Грубое сватовство

 

Грубое сватовство Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух

Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух корон под властью одной династии. Эта мысль оказалась пророческой: спустя сто лет Яков VI Шотландский станет ещё и Яковом I Английским. Однако в 1540-х годах мало что предвещало подобный исход. Когда король Англии Генрих VIII (1509–1547) захотел женить своего сына на шотландской принцессе, вместо подготовки к свадебному пиру ему пришлось снаряжать войско.
Династический союз
В начале 1540-х годов будущее виделось английской правящей династии вполне безоблачным: король Генрих VIII Тюдор, известный обилием жён, обзавёлся наконец законным наследником мужского пола. Кроме того, в 1542 году произошёл конфликт между Англией и Шотландией, вызванный отказом шотландского короля Якова V разорвать отношения с Римом вслед за Генрихом. Начались боевые действия в приграничной полосе, вылившиеся в сражение при Солуэй-Мосс в ноябре того же года. Битва закончилась победой англичан.
Однако Генрих VIII всерьёз решил реанимировать проект слияния двух корон, надеясь таким образом получить подкрепление для войны со старым врагом — французским королём Франциском I. Заключить союз между двумя государствами, Англией и Шотландией, предполагалось через династический брак между малолетним принцем Эдуардом (будущим Эдуардом VI) и годовалой шотландской принцессой Марией, дочерью покойного уже короля Якова. Гринвичский мирный договор, положивший конец войне 1542 года, стал пробным шагом в сторону амбициозного брачного проекта. Предполагалось, что в честь установления дружбы между двумя государствами принц и принцесса обвенчаются, заключив таким образом унию, при которой, однако, оба королевства сохранят собственные законы.
Джеймс Гамильтон, регент Шотландии при юной принцессе Марии, подписал предложенный англичанами договор. Однако шотландское дворянство выразило бурный протест, увидев в готовящемся союзе попрание свобод своей родины. Генрих VIII, чуждый такой добродетели как терпение, предпочёл решить вопрос радикально и 11 декабря 1543 года объявил Шотландии войну. Этот конфликт вошёл в историю как «Грубое сватовство» (Rough Wooing).
Обида графа Дугласа
Одним из людей, сыгравших не последнюю роль в брачной интриге английского короля, был Арчибальд Дуглас, граф Энгус. Этот богатый шотландский дворянин активно интриговал против регента Гамильтона, из-за чего был вынужден покинуть страну. Некоторое время граф жил во Франции, а затем в Англии. Именно оттуда Дуглас держал путь, когда в 1542 году вернулся в Шотландию, а по возвращении принялся за старое и начал активно интриговать при дворе. Он был сторонником Генриха VIII и совместно со своим бывшим недругом Гамильтоном поддерживал пункты Гринвичского договора.
Когда шотландский парламент отказался ратифицировать соглашение, Генрих в ярости отправил несколько отрядов на шотландскую границу, где англичане провели серию карательных операций. По мере того, как разгорался конфликт, Арчибальд Дуглас всё больше разочаровывался в английском проекте. Последней каплей стала его личная обида. В январе 1545 года отряд англичан, базировавшийся в Колдингемском монастыре, совершил рейд на город Мелроуз, где обчистил не только дома горожан, но и местное аббатство. Помимо прочих зол, солдаты Генриха VIII разбили гробницы и памятники рода графов Энгус. Сам Дуглас в это время находился в Эдинбурге. Когда он получил известие о произошедшем, то собрал отряд в 300 человек и выехал из города, поклявшись жестоко отомстить англичанам.
Весть о походе против англичан летела впереди шотландского отряда, и к Дугласу начал стекаться окрестный народ, решивший вместе с ним дать бой захватчикам. К тому моменту, когда граф дошел до Мелроуза, под его началом находилось уже свыше тысячи человек.
Надо сказать, что англичане вели себя в Шотландии примерно так же, как спустя четыре сотни лет на оккупированной территории будут орудовать эсэсовцы. Например, в местечке Брамхилл они сожгли городскую башню вместе со всеми находившимися внутри людьми, включая гражданских. Командовал английским карательным отрядом сэр Ральф Эйр — человек, известный своей жестокостью. Генрих VIII, пытавшийся политикой террора заставить Шотландию принять его брачный проект, полностью развязал своим войскам руки и назначил командирами людей вроде Эйра. Местные жители, которым посчастливилось пережить английский рейд, сообщили, что у неприятеля около 5000 человек, то есть в пять раз больше, чем у Дугласа.
Пока шотландцы искали англичан, те нашли их первыми. 26 февраля 1545 года группа разведчиков, посланных сэром Ральфом, обнаружила войско Дугласа и скрылась прежде, чем шотландцы организовали перехват. Однако графу Энгусу повезло: под вечер того же дня на помощь к нему прибыл сэр Норман Лесли из Ротса, приведший 1200 человек. Таким образом, шотландская армия теперь насчитывала вдвое больше бойцов, чем предполагал сэр Ральф. На следующий день разведка сообщила Дугласу, что англичане стоят лагерем у Анкрум-Мур. Шотландский командир спешно выдвинулся в сторону неприятеля и занял высокий холм, откуда открывался вид на лагерь Эйра.
Противоборствующие стороны
О шотландском войске, подошедшем 27 февраля 1545 года к Анкрум-Мур, известно не так много. Оно было смешанным и включало в себя людей из различных графств. Часть отряда, который привёл сэр Норман Лесли, составляла конница, а часть — пехота с копьями и пиками. Многие всадники были вооружены довольно легко, несли на себе либо неполные доспехи, либо только кирасы, либо кольчуги. Это позволяло коннице совершать манёвры без особого труда, однако снижало защиту воинов в рукопашной схватке. Отряд самого Дугласа был практически полностью укомплектован пехотинцами, вооружёнными всё теми же пиками, топорами на длинных рукоятях и мечами. При этом многие из его бойцов имели доспехи и шлемы, являясь, в сущности, тяжёлой пехотой.
Сэр Ральф Эйр имел в своём распоряжении полторы тысячи лёгких всадников, вооружённых копьями и мечами, — идеальных солдат для быстрых рейдов по вражеской территории. Основную же часть его отряда составляли 3000 германских ландскнехтов, которых королю Генриху прислал император Карл V — тот очень желал, чтобы английский король выступил в качестве его союзника в борьбе с французами. Кроме того, у сэра Ральфа было семь сотен шотландских кавалеристов из числа тех, кто поддержал план английского короля. Вооружены они были аналогично английским всадникам.
Серьёзной проблемой шотландцев, кроме немногочисленности, стало то, что их войско было подобно лоскутному одеялу и не имело ядра, вокруг которого могли бы группироваться остальные воины. Это было наспех собранное воинство, где люди видели друг друга впервые в жизни и понятия не имели, как будут совместно действовать в бою. Что хуже, у Дугласа даже не было времени хоть чему-то их обучить. Поэтому шотландский военачальник не стал изобретать велосипед и решил действовать дедовским способом, которым били англичан ещё при Брюсах. Он приказал пехоте построиться плотными глубокими баталиями и выставить перед собой пики — таким образом можно было и отбивать атаки конницы, и действовать против вражеской пехоты. Всадникам Дуглас велел держаться в тылу и играть роль экстренного резерва.
Сэр Ральф тоже делал ставку на пехоту — ландскнехтов, слава которых гремела по всей Европе. Немцы построились тремя баталиями примерно по тысяче человек: 300 были вооружены тяжёлыми мушкетами, 200 — двуручными мечами, а 500 — короткими мечами и щитами. Конницу Эйр приберёг на крайний случай и, как и его шотландский визави, оставил её в резерве.
Битва
Едва шотландцы построились на холме, Эйр собрал офицеров на совет. Он обладал численным преимуществом (пусть и не таким большим, как думал), однако его люди устали от постоянных маршей и грабежей. Сбегавшие к холму разведчики сообщили, что шотландцев — всего сотен пять, то есть ещё меньше, чем ожидал английский командующий. Сэр Ральф решил, что шотландцы попросту массово дезертируют, и, несмотря на не самые лучшие физические кондиции своих воинов, приказал готовиться к бою.
Первыми, как и было задумано, вверх по холму устремились ландскнехты, по следам которых сэр Ральф пустил конницу. Дойдя до подножия холма, немцы остановились, опустились на колени и принялись молиться перед атакой. Шотландцы, большинство из которых были, прямо скажем, заштатной деревенщиной, изрядно удивились подобному зрелищу, как и ярким и пышным одеждам наёмников. Закончив молитву, немцы поднялись и с рёвом устремились в атаку. Когда же они, усталые, перевалили через гребень холма, то увидели, что шотландцев несколько больше, чем 500 человек. Больше раза в четыре. Именно тогда наёмники и осознали коварство Дугласа, ловко использовавшего рельеф, чтобы скрыть истинную численность своего войска.
Теперь в меньшинстве были уже ландскнехты. Они замешкались, пропуская всадников вперёд. Лёгкая кавалерия, которая тоже с трудом въехала на холм, устремилась на шотландские баталии, однако здесь своё веское слово сказали длинные пики. Понеся потери, всадники обратились вспять и, отступая, ещё больше перемешали порядки ландскнехтов, которые и так утратили строй, взбираясь на холм. Видя неприятельский конфуз, Дуглас приказал тем, кто имел при себе луки или огнестрельное оружие, стрелять по врагу, что лишь усилило хаос, царивший среди английского войска. А шотландская фаланга тем временем двинулась вперёд.
Воины Дугласа без особого труда опрокинули с холма утративших боевой дух немцев. Сэр Ральф Эйр, который был кем угодно, но не трусом, попытался лично организовать контратаку. Он бросился на холм и повёл за собой людей, однако практически сразу упал, сражённый наповал. В это время те 700 шотландских всадников, что были в войске Эйра, быстро сообразили, что неплохо было бы вновь сменить сторону, поэтому тут же побросали английские знамёна и присоединились к резне на стороне земляков, помогая тем добивать англичан и немцев. Лишь сумерки позволили остаткам армии сэра Ральфа скрыться.
Всего 27 февраля англичане и немцы потеряли около 800 человек, шотландцы — около сотни. На следующий день капитаны ландскнехтов собрались на совет и пришли к выводу, что англо-шотландские распри — это не их дело. Пусть местные разбираются сами. Наёмники сдались.
Итоги кампании
Гибель Эйра и разгром его отряда поспособствовали временному затуханию войны. Английские рейды прекратились. Спустя несколько месяцев Генрих VIII отправил в Шотландию ещё несколько отрядов, однако их набеги не увенчались особым успехом. Не желавший отказываться от своей затеи король взял паузу, чтобы обдумать дальнейшую стратегию. За этими размышлениями он и скончался в январе 1547 года, оставив трон и незавершённую войну своему болезненному девятилетнему сыну Эдуарду. Регентом при юном правителе стал дядя мальчика по материнской линии, властный сэр Эдвард Сеймур, герцог Сомерсет. Он намеревался претворить в жизнь идею покойного короля и закончить войну полным подчинением Шотландии. «Грубое сватовство» провалилось, однако война продолжилась.

Грубое сватовство Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух

Грубое сватовство Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух

Грубое сватовство Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух

Грубое сватовство Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух

Грубое сватовство Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух

Грубое сватовство Когда Яков IV Шотландский и Маргарет Тюдор, дочь Генриха VII Английского, поженились в 1503 году, отец невесты заметил, что впоследствии брак сможет привести к объединению двух

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *