло и\или было уволено из рядов армии куча офицеров – которые живенько скучковались и основали Национально-Освободительный Альянс под крылом компартии Бразилии. И в 1935 решили попробовать бросить Варгаса через бедро – посредством многочисленных лейтенантских и курсантских восстаний по всей стране — под руководством нашего старого знакомого, лейтенанта Престеса. Но чёт как-то не прокатило, потому что Варгас был любим народом, армией и промышленниками. А, ну ещё там подсуетился человек по имени Эурику Гаспар Дутра, такой же сиделец, как и Маскареньяш (и по тем же причинам). Так что восстание достаточно быстро потухло – ну, а Маскареньяш, поняв намёк со второго раза, получил возможность вспомнить молодость и опять пострелять по центру Рио из орудий, и снова по лейтенантам, только коммунистическим.
Дальше ничего не происходило аж до 1943 года – Бразилия вписалась во Вторую Мировую на стороне Союзников, а Маскареньяш получил генеральские погоны и сменил ещё пару постов. Потребовалось создать особы экспедиционные силы, которых у Бразилии не было. Что мешало им послать уже имеющиеся соединения, например, легендарный пятый артиллерийский полк – не очень понятно. Возможно, сомнения в надёжности – тот же пятый артиллерийский участвовал в восстании 1936 года не с той стороны баррикад – хотя потом они послали вместе с БЭК в Италию целых 54 человека. Короче, было решено создать три дивизии Бразильского Экспедиционного Корпуса, и командиром первой дивизии БЭК было решено поставить именно Маскареньяша. Однако в процессе выяснилось, что у Бразилии от трёх дивизий надорвётся пупок, и решили ограничиться одной, численностью в 25.000 человек, а нашего героя повысить до командира всего корпуса. Командовал же «Курящими змеями» (такое название получил Бразильский Экспедиционный Корпус) упоминавшийся выше военный министр Эурику Гаспар Дутра.
16 июля 1944 года 5 тысяч горячих бразильских парней высадились в неаполитанском порту. Строго говоря, они не были тут единственным уникальным юнитом – тут же воевал и знаменитый 442 полк США, состоящий из американских японцев, и чуть менее знаменитые из-за «Чёрных пантер» афроамериканские «Солдаты-бизоны» из 92-й пехотной дивизии, и гуркхи, и евреи, и поляки с греками – кого тут только не было. Но из всего этого национального разнообразия только бразильцам удалось взять в плен целую немецкую дивизию (148-ю пехотную, и 1-ю берсальерскую дивизию ИСР на сдачу), включая двух генералов. То есть, серьёзно, они зараз взяли в плен больше 14.000 человек, единственные за всю итальянскую кампанию. Высказывается мнение, что такого успеха удалось достигнуть, потому что половину проведённого на передовой времени БЭК активно махался именно с немецкими частями. С другой стороны, как сказал один мой знакомый, «Вермахт образца 1945 года не смог бы взять даже горящий бордель под охраной инвалида» — но это всё же лучше, чем 4 дивизии берсальеров, созданных издыхающей Республикой Сало, одну из которых, напомню, взяли в плен всё те же бразильцы. Согласно источникам, Маскареньяш отличился и тут – «Старый генерал командовал с энтузиазмом молодого лейтенанта». Впрочем, чудачил не только он – генерал Зенобио да Коста был замечен прямо на передовой, под миномётным и ружейным огнём командуя штурмом церкви, в которой содержались пленные.
Не считая этого («Это», к слову, известно, как битва при Коллеччио-Форново, апрель 1945), бразильцы отличились участием в штурме Готической Линии, не дававшей продвигаться на север, да ещё и расположенной в горах. Конечно же, куда уж тут без воспетых «Сабатоном» «Трёх бразильских героев», погибших во время патрулирования. Потери понесли небольшие – чуть больше 400 убитых и около 2.500 раненых, и после немецкой капитуляции солдаты с чистой совестью вернулись на родину.
Варгаса подвела мягкость. Его режим и так был не особо суровым по отношению к противникам – я напоминаю, что большинство упомянутых в этом тексте людей успели выступить против него и продолжить службу – а уж после войны пришлось пойти на ещё большие уступки. Закончилось всё тем, что сверг его Дутра, военный министр, вскоре после чего последний, не приходя в сознание, вступил в должность президента. А Маскареньяш, обладавший опытом современной войны, прекрасно понимал, что не хочет раздора внутри бразильских границ, и остался в стороне – хотя и обладал огромным авторитетом. Ну, а после того, как Дутра и компания всё разворовали и скатили Бразилию в сраное днище, Варгас вернулся – но уже как законный президент. Причём он не забыл прихватить с собой и Маскареньяша, который на тот момент уже находился в отставке в звании маршала. Впрочем, годы давали о себе знать дедушке уже под 70, там уже особо не повыступаешь с броневика – так что оставшиеся года он тихо-мирно сидел у себя дома в Рио, писал книгу воспоминаний о своей бурной молодости и не менее бурной старости. Точно так же пропустив свержение демократии в 1964 году, Жуан Батиста Маскареньяш де Мораиш, маршал бразильских вооружённых сил, национальный герой пёс режима с опытом работы и бунтовщик со стажем, скончался 17 сентября 1968 года, за год до очередного переворота. В наследие от него нам остался некто Клаудио Маскареньяш, дальний родственник и оперный певец, а также книга «Memorias».

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Интересные времена: Бразилия и маршал Маскареньяш Что первое приходит в голову при упоминании Бразилии Рио, Христос-Искупитель, фавелы с зататуированными по самые брови бандитами. А ведь

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *