От кого гуси Рим спасли

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с противником. Поражение не только не сломило дух римлян, но, кажется, лишь закалило их ещё больше. Благодаря большому количеству источников мы довольно хорошо представляем себе, как всё происходило, нам известны действующие лица и хронология событий. Однако в этой, казалось бы, хрестоматийной истории всё еще остаётся немало тайн. Например, до сих пор не раскрыт вопрос о том, кто же навёл галлов на Рим и извлёк выгоду из этих событий.
Галльский погром Рима
Согласно греческим авторам Полибию, Диодору Сицилийскому, Аппиану и Плутарху, галлы появились в Италии незадолго до нападения на Рим. Перейдя Альпы, они нанесли поражение этрускам, изгнали их и сами обосновались в их стране. Инсубры поселились между левым берегом реки По и южными склонами Альп, кеноманы — также на левом берегу реки, далее по течению, а бойи и лингоны заселили страну между южным берегом По и апенинскими предгорьями. Наконец, пришедшие последними сеноны обосновались ещё южнее лингонов, на Адриатическом побережье. Особняком по отношению к этим авторам стоит Тит Ливий, который пишет о давних контактах между галлами и италийскими народами, начало которым было положено за двести лет до печальных событий. Соответственно, военному вторжению предшествовали торговые и культурные связи, отражением которых являются археологические находки этрусских украшений и керамики в землях к северу от Альп, а также галльского оружия и других характерных вещей — в Италии.
Полибий, наш самый достоверный источник, датирует галльское нападение на Рим девятнадцатым годом после битвы при Эгоспотамах, то есть 387 или 386 годом до н.э. Ту же дату мы находим у других греческих авторов. Ливий, пользовавшийся каким-то другим источником, указывает 390 год до н.э., однако большинство современных авторов считают эту дату результатом ошибки в хронологических расчётах.
Ливий даёт самое подробное изложение событий, расцвеченное множеством деталей. По его версии событий, галлы осадили этрусский город Клузий, жители которого обратились к римлянам за помощью. Сенат отправил к галлам послов, трёх братьев Фабиев, с поручением уладить дело мирным путём. Галлы приняли римлян с уважением, однако снять осаду отказались. Раздосадованные провалом своей миссии послы присоединились к осаждённым и приняли участие в военных действиях. Один из них даже убил галльского воина в поединке и был опознан, когда снимал с него доспехи. Галлы пришли в ярость от столь вопиющего нарушения права и потребовали выдать им виновных. Сенат отверг их притязания, и тогда галлы пошли со своим войском прямо на Рим.
18 июля 386 года до н.э. они разбили римскую армию в сражении у Аллии, левого притока Тибра, всего в нескольких километрах от города. Согласно Ливию, римское войско в тот день состояло в основном из новобранцев, которые пришли в ужас от одного только свирепого вида галлов и их боевого клича и обратились в бегство, не выдержав даже первого натиска. Галлы жестоко преследовали бегущих и рубили их в спины. На следующий день они появились у стен города, который к тому моменту покинуло большинство его жителей. Уехать отказались лишь старики-сенаторы да некоторое число молодых мужчин, которые, вооружившись, укрылись на Капитолии. Галлы разграбили и сожгли город, перебив тех, кто не успел эвакуироваться. Однако их попытка сходу захватить Капитолий не увенчалась успехом из-за отвесных склонов холма. Защитники отразили и попытку ночного нападения, когда в дело так весьма кстати вмешались гуси из храма Дианы. Некоторое время, от трёх дней до семи месяцев, галлы осаждали Капитолий, но затем ушли, удовлетворившись получением 1000 фунтов золота в качестве выкупа.
Версии дальнейших событий в различных источниках существенно разнятся. Наиболее лестная римскому сознанию история гласила, что на обратном пути на галлов напал Марк Фурий Камилл, который собрал под своим началом беглецов от Аллии. В сражении, состоявшемся на восьмой миле по Габийской дороге, галлы были разбиты, а золото вернулось в сокровищницу на Капитолии. За этот подвиг благодарные соотечественники почтили Камилла титулом отца отечества и второго основателя города.
Версия о гибели галлов при возвращении домой знакома также Диодору Сицилийскому, который пользовался какими-то другими источниками. Правда, победителями он считает не римлян, а этрусков из Цере, которые напали на галлов ночью, когда те расположились лагерем где-то на Травсинской равнине. Ту же историю рассказывает Страбон. Согласно другой версии Диодора, к которой примыкает и повествование Помпея Трога, галлы ушли из Рима на юг Италии, где нанялись на службу к тирану Дионисию Сиракузскому. Наконец, согласно Полибию, захватив и разграбив Рим, галлы ушли домой, поскольку их собственные земли в это время подверглись нападению соседей венетов.
Вести о разграблении Рима широко распространились среди современников этих событий и нашли отражение в ряде исторических сочинений. По тому, как в этих текстах самым непостижимым образом сливаются правда и вымысел, видно, как искажалась при распространении информация о событиях, происходивших в отдалённых частях обитаемого мира. Плутарх сохранил фрагмент из не дошедшего до нас сочинения историка Гераклида Понтийского, который рассказывал, что греческий город Рим, лежавший где-то на берегу Океана, был завоёван и разграблен варварским войском, пришедшим из земель гипербореев. Какие-то сведения об этих событиях имелись у знаменитого философа Аристотеля, который правильно идентифицировал нападавших в качестве кельтов и сообщал о спасении города неким Луцием. Знал об этом и Феопомп, автор «Истории Филиппа II Македонского», который живо интересовался событиями, происходившими в это время в Италии и на Сицилии.
Самовластный хозяин Сицилии
Вслед за античными коллегами современные историки с небольшими оговорками в целом признают достоверность этого события, однако их интерес ориентирован иначе. Отметая красочные подробности, которые никак нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, они ищут ответы на вопросы, которыми не задавались их предшественники.
Один из главных вопросов состоит в том, что же привело галлов в центральную часть Италии и почему они вообще напали на Рим, который находился далеко в стороне от их обычных маршрутов. Традиционный ответ состоит в том, что Рим пал жертвой мародёрствующей банды, отколовшейся от основных сил. Хотя эту версию и признаёт по умолчанию широкий круг авторов, однако она слишком уж контрастирует с масштабами события и военной мощью Рима, который только что сокрушил одно из могущественнейших государств южной части Этрурии. Чтобы получить ответ на этот вопрос, следует взглянуть на события под углом конфликтов, происходивших в это время не только вокруг Рима, но и в масштабах всей Италии. Выяснив, кто мог извлечь максимальную выгоду от этих событий, мы определим возможного виновника событий.
В этом контексте неожиданно зловещий оттенок приобретает фигура тирана Дионисия I Сиракузского (405–367 годы до н.э.). Он родился около 432 года до н.э. и выдвинулся на первые роли в ходе длительной и тяжёлой войны с Карфагеном. Утвердившись у власти в Сиракузах в 405 году до н.э., Дионисий развернул широкую военную программу, целью которой было подчинение всей Сицилии и изгнание оттуда карфагенян. С последними он вёл войны в 398–392, 382–374 и 368–367 годах до н.э., то одерживая победы, то терпя поражения. Во время последней войны Дионисий умер, так и не добившись своей цели.
Южная Италия также являлась сферой его интересов. В 388 году до н.э. Дионисий разбил коалицию италийских греков в битве у реки Эллепора, а через два года после долгой осады взял и разрушил могущественный Регий. Другие греческие города, в том числе Кротон, Локры и Гиппоний, вынуждены были признать над собой его гегемонию. В 384 году до н.э. Дионисий предпринял морскую экспедицию в Тирренское море, разграбив и разрушив этрусские Пирги.
Для военных походов тиран активно использовал наёмников греческого и италийского происхождения, в том числе кампанцев, самнитов и луканов. По его приказу в Сиракузах для них изготавливалось вооружение не только греческого, но и варварского образца, как о том сообщает Диодор Сицилийский. Это подтверждает и каменная плита в форме кельтско-италийского щита (scutum или thureos), найденная в Тавромении — одно из самых древних изображений такого рода.
Служили Дионисию и галлы, лишь недавно появившиеся в Италии. Те из них, которые напали на Рим, по версии Юстина, ушли затем на юг в Япигию, где предложили свои услуги Дионисию. О присутствии галльских наёмников на юге Италии и на Сицилии свидетельствуют многочисленные археологические находки, в том числе погребение знатного вождя, обнаруженное в Каноса ди Пулья. В 367 году до н.э. Дионисий даже переправил их на Пелопоннес на помощь своим союзникам спартанцам, воевавшим в это время против Фив. Необычный внешний вид галлов и их способ сражаться произвели сильное впечатление на Ксенофонта. Успешно повоевав в Греции в течении года, эти наёмники снова вернулись в Италию.
После 387 года до н.э. Дионисий основал на адриатическом побережье Италии ряд колоний. К северу от устья реки По была построена Адрия, южнее, в дельте реки — Спина, а далее к югу — Анкона. Другие колонии были выведены в Нуману, Лиссу и Фарусу. Многие из них располагались на месте существовавших поселений со смешанным греко-этрусским или греко-италийским населением. Очевидно, цель Дионисия состояла в том, чтобы взять под свой контроль маршруты морских коммуникаций между Италией и Балканским полуостровом. Определённые планы были у него на Коркиру и Эпир, где в 385 году до н.э. он попытался утвердить на троне царя Алкету. О торговой экспансии Сиракуз свидетельствуют находки сицилийской и южноиталийской керамики, а также монет. Анкона, расположенная вблизи занятой сенонами территории, была помимо прочего важным центром вербовки галльских наёмников. Отсюда целые армии начинали свой путь на юг Италии по крайней мере на протяжении последующих ста лет, пока в 284 году до н.э. область сенонов не перешла под власть римлян.
Римляне, этруски и галлы
Событием, которое позволяет связать все события в один общий узел, является морской поход против этрусков, предпринятый Дионисием в 384 году до н.э. с флотом из 60 триер. Для сиракузских тиранов такие походы стали своего рода традицией. В 474 году до н.э. Гиерон I разбил флот этрусков в морском сражении близ Кум. В 452 году до н.э. корабли сиракузян вновь нанесли поражение этрускам, изгнали их из Эфалии и разграбили побережье страны.
Дионисий избрал в качестве предлога для вторжения традиционное обвинение в пособничестве пиратам. Целью похода стали Пирги — гавань этрусского города-государства Цере, что было сделано не случайно: Цере издревле были известны своими союзническими отношениями с карфагенянами. В 539 году до н.э. цериты вместе с карфагенянами в битве при Алалии нанесли поражение кораблям фокейцев. В 1964 году в Пиргах были найдены датированные началом V века до н.э. золотые таблички с посвящением правителя города Тефарием Велианой, сделанные на этрусском и пунийском языке.
О ходе самой кампании нам известно из описания Диодора Сицилийского:
«Дионисий, нуждаясь в деньгах, (…) собирался ограбить священный храм, богато обеспеченный посвящениями, который был расположен в морском порту тирренского города Агиллы, а гавань называлась Пирги. Выступив ночью, он высадил своих людей, напал на рассвете и осуществил свой замысел; ибо он одолел немногочисленную стражу на месте, разграбил храм и захватил здесь не менее тысячи талантов. Когда мужи Агиллы появились, чтобы оказать помощь, он одолел их в бою, захватил много пленных, опустошил владения, а затем вернулся в Сиракузы. Из проданной добычи он выручил не менее пятисот талантов. Теперь, когда Дионисий был полностью обеспечен деньгами, он нанял множество солдат из разных стран и стал открыто готовиться к войне против карфагенян».
Можно предположить, что Дионисий не только хотел захватить военную добычу, но и пытался заблаговременно вывести из строя одного из наиболее серьёзных потенциальных союзников карфагенян. Ещё одно предположение состоит в том, что описанная Диодором военно-десантная операция могла быть лишь частью этой кампании, а военные действия на суше Дионисий вёл руками своих галльских наёмников. Аналогичным образом в 385 году до н.э. он действовал в Эпире, когда при помощи варваров-иллирийцев пытался посадить Алкету на трон молоссов. Это предположение могло бы объяснить появление галлов в средней Италии, в отдалении от обычных для них районов и путей коммуникации, а также их нападение на Рим, который в это время имел прекрасные отношения с Цере и, следовательно, воспринимался Дионисием как их потенциальный союзник.
Поскольку римские источники концентрируются на собственной истории, из них непросто извлечь информацию о роли в этих событиях Цере. Большинство ограничивается указанием, что цериты приняли у себя храмовые святыни, в том числе негасимый огонь Весты и самих дев-весталок, а также предоставили убежище покинувшим свой город римским беженцам. Зато Диодор упоминает, что именно цериты в ходе внезапного ночного нападения уничтожили галлов, возвращавшихся домой после разграбления Рима, и отняли у них захваченную добычу. Эта история известна и Страбону, который сообщает, что цериты вернули римлянам тысячу фунтов золота, которую те заплатили галлам в качестве выкупа. Помня о благодеяниях, оказанных им в тяжёлый час, римляне впоследствии заключили с церитами дружественный договор (hospitium publicum), а вскоре наделили их правами собственного гражданства.

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

 

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

От кого гуси Рим спасли Галльский погром оказался одним из важнейших событий в истории Рима. Жители города в очередной раз доказали свою способность держать удар и отдавать все силы на борьбу с

.

 

Предыдущая запись Арета Франклин — женщина сильной воли и еще более фантастического таланта — главный голос ритм-энд-блюза и соула 1960-х
Следующая запись Сторож

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *