Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление

 

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.
Как по нотам
27 октября 1930 года ТАСС сообщило советским гражданам о большом успехе ОГПУ: раскрыт заговор «Промпартии» — группы учёных и инженеров, которые планировали с помощью вредительства создать экономический кризис к началу французской интервенции. Меньше чем через месяц состоялся и публичный суд. В ходе процесса «Промпартии» (25 ноября — 7 декабря 1930 г.) на скамье подсудимых оказалось 8 человек, управленцев из ВСНХ и Госплана:
— лидер заговора Л. К. Рамзин, профессор МВТУ, директор Теплотехнического института, инженер и теплофизик с мировым именем
— И. А. Калинников, зампредседателя промышленной секции Госплана, профессор Военно-воздушной академии, бывший ректор МВТУ
— В. А. Ларичев, инженер и глава топливной секции Госплана
— Н. Ф. Чарновский, профессор, председатель научно-технического совета ВСНХ, зампредседателя Научно-технического совета машиностроения
— А. А. Федотов, профессор технических вузов, глава коллегии Научно-исследовательского текстильного института
— С. В. Куприянов, инженер-механик, техдиректор оргтекстиля ВСНХ
— В. И. Очкин, учёный секретарь Теплотехнического института, глава отдела научно-исследовательского сектора ВСНХ
— К. В. Ситнин, инженер Всесоюзного текстильного синдиката
ФОТО 1. Обвиняемые на процессе.
ФОТО 2. На суде.
Всех их арестовали весной-летом 1930 г. и сначала обвинили во «вредительстве». Затем подследственные дали признательные показания. Чекисты и суд установили: в ходе заграничные командировок Рамзин и его подельники установили связь с белой эмиграцией и через французских агентов — с бывшим премьер-министром Р. Пуанкаре и министром иностранных дел А. Брианом; затем на полученные от них деньги (более 400 тыс. рублей) начали вредительство в промышленности путём неверного планирования её развития (в том числе в нефтяной, угольной, металлической отраслях и в энергетике) и занимались шпионажем; более того, участники нелегальной «Промышленной партии» проникли во власть: оказывали влияние на коммунистов «правого уклона» в партии, контактировали с ними и планировали серию покушений на верхушку ВКП (б), включая самого И. В. Сталина. Ну, и наконец, они изменники — рассчитывали ослабить советскую власть и подготовить серию диверсий на объектах военного значения к началу французской интервенции. И всё — ради свержения Советов и установления буржуазно-демократической республики.
Все 8 подсудимых признали свою вину в преступлениях, предусмотренных ст. 58 УК РСФСР — шпионаж, «сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством» и т. д. Пятерых из них председатель суда А. Я. Вышинский приговорил к смертной казни, после чего Политбюро по указанию Сталина милостиво заменило им расстрел на заключение в лагерях до 10 лет.
Уже тогда у многих людей, знавших обвиняемых как заслуженных учёных и крупных организаторов, не было сомнений, что дело «Промпартии» — сфабрикованное. В последние годы Советского Союза это стало общеизвестным: в 1989 г. все фигуранты дела были реабилитированы; признания они давали после «обработки», под давлением и из страха за своих близких. Никакой «Промпартии» и её заговора не существовало, а Франция интервенцию не планировала.
Для чего спектакль
Дело «Промпартии» стало не первым и не последним подобным процессом. Такие суды (с фальшивыми преступлениями, сфабрикованными доказательствами и громкими признаниями) начались после прихода к власти Сталина. Уже отгремело «вредительское» «Шахтинское дело» (1928), впереди были «меньшевистский» (1931) и Большие Московские процессы (1936 — 1938).
Тот факт, что вдохновителем дела был лично И. В. Сталин, который руководил им через В. М. Молотова и шефа ОГПУ В. Р. Менжинского, установил историк О. В. Хлевнюк. Генсек сам указывал следователям, как и кого допрашивать и какие показания надо получить. Возникает логичный вопрос — зачем
ФОТО 3. Л. К. Рамзин даёт показания.
ФОТО 4. Вышинский зачитывает приговор.
Историк С. А. Красильников, который исследовал массив документов, связанных с делом «Промпартии» (ссылка на его работу в конце статьи), пришёл к выводу, что эти процессы «функционально имели ярко выраженный мобилизационный характер». То есть — они служили укреплению власти Сталина и его окружения. Во-первых, суд был частью конфликта дореволюционной технической интеллигенции и партии; власть чётко давала понять, что учёные должны проявлять безусловную лояльность партийной верхушке, что старая интеллигенция должна забыть контрреволюционные мысли и с полной отдачей работать на благо социализма. Во-вторых, процесс служил пропагандистским целям; пропаганда демонстрировала, что власть успешно борется с угрозой военной интервенции и «пятой колонной» — террористами и шпионами (а значит, партию в её борьбе надо активно поддерживать — для чего по стране прошла серия митингов; разумеется, на местах подмечали тех, кто недостаточно активно в них участвовал). Дело «Промпартии» дискредитировало внутрипартийную оппозицию, так называемых «правоуклонистов». Сталин получил предлог для расправы с потенциальными политическими конкурентами и прежде всего с «бухаринцами» — раз они якобы оказались под влиянием заговорщиков, их следует удалить с ответственных постов в государстве и партии. Сразу после процесса председатель правительства А. И. Рыков отправился в отставку и был исключён из Политбюро; под удар попал и Н. И. Бухарин, член Президиума ВСНХ. С обоими Сталин покончил позднее, в 1938 г., а пока сделал к этому первый шаг, выбил из-под них опору.
На этом фоне внешнеполитические задачи процесса имели меньшее значение — Францию как источник мнимой угрозы интервенции Сталин выбрал потому, что эта страна была центром русской эмиграции, а кроме того, с ней у СССР в тот момент шёл торговый конфликт.
ФОТО 5. Журналисты на процессе.
Несчастливая концовка
Последствия суда для советской экономики были таковы, что следовало бы обвинить во вредительстве самого Сталина. На процессе обвиняемые назвали множество имён якобы вовлечённых в «Промпартию» людей, в списке ОГПУ значилось почти 2 тыс. человек (из них 80 профессоров), которых затем в течение полутора лет подвергали арестам, проверкам и перетасовке по разным институтам и предприятиям в Москве, Ленинграде Киеве, Харькове и других промышленных центрах. Многие КБ и НИИ лишились своих сотрудников, вынуждены были прекратить или затормозить работу по важным проектам. Среди осуждённых или подследственных оказались члены-корреспонденты АН СССР и будущие академики (например, полтора года провёл в тюрьме Н. А, Доллежаль, разработчик реактора первой в мире АЭС; выпустили его без предъявления обвинений). Это нанесло стране урон, который невозможно точно оценить — ясно, что погубленное время и жизни сотен учёных и инженеров стоят очень дорого. По сравнению с этим тот факт, что из-за процесса «Промпартии» несколько лет оставались напряжёнными советско-французские отношения, — мелочи.
ФОТО 6. Стенограмма процесса, публикация 1931 г.
ФОТО 7. Карикатура в советской прессе.
ФОТО 8. Советский плакат 1930 г.
Судьбы половины осуждённых на процессе «Промпартии» сложились трагически. Чарновский, Куприянов и Калинников были расстреляны в годы Большого террора. Федотов скончался вскоре после суда: уже слабый здоровьем, он едва перенёс процесс. «Главу заговора» Рамзина, который давал особенно «щедрые» показания, в 1936 г. амнистировали; в заключении продолжал исследовательскую работу, в 1943 г. удостоился Сталинской премии, что весьма удивительно, учитывая, что он якобы готовил покушение на Сталина. По этой причине Рамзина считали провокатором, подельником чекистов. Многие знакомые и коллеги не подавали ему руки, а академики АН СССР при тайном голосовании отказались избрать его в свои ряды. Ларичев и Очкин работали с Рамзиным и выжили.
С помощью дела «Промпартии» Сталин по-своему решил текущие политические задачи и отработал сценарий, по которому через несколько лет расправился и с другими своими противниками.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Дело Промпартии: суд над учёными за выдуманное преступление В 1930 г. советская власть объявила народу, что раскрыла группу изменников родины и шпионов, готовившихся к французской интервенции.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *