Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от той части скифов, которая беспрестанно кочевала и тревожила новых поселенцев. Сама жизнь вынуждала греков адаптироваться под новые вызовы, которые им бросал окружающий мир, и одним из сложнейших было противостояние с противником, который сражался по своим правилам и на своей территории — тяжеловооруженные греки, традиционно сражавшиеся пешими и в тесном строю, должны были противостоять конным лучникам-скифам, также вооруженным копьями и короткими кинжалами. Здесь приходилось взаимодействовать с соседями, которые сегодня были друзьями, завтра — врагами, ну а послезавтра — уже союзниками по борьбе против остальных племен кочевников. Охарактеризовать всю историю боспорского военного искусства можно тремя словами — «импровизируй, адаптируйся, преодолевай».
Импровизация и выживание продолжались с момента Великой Греческой Колонизации, пережили волны кочевников, власть Митридата Евпатора и Рима, и закончилась в середине 3-о века н.э., во время вторжения племен готов.
Основной проблемой в реконструкции военного искусства боспорцев является скудость источников — в основном это археологические находки разного рода, от отрытых гробниц и курганов, в которых может быть только погребенный с различного рода вооружением, до шикарного склепа с росписями стен, где и живому было бы красиво.
Предлагаю быстро пробежаться по основным методам ведения войны кочевников Прикубанья, конкретно скифов в период греческой колонизации Боспора.
Войско, как правило, формировалось вокруг фигуры вождя. Вождь, в свою очередь, обычно носил крепкий и подвижный доспех в виде кожаной или тканевой куртки с нашитыми на нее железными или бронзовыми чешуйками (такой чешуйчатый доспех на минималках), а также шлем. Что самое интересное, шлема часто находят бронзовые, греческого происхождения (полученные, видимо, путем торговли или в качестве даров), и приспособленные под удобство носителей — со спиленными нащечниками и наносниками. Очень интересной является находка в Шестом Елизаветинском кургане – бронзовый нагрудник с лицом Медузы, которая своей чудесной улыбкой должна испугать врага и отвести угрозы в виде копья или меча. Также скифские мастера сами изготавливали литые шлемы в виде полусферы — такие «скорлупки» получили названия «шлемов прикубанского типа». Также в некоторых склепах скифских аристократов были найдены греческие поножи.
На всаднике за номером 2 греческий халкидский шлем
Помимо этого, основным защитным средством всех воинов был щит – круглый, овальный или почти квадратный. Щиты были из дерева, обтянутые кожей, иногда — с нашитыми металлическими пластинами. Благодаря этому, а также простоте координации, скифский царь и личным примером вёл в бой одоспешенную конницу. Личное вооружение скифских вождей, согласно некоторым находкам, было не столько орудиями убийства, сколько символом статуса, которым можно было ещё и убивать — это были не только копья с широким наконечником, но и дротики, многочисленные мечи и короткие клинки (объединенные в слово «акинак»), найденные в Солохе и Толстой Могиле булавы, и даже клевцы. На секундочку — до распространения клевцов, позволявших «прокалывать» пластинчатую броню, еще где-то полторы тысячи лет. И, конечно, самый известный атрибут скифа — его сложносоставной лук в форме буквы «сигма» ( а вот она – «∑» )и стрелы. Касательно эффективной дальнобойности можно вспомнить слова Е.В.Черненко, считавшего, что стрельба из такого типа лука была достаточно эффективной с 90 метров, при том, что тренированный конный лучник способен совершить на скаку 10-12 прицельных выстрелов за минуту. А если всадников были сотни
Дружина царя одевалась победнее — шлемы, доспехи и наступательное вооружение было не таким дорогим, соответственно, менее защищающим своего носителя, ведь одеть в металл не одного знатнейшего воина, но ещё и его родственников, друзей, друзей родственников и родственников друзей было довольно тяжелой задачей.
Простые воины обходились без доспехов, как правило, у них отсутствовали мечи и кинжалы, но у них всегда был лук (а с ним — верный глаз, накаченные грудные и плечевые мышцы) и конь (а с ним — четыре ноги). Сочетание скорости, меткой стрельбы и хитрости — лавинные атаки бронированной конницы дружины, сочетавшиеся с огромной лавиной стрел, иногда снабженных выступающими шипами, навевали фермопильские флешбеки с персидским «Наш стрелы, словно тучи, закроют солнце!»
Что же до главных героев этой статьи… Греки принесли вместе с собой на своих кораблях дедовские методы войны — тесное построение воинов, закованных в металлические нагрудники-тораксы или в сложенный несколькими слоями проклееный лён (Т.н., «линторакс»), вооруженных двух- или трехметровыми копьями, стоящими в строю так, чтобы прикрывать левый бок товарища — это были альфа и омега греческой тактики, которая более чем оправдала себя против варваров, сражавшихся без порядка, без дисциплины. Но при столкновении с хотя бы немного более мобильным противником, вся фаланга становилась в позу «раком», посему греки, адаптирующиеся и импровизирующие, получали необходимую поддержку конницей у соседей – в основном у земледельческих племен Прикубанья, вроде меотов и синдов.
Само вооружение греков, как бы ни было скучно это повторять, было вполне обыденным. На голове был традиционный коринфский шлем — позднее сменившийся халкидским, а еще позже аттическим. Интересный факт — по мнению Виноградова и Гончаровского, на Боспоре коринфский шлем со временемобрел статус «культового» в современном смысле этого слова — в него «одевали», героизированнх воинов на различных предметах культа вроде погребальных рельефов, росписей и скульптур.
Нельзя также забывать про такой элемент защиты, как обтянутый шкурой или покрытый бронзой аргивский щит. Щит этот, с ручкой по центре и веревкой-антилабой по внутреннему краю, был таким же символом гоплита, как и пурпурный плащ снайдеровских спартанцев. Тело покрывал также широко известный доспех изо льна — «линоторакс», в большинстве случаев, держащий удар копьем. Командиры облачались в существенно более тяжелый, но защищенный – сначала колоколовидный, затем в анатомический панцирь. Завершают показ поножи-кнемиды.
Наступательным вооружением греческого гоплита на черноморском побережье (в принципе как и на любом другом), было копье – дорю. Греки настолько любили копья, что даже грозные мечи — ксифосы и махайры, позволявшие и колоть в грудь, и рубить руки — были лишь вспомогательным оружием, применявшимся после утраты или поломки копья. Оно и неудивительно — в плотном строю мечом не размахнуться, а идею того, что врага можно подпустить поближе и заколоть (вместо того, чтобы превратить в шашлык стеной копий), грекам была непонятна. Плюс, те же Гончаровский и Виноградов сообщают, что уж слишком часто махайра засветилась в несправедливых убийствах, что якобы доказывает его иностранное происхождение и пренебрежительное отношение греков к этому оружию.
Не брезговали греки и копировать варварские доспехи и стрелы — по раскопкам оружейного дома в Пантикапее можно понять, что они собственноручно изготавливали металлические пластины для ламеллярных доспехов и многочисленные наконечники для стрел, которыми пользовались скифы. А, может, и сами греки
Само течение жизни и войны на Боспоре вынуждало греков присоединять к своим армиям контингенты дружественных, или, по крайней мере, не враждебных сейчас всадников — как синдо-меотов, так и различных скифских племен. Тактика «ударил-убежал» полностью игнорировала преимущества фаланги, тем более, что на тот момент грекам не приходилось бесконечно воевать с огромными ордами вонючих дикарей, сросшихся со своими скакунами – гораздо чаще им приходилось обороняться от небольших групп разбойников, подобных мимолетной буре. Не исключен вариант того, что колониальная аристократия мгновенно ухватила за хвост верную мысль, пересев с со своих ног на круп лошади.
О дружбе любителей коней и оргий свидетельствуют многие пристанища мертвых — вокруг крупных городов, вроде Пантикапея, Нимфея, Фанагории и т.д. насыпались многочисленные курганы, где усопших хоронили со всем их вооружением — греческими поножами и шлемами, варварскими металлическими панцирями из чешуи и пластин, скифскими горитами с луком и стрелами, акинаками и копьями.
Так, с вооружением разобрались, стоит перейти к описанию методов ведения войны — войны полномасштабной с применением различных родов войск и их взаимодействием друг с другом.
Около 310 года до н.э. умирает Перисад I, царь Боспорского государства. Власть переходит к его страшему сыну, Сатиру. Этим оказывается недоволен младший сын Перисада, Евмел. Сатир опирался на созников-скифов, выставивших как конницу, так и пехоту ( 20 тысяч и 10 тысяч соответственно ), дополнив это фракийцами и наемными греками — и тех, и других было по 2 тысячи, тогда как Евмел нашел поддержку среди «варваров» Арифарна (бывших, скорее всего, племенем сираков), которые, с подвластными тем меотами, пришли с 20 тысячами конницы и 22 тысячами пехоты. Не будем думать над правдоподобностью подобных цифр, и примем во внимание общее соотношение сил. Бежавшего младшего брата Сатир настиг, перейдя реку Фат, после чего две армии находились подле друг друга – сам Сатир обнес свой лагерь кругом телегами, что было вполне в скифской манере, тогда как греки при создании лагеря искали место, защищенное самой природой, возводя минимум рукотворных укреплений — окруженное естественными оврагами, возвышениями и прочими особенностями рельефа, затрудняющими атаку и упрощающими оборону. Как ранее было описано, Сатир, словно скифский вождь, занял место по центру войска, тогда как призванный Евмелом варварский вождь Арифарн сам занимал главенствующее положение в строю (сам же наследник, решивший испытать удачу в братоубийственной войне, занял левое крыло). Это сыграло свою роль — Сатир обрушился на центр вражеского войска, после кровопролитной рубки обратил Арифарна в бегство, но, увлекшись погоней, чуть не упустил победу Евмела на своем левом фланге. Тогда Сатир повернул обратно и уже второй раз нанёс поражение вражескому полководцу. Остатки греческого войска укрылись в лагере за рекой, устроенным гораздо более по-гречески — «с плотными лесами, обрывистыми утесами, палисадами и башнями». Не забывая, что на войне как на войне, Сатир опустошил вражеский край — достаточно распространённая практика в те времена. После Сатир приказал вырубить плотный лес на подступах к лагерю, неся урон от стрелков. На четвертый день его воины приблизились к укреплениям, а к смелому воину и царю приблизилась смерть – оказывая поддержку войску на подступах к стенам вражеского лагеря Сатир был ранен в руку, скончавшись под конец дня от этой раны. Предводитель наемников Мениск снял осаду, отвел армию к другому наследнику Перисада — Притану. Тот, однако, не проявил ни понимания военного дела, ни рвения, и переданная ему армия была вынуждена сдаться у Меотийского озера после поражения. Сам Притан бежал в Кепы, где принял смерть. Евмел принял власть, по старой традиции уничтожив семьи своих противников – Сатира и Притана. Не дотянулся он только до сына Сатира, убежавшего из-под власти нового царя.
Мир кочевников был переменчив и неустойчив. Одни племена теряли власть, другие ее забирали. Одни служили, другие повелевали. Точно так же, одни племена приходили, другие уходили — как со своих земель, так и со страниц истории. Так же произошло и со скифами — после перемен на Боспоре и воцарения Евмела, по сути, скифы потерпели поражение на мировой арене перед сарматами. Сами сарматы, будучи такими же кочевниками, имели несколько иное представление о том, как следует побеждать. На граффити, нацарапанных на штукатурке в святилище Нимфея, изображены всадники с длинными копьями, в конических шлемах и, предположительно, в массивных панцирях — так и просится слово «катафракты».
Захоронения сарматов тоже весьма похожи на скифские — доспех на тело, шлем на голову, копье, лук со стрелами… вот только мечи сарматов были гораздо длиннее — мечи скифов очень редко были длиннее 70 сантиметров, тогда как мечи сарматов чаще были около или больше метра.
Казалось бы, кто же следующий познакомится с нашими севечерноморскими греками и кочевниками А вот кто — герои различных шуток, стихотворцы, воины-герои, любившие лошадей, отрубленные головы, мечи… стоп, про кочевников же ведь уже был разговор Был. Но тут есть нюанс — это кельты. Судя по археологическим раскопкам, только после крушения кельтского владычества в районах Фракии, сарматы смогли продвинуться западнее из восточных областей Подонья-Прикубанья, и произошло это не позже 213 года до н.э. В этих же местах часто находят шлемы, которые можно идентифицировать как кельсткие, полученные в результате обоюдных контактов между этими двумя народами.
Западная часть Северного Причерноморья после кельтского нашествия в Элладу и защиты от него, не без великого превозмогания, стала сарматской — расстояние между культурами греко-кочевников стало еще меньше, что не могло не вызвать обмена между ними в разных сферах, в том числе и в военной. Как пример, можно привести надгробие у Ахтанизовского лимана с изображенным на нем воином в плаще, копьем с широким наконечником и щитом, очень напоминающим «туреос» (щит кельтского происхождения), за одной деталью — по центру отсутствует умбон, прикрывающий ручку с другой стороны щита. И все же настоящие туреосы можно найти на терракотовых статуэтках, где воины вооружены уже классическим туреосом, с умбоном, одетыми в плащи, а под ними – в мускульные кирасы. Как итог этого абзаца – пехота Боспорского царства и его данников сменила свои щиты на более практичные кельтские.
Со временем владыки Боспора стали все чаще обращаться за помощью к наемникам — дошло до такой степени, что к началу III века до н.э. народное ополчение перестало существовать. Осуществлять политическую волю и так далее стали наемные контингенты, среди которых из местных присутствовали только боспорская аристократия, плотно сросшаяся с сарматским методом ведения войны — то есть, облаченные в прочные доспехи с длиннейшими пиками воины-катафракты. В основе своей войско Боспора состояло и из кельтских отрядов, грозных и свирепых в своем порыве воинов, греческих, дисциплинированных, действующих как железный кулак, фракийских, и прочих.
Тема же правления Митридата Понтийского на Боспоре весьма обширна и для нее стоит сделать отдельную статью, но можно кратко сказать о том, что в войне с Римом Митридат опирался на Боспор и его варварское окружение, и при нем же снова возродилось гражданское ополчение — отличавшееся, однако, от более ранней версии себя, и так же отличавшееся от гражданского ополчения среднего греческого полиса.
Конница при Фарнаке II, правителе Боспора, на рубеже эпох представляла собой сплав как панцирных копейщиков — «катафрактариев» — так и многочисленных легких конников.
Чтобы оценить масштаб угрозы от таких товарищей достаточно взглянуть на источники — на надгробии некоего Матиана, служившего в коннице при царице Динамии, конь и всадник изображены весьма четко и ясно, за одним но – копье Матиана настолько длинно, что оба его конца выходят за границы надгробия, явно свидетельствуя о необычайной длине наступательного вооружения. Помимо этого, Матиан носит короткий панцирь с разрезом. На другом надгробии, уже некоего Афения, помимо тех же элементов вооружения и защиты, как у Матиана, имеется длинный меч и лук.
Боспорские всадники были вооружены так, чтобы исполнять многочисленные задачи — конная сшибка с похожим по ТТХ воином, рубка на мечах, стрельба из лука на скаку — мы ведь не забыли про усовершенствованный лук скифского типа Правда, к середине I века н.э. он вытесняется луком «гуннского» типа, более дальнобойным и мощным.

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Боспор в кольце друзей. Черноморские греки и варвары Боспор. Царство на стыке Азии и Европы, царство, собранное человеческой волей из разрозненных греческих земледельческих колоний для защиты от

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *