«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма

 

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

Вступление
«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II Великого, пока он смотрел на вечно грызущихся друг с другом греков. Если «не можно», то, в принципе, нет никаких препятствий для того, чтобы собрать македонскую фалангу в крепко сжатый кулак, после чего этим же самым кулаком объединил всю Грецию. Ну, а дальше был известный (хотя и меркнущий на фоне свершений Александра) греческий Veni, vidi, vici в исполнении македонского царя. Филиппа II, кстати, очень часто считают личностью, как минимум, равной, а то и превосходящей Александра по своим способностям. Через бунты, восстания и попытки отстоять независимость полисы, по итогу, покорились отцу Македонского. Впоследствии отцовские генералы, отточившие свое мастерство на греках, продолжат свою службу у Александра, составив костяк его генштаба.
События Александровых завоеваний как раз и дали толчок развитию эллинизма по всему средиземноморью, по сути, породив само явление эллинизма. Это был тот самый момент, когда греческая культура резко перестала быть, хоть и знаменитой, но всё же локальной, и перешла в разряд, как минимум, региональной. Можно сказать, что начался процесс глобализации, что наблюдалось первое явление в истории, которое можно было бы назвать «глобализм». Не было бы того уровня культурного развития, распространённости всех философских идей и видов искусства, по сути, маленького народа греков, населявших неплодородные скалы на юге Балкан, если бы мы взяли метафорические ножницы и вырезали бы этот кусок ее истории.
Как известно, следствием завоевательной политики Александра являлось присоединение к Македонской империи обширных земель Востока. Хоть как-то сшить их в единую структуру, пусть даже и кривую-косую, но которая бы не развалилась от первого чиха и продолжила бы развиваться и после его смерти, Александр не успел — в связи со скоропостижной кончиной.
Разные культуры, само собой, по-разному относились к греческой экспансии. Например, у иудеев было резкое её неприятие (то же самое, в принципе, можно сказать и про любую другую культуру, которую иудеям пытались привить), однако отношения с греками остались более-менее хорошими. На контрасте с Иудеей, с интеграцией в египетское общество у греков проблем не возникло — у них была идеальная доктрина царя-бога, в которую «сын Зевса-Ра» Александр (а впоследствии и Птолемей) вписались идеально. Доктрина эта, напомню, заключалась в обожествлении фигуры фараона, а родство (30 с лишним династий — какое уж там родство), или, тем более, кто он там по происхождению — семит-египтянин или грек — значения не играло. Модель египетского общества не претерпела существенных изменений при Птолемеях, и продолжила спокойно функционировать. Работает — не трогай. У персов же, точнее, у населения Персии, наблюдалось полное безразличие. Был один деспот, с загорелым лицом и курчавыми черными волосами, стал другой, светлый с веснушками и курчавыми русыми волосами. А какая разница Царь далеко, а поле-то вот оно, родное.
Так или иначе, главным результатом этих событий является, по сути, первый случай глобализации в культурном смысле этого слова. На этих территориях были установлены торговые связи, греческие юноши осваивали дальние рубежи с таким усердием, что греческие амфоры с вином добрались аж до скифов, а торговля в этот период выросла до поистине великих масштабов.
Существовал общий язык, «койне», который возник (точнее, сформировался в плавильном котле завоеваний Александра, и вместе с его армиями расползся по всей Азии) не столько по прихоти, сколько по необходимости. Он стал действительно общим, на нем говорили элиты, на нем писались поэмы и пьесы, интересные элитам. Процесс консолидации крайне комплексный, знаете ли, но без общего языка он идёт очень медленно. В данном же случае он проходил во всех плоскостях жизни: в экономической, политической, культурной, этнической, и по всем параметрам и пунктам он имел свои отличительные особенности о которых и пойдет речь
До Александра
Несомненно, завоеванные провинции не были территориями, населенными всякими дикарями с палками-копалками. Как любят представлять персов в поп-культуре: неотесанные дикари с Востока. Такой образ — заслуга не только нынешних режиссеров кино, эту традицию начали еще греческие драматурги, которые в 4-5 вв. до н. э. показывали бывших врагов в невыгодном свете, а своих солдат, как и себя, естественно, обеленными в пьесах и представлениях (Особенно тут отличился Ксенофонт со своим «Анабасисом», в котором чуть ли не каждое появление себя на сцене обставил в духе «И тут выхожу я, весь в белом» — прим. редактора). Да и образ варвара с Востока довольно силен в сознании западного человека. Например, ввиду относительно недавнего опыта с нашествием монголов, покорения Византии османами, по большей части — по той причине, что покоренные не оставили нам информации о своей точке зрения (по понятным причинам). Такую модель мышления на этот период примерить нельзя, в это время дело обстоит немного не так
Египет имел свою непрерывную культурную традицию — очень богатую, на тот момент. Одна из старейших цивилизаций, чо. В то же время, рядом — Персия, спорный объект в этом плане, так как государства тут друг друга сменяли на протяжении тысяч лет с завидной регулярностью, но культура, пришедшая вместе с победившим государством, всегда так или иначе была наследницей предыдущей. Но у нас тут под боком сидит Греция, история которой началась совсем недавно. Другими словами, у нас богатый, древний, дремучий перс, ещё более древний египтянин, и молодой, нахальный и бодрый грек к тому же, не совсем богатый. Так или иначе, эти области обладали не на шутку богатой историей даже на момент зарождения греческой цивилизации (нач. I тыс. лет до н. э.). Ну, а греки у них мародёрили по-тихой. Например, свои известные колонны греки заимствовали у египтян — другой вопрос, что у египтян они не развились дальше примитивных столбов с минимум декора, тогда как у греков это стало главным критерием узнаваемости, да и использовались они у египтян как правило в строительстве дворцов, а у греков повсеместно.
Это не обвинение в плагиате, культурный обмен – процесс абсолютно естественный
На момент александровских завоеваний Египтом правила Персия, а бразды правления Александр взял без боя. Потом ещё и заделался сыном Амона-Ра, и официально стал Сыном Божьим до того, как это стало мейнстримом.
Отдельная тема в этой песне – Иудея, отношения иудеев с завоевателями на протяжении всей их истории были уникальны относительно любых других подобных отношений любых других народов. С такой силой, как они, не сопротивлялся никто. Их ссылали, возвращали, резали, притесняли, и на этой почве у них сформировалась уникальная культура, а монотеистическая религия способствовала выживанию в таких условиях — даже на месте переселения евреи слабо сливались с местным населением, держась обособлено.
На момент александровских завоеваний, Иудея также находилась под влиянием Ахеменидского Царства.
Ход завоеваний (ввод в контекст)
Дабы не нагружать лишними датами, местами и именами, в этом разделе будет краткое описание, исключительно для понимания контекста, ибо тема статьи – иная.
После объединения Греции царем-отцом, царь-сын закончил этот процесс подавив восстание Фив. Этим он подавил волю греков к сопротивлению и объединил Грецию и Македонию вокруг своей фигуры. Далее последовало покорение персидских сатрапий Малой Азии. После успешной раздачи по щщам всем причастным, Македонский отправился вглубь территорий Персии, побеждая за счет организации и дисциплины армии. Завершающим штрихом была битва при Гавгамелах, когда Александр поставил точку в долгой истории и затянувшейся смерти Ахеменидского царства.
После прохождения этой контрольной точки Александр перешел к покорению Индии (где успешно облажался, хотя и не фатально) и начал культурную консолидацию греков и народов Персии, представлявших собой лоскутное одеяло.
Процессы проходившие на завоеванной территории
Ранее находившееся под властью Персии этническое разнообразие перешло под эгиду греко-македонских царей на следующие 200 лет, ознаменовав эру Эллинизма. Богатая с точки зрения материальных благ, культура Востока озолотила Грецию и, греков в частности. Однако вместе с тем этот период можно назвать кризисом классической Греции поскольку роль Греции как географического центра эллинской культуры размылась. Что же начал делать Александр
Для начала, после захвата этих провинций он начал строить новые города имени себя — в качестве оплотов греческой культуры и македонской власти. По разным источникам известно от 17 до 70 разных Александрий, самая известная из которых — Александрия Египетская. Дальше — веселее. Был начат процесс объединения македонских и персидских элит через браки Александровых полководцев и офицеров с знатными представительницами покоренных народов, в частности сам Александр подавая пример женился на знатной бактрианке, от которой у того был сын. (Спойлер: роли в престолонаследовании он не сыграет поскольку Александр не оставил ни завещания, ни механизма передачи власти, судьба мальчика плачевна: его отравили). Вынужденные развестись уже женатые полководцы Александра выражали негативное отношение к принуждению сношению с варварками, однако сопровождалось оно молчаливым согласием с авторитетом царя. Что неудивительно — необычайная ксенофилия Александра осталась непонятой его окружением, а его идеи им представлялись следствием его безумия.
По какому праву эти варвары в принципе могут считаться равными нам, если мы имеем архитектуру и философию, театры, пьесы, множество товаров и прекрасный красивый язык, на котором Гомер сложил Илиаду! В конце-то концов, это мы покорили их, нашей же совершенной армией, равной которой нет.
Такие рассуждения велись с позиции культуры греков — она была крайне грекоцентричной и эллины ревниво относились к любым попыткам посягать на нее. Ожидаемо, после смерти Александра все браки были расторгнуты, изменения обращены, а единственный кто действительно нашел свою любовь, был Птолемей.
В планах Александра было создание некоего, общего государства, в котором могли сочетаться греко-македонская и персидская культура, предполагалась, что такое государство будет аки вундервафля, с помощью которой можно покорить всю оставшеюся Ойкумену. Вот только так думали далеко не все. Эффект консолидационной политики Александра отразился не только на городской власти, политической жизни, но и на армии. Войска начали пополнятся варварами, что вызвало недовольство в их рядах. Значительный греческий контингент в армии был недоволен такими переменами, что вылилось в восстание в Опиде на Тигре. Не смотря на увещевания Александра о помиловании, (чему восставшие, само собой, поверили — Александр же их не обманет!), зачинщиков беспорядков связали и сбросили в Тигр.
Тщетны были попытки сплавить две настолько разные культуры — имело место только заимствование конкретных элементов друг у друга. Есть смысл говорить разве что о сплаве элит. Аристократические юноши тяготели к новой и неизведанной культуре, что свойственно всем молодым людям. А уж если говорить о том, что представляла собой эта культура, то секрет таких симпатий, секретом не остается. Вино и развитое искусство, своеобразный интересный язык, философия — словом, у греков и персов было очень много схожего, но в то же время — разительно отличавшегося культурного слоя, который и покорил множество аристократов по обе стороны культурного барьера. Но вековая ненависть никуда не делась — в рамках одного государства. Как ни странно, для полноценного слияния в некоторых областях на пользу пошли войны диадохов — в конце концов, нахождение в одной фаланге сближает людей (Никаких шуток! — прим. редактора), боевое товарищество никто не отменял. А потом остатки греческих воинов осели на местах, занялись земледелием, взяли себе жён из местных жительниц и начали, кхм, «культурный обмен». Дети, естественно, получали эллинистическое воспитание от отцов, но росли в не-эллинистической обстановке. Сим победили.
Иудея в период эллинского владычества
Шаббат-шалом! Куда же без Иудеи. Земля Израиля не была богата ресурсами или значима по каким-либо экономическим причинам. Но владение ею имело стратегическую важность из-за смежного с Сирией и Египтом расположения. Плюс финикийские торговые порты рядом.
После разрушения Ахеменидской монархии и смерти Александра, Иудея перешла под власть Птолемея. Однако и Птолемею она досталась нелегко, только в результате борьбы с Селевком. С 320 по 201 г. до н. э. Иудея подчинялась государству Птолемея (т.е, Египту), затем уже перешла к Селевкидам.
После перехода под власть Селевкидов (201 г. до н. э.) начались жестокие гонения еврейского культа и попытки насильственной эллинизации населения, что вылилось в восстание священника Маттафии и его сыновей – Маккавеев. Освободительные войны шли с 167 по 140 гг. до н. э. Восставшие отстояли не только религиозную независимость (Хотя греки особо по этому поводу и не парились — по сути, монотеистический Израиль напоминал им монотеистический Египет с культом Амона, так что ничего необычного. Да и вообще, Яхве — это еврейское имя Зеваса, как Ра у египтян или Юпитер у римлян), но и сформировали новое государство — со столицей в Израиле. Освобожденная Иудея провозгласила правителем сына Маттафеи – Симона, родоначальника хасмонейской династии.
Наследником Симона был его сын Иоанн Гиркан, и его потомки уже отошли от ценностей эпохи национального подъема Маккавеев, всецело поддавшись влиянию греческой культуры. Сформировавшееся Хасмонейское царство просуществовало до с 140 по 37. до н. э. Впоследствии оно перешло под римское владычество, и несколько раз подвергалось очищению огнём и мечом — из-за постоянных бунтов.
Вместо послесловия
Так или иначе, сильное греческое влияние на иудеев остается фактом. Точно так же, как и распространение греческой культуры по большинству обитаемых земель посредством колонизации Запада и завоевания Востока. Эллинистический взгляд на мир стал настолько вездесущим, что было очень сложно встретить хотя бы немного образованного человека, который не был бы с ним знаком. Сама распространённость греческой философии любви к человеку потом очень сильно аукнется в христианстве — потому что в очень многих местах эти два взгляда на окружающий мир пересекались. Так что да — мы имеем мир таким, какой он сейчас в том числе и благодаря тому, что у сына македонского царя после прочтения пары приключенческих книг загорелись глаза, и он решил войти в историю, как величайший полководец.

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

«Запад есть Запад, Восток есть Восток». Зарождение эллинизма Вступление«Оно так дальше жить не можно, товарищи!» Наверное, примерно такие мысли были в голове у македонского царя Филиппа II

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *