Планы, оставшиеся на бумаге

 

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились немецкие наступательные операции, известно гораздо меньше. Попробуем разобраться, какие операции 18-й и частично 11-й армий группы армий «Север» под Ленинградом остались лишь набросками, а какие в конце концов выросли во что-то более серьёзное.
Уничтожить «Дорогу жизни»
Мы уже вели речь о том, как группа армий «Север» готовилась к операции на путях снабжения Ленинграда и какие планы строились на этот счёт. При внимательном изучении документов можно обнаружить интересные подробности.
Южный берег Ладожского озера в «Бутылочном горле» занимала 227-я пехотная дивизия, входившая в состав XXVIII армейского корпуса 18-й армии. Её наблюдатели могли прекрасно видеть, как по льду Ладоги идёт движение автотранспорта. Дивизия располагала собственными подвижными частями — в частности, 1-й батареей артиллерийского полка, оснащённого самоходными артиллерийскими орудиями. Вот на них-то в феврале 1942 года командование и попыталось возложить задачу атаковать пути снабжения Ленинграда. 10 февраля начальник оперативного отдела дивизии сообщил в штаб XXVIII корпуса о намерении атаковать так называемую «южную трассу» через Ладогу, используя самоходные орудия. Немцы считали, что путь снабжения проходит в 5 км от южного берега Ладоги. Они предполагали, что несколько самоходных орудий смогут быстро выдвинуться на север по льду, расстреливая грузовики в колоннах и уничтожая огневые точки, сооружённые из выпиленных кусков льда. Это должно было прервать движение по трассе.
В планы дивизии входил и дополнительный прицельный обстрел бетонобойными снарядами маяка Бугры, по которому уже вела огонь немецкая артиллерия. Однако в этот момент 227-я пехотная дивизия стала донором сил для войск, сражающихся у железнодорожной станции Погостье и прилегавшего к нему посёлка. 15-ю батарею 227-й дивизии вскоре отправили на этот участок, а сам план атаки был оставлен до лучших времён. Волховская битва и бои у Погостья «съели» все свободные силы 18-й армии.
Но даже в это сложнейшее для немецкого командования время планы наступательных действий под Ленинградом продолжали появляться.
«Взять Ленинград!»
11 февраля 1942 года в штаб группы армий «Север» поступило распоряжение ОКХ (Верховного командования сухопутных войск), согласно которому штаб группы армий должен был донести наверх о возможности дальнейшего сжатия кольца окружения вокруг Ленинграда. Это распоряжение поступило в самый разгар боёв на Любанском направлении, когда войска Волховского фронта смогли уже не только прорвать оборону, но и поставить под угрозу основные пути снабжения 18-й армии. Однако в самый разгар кризиса штаб 18-й армии должен был ещё и представить соображения по поводу возможного наступления на Ленинград.
На следующий день появилось распоряжение ОКХ о ведении боевых действий на Восточном фронте. В пункте, касавшемся задач группы армий «Север», указывалось, что её войска должны готовиться к операции по захвату островов Финского залива. Предоставив планы операции, группа армий получила приказ о дальнейших действиях по осаде Ленинграда. Штаб ответил, что операция возможна, но лишь после того, как разрешится ситуация южнее и севернее озера Ильмень.
14 февраля штаб 18-й армии представил примерный план операции по сжатию кольца окружения вокруг Ленинграда. Суть его заключалась в том, что войска армии должны были выполнить задачи, поставленные ещё Приказом на окружение Ленинграда № 1. Судя по имеющейся карте, в первый день наступления планировалось захватить Пулковские высоты силами четырёх пехотных дивизий. Ещё одной дивизии предстояло овладеть Колпино. На третий день немецкая ударная группировка должна была выйти к Неве. На четвёртый-пятый день операции планировалось занять левый берег Невы, а на шестой-седьмой день — всю территорию от Ленинграда до Ладожского озера. Тем самым снабжение города было бы полностью перекрыто. На восточных и южных окраинах Ленинграда требовалось выставить линию передовых постов. Всё это несколько отличалось от замыслов 1941 года, но суть оставалась прежней. Чтобы плотно окружить Ленинград, немцам нужно было переправиться на правый берег Невы и занять территорию к востоку от города.
Появившаяся 5 апреля 1942 года, в самый разгар Волховской битвы, Директива ОКВ № 41 подтвердила задачу овладения Ленинградом. До планирования новой операции дело дошло не сразу, хотя предварительный проект и был уже составлен.
Новый этап разработки наступательных операций под Ленинградом начался с конца весны 1942 года, ещё до появления Директивы ОКХ от 21 июля, которая определила всю немецкую стратегию на вторую половину года. В ночь на 28 мая в штаб группы армий «Север» поступил приказ ОКХ о наращивании артиллерии 18-й армии в июле 1942 года. Этот документ положил начало качественному и количественному усилению артиллерии 18-й армии под Ленинградом. Среди прибывавших сюда из 11-й армии орудий были 800-мм пушка «Дора», мортиры калибром 305, 355, 400 и 420 мм. Решение об их переброске было принято ещё до того, как 11-я армия начала последний штурм Севастополя в июне 1942 года. Однако пока Севастополь не был взят, ни о какой переброске артиллерии не могло быть и речи. Да и сама 18-я армия к тому времени ещё не закончила уничтожение окружённых войск 2-й Ударной армии.
От «Посоха нищего» до «Hadubrandt»
Прибывавшая артиллерия предназначалась для проведения операции по захвату Ораниенбаумского плацдарма на южном побережье Финского залива. Эта операция получила название «Bettelstab» («Беттельштаб»), что в переводе с немецкого означает «Посох нищего». Надо сказать, что из всех планов уничтожения Ораниенбаумского плацдарма пока удалось обнаружить лишь документы о планировании боевого использования артиллерии.
В течение июня проводилась рекогносцировка позиций для артиллерии. Начало этой операции было запланировано на вторую половину сентября 1942 года. Но по времени она накладывалась на задуманную операцию под самим Ленинградом, где эта артиллерия также была необходима. В конце концов от операции на Ораниенбаумском плацдарме в то время отказались в пользу решения вопроса с Ленинградом. Под город командование начало перебрасывать и управления армейских корпусов 11-й армии, и её штаб, и артиллерийское командование, офицеры которого ранее занимались планированием наступления во время третьего штурма Севастополя.
Штаб 18-й армии не собирался ограничиваться названными выше двумя операциями. Одновременно он разрабатывал план ликвидации Погостьинского «мешка» — участка, отбитого войсками 54-й армии в марте 1942 года у немцев. В результате этого прорыва образовался клин в немецкой обороне, ограниченный на западе станциями Погостье и Малукса, а на востоке — Киришским выступом.
Операция получила название «Moorbrand» («Болотный» или «Торфяной пожар»). Её надлежало провести XXVIII армейскому корпусу. В начале июля 1942 года штаб группы армий «Север» запросил у 18-й армии данные по планировавшейся операции. Командующий армией Георг Линдеманн намечал начало операции на 6 августа и предполагал силами двух ударных групп окружить войска 54-й армии Волховского фронта. К операции он хотел привлечь 12-ю танковую дивизию, которая должна была действовать из района Погостья. Начало операции «Moorbrand» было назначено на 10 августа. Однако судьба распорядилась иначе: операцию отложили, а вновь к этому плану вернулись уже позже.
20 июля 1942 года в штаб Георга фон Кюхлера, возглавлявшего группу армий «Север», пришла шифровка. В ней говорилось о будущих операциях 18-й армии и впервые за долгое время появились слова «взять Ленинград». 23 июля вышла директива ОКХ № 45, касавшаяся проведения операции по наступлению на Ленинград. В этот же день в документах появилось и её кодовое название — «Georg».
Ещё одно кодовое название операции всплыло в одном из документов, поступивших из ОКХ 24 июля 1942 года за подписью начальника его Генерального штаба Франца Гальдера. Здесь план взятия Ленинграда назван «Feuerzauber» — «Магия огня». Фактически, на уровне 18-й армии эта операция называлась «Georg», а на уровне ОКХ — «Feuerzauber». Позже это название было изменено на «Nordlicht» («Северное сияние»). Вот такая чехарда, в которой весьма непросто разобраться, хотя речь идёт об одном и том же.
Остаётся добавить, что когда 11-я армия приняла весь участок 18-й армии под Ленинградом, штабисты Линдеманна не сидели сложа руки. Они снова вернулись к, казалось бы, отложенному в дальний ящик плану «Торфяного пожара». Теперь операция называлась «Hadubrandt», а её наброски сохранились в документах группы армий «Север». Цель оставалась прежней — ликвидация Погостьинского «мешка».
Активные действия советских войск в очередной раз помешали противнику всерьёз заняться решением проблемы Ленинграда. Судьба города зимой 1941–1942 годов висела буквально на волоске. Любой перерыв в снабжении мог оказаться для него роковым. Советское командование, пусть и не сумев прорвать блокаду, всё-таки смогло предотвратить голодный апокалипсис. Весной и летом 1942 года ситуация уже была иной: немецкое командование вознамерилось разобраться со вторым городом Советского Союза до конца.

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Планы, оставшиеся на бумаге Период 1942–1943 годов на Северо-Западном фронте зачастую ассоциируется в первую очередь с многочисленными наступлениями Красной армии. А вот о том, как готовились

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *