Молдавская авантюра Ивана Подковы

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала любителей разного рода наживы. Далеко не последними в их ряду были украинские казаки, а один из них — Иван Подкова — не только сумел поживиться молдавским добром, но и на несколько месяцев стал правителем этой страны.
Происхождение героя
О деятельности Ивана Подковы до молдавских событий 1578 года фактически ничего неизвестно. Можно встретить информацию о его участии в морских походах на турецкие города или нападениях на владения крымских татар, но эти сведения не подтверждаются источниками. Единственное, что можно с уверенностью сказать — это то, что Подкова был молдаванином по происхождению — об этом свидетельствует его прозвище Волошенин — и обладал огромной физической силой. Дошедший до нашего времени в одном польском издании начала XVII века портрет Ивана Подковы снабжён такой подписью:
«Был настолько сильным, что не только ломал подковы, но и талеры, а когда воткнул талер в деревянную стену, то его нужно было вырубать. Взяв за заднее колесо, он остановил повозку, запряжённую шестью лошадьми. Дышло ломал о колено. Взяв зубами бочонок мёда, перебросил его через голову. Взяв в руки воловий рог, пробил им ворота».
Вероятно, Подкова долгое время находился среди казаков и пользовался у них авторитетом: как только он решил ввязаться в молдавскую авантюру, сразу же нашёл поддержку в казацкой среде.
Подготовка к походу
Согласно Хронике Мартина Бельского, к Подкове прибыли представители молдавских бояр, недовольных правлением Петра Хромого. Вероятно, это произошло весной 1577 года. Делегаты посулили поддержку, если Подкова решит сесть на господарский престол, и передали письма для киевского воеводы Константина Острожскоого и барского старосты Миколая Бучацкого с просьбой о содействии Подкове. Пренебречь такой возможностью было глупо, и Подкова отправился на Подолье для подготовки похода. Он встретился с Бучацким, но барский староста держался осторожно: Речь Посполитая и Турция вели переговоры о заключении перемирия, и обострение отношений с турецким вассалом неизбежно вызвало бы гнев короля Стефана Батория. Бучацкий решил прозондировать почву в окружении монарха и потребовал, чтобы гость на время покинул Бар. Подкова начал искать другие возможности.
Важную роль в организации похода сыграли шляхтич Станислав Копыцкий и живший на Брацлавщине молдаванин Чапа Волошин. Вполне возможно, что Копыцкий, проведший среди казаков 20 лет, был тем самым Копыцким, который участвовал в походе молдавского господаря Ивони, попал в плен к туркам и лишь накануне был выкуплен. Пока польские пограничные магнаты размышляли о плюсах и минусах предприятия, Копыцкий и Чапа обратились непосредственно к казакам. Им удалось увлечь идеей молдавского похода гетмана Якова Шаха, который прибыл к Подкове с отрядом в 330 казаков. Вероятно, к походу присоединились и разного рода пограничные искатели приключений и лёгкой наживы. Подкова счёл, что имеет достаточную силу, чтобы воцариться в Молдавии.
Первый блин комом
Летом 1577 года Подкова с казаками пересёк Днестр и вступил в Молдавию, но встретил не звавших его бояр, а войско господаря Петра, численностью превосходившее казаков. Подкова и Шах решили не испытывать судьбу и, разорив окрестности и набрав «живности», повернули назад. Подкова остановился в Немирове — имении князя Януша Збаражского, который, судя по всему, если и не поддерживал Подкову, то относился к его авантюре лояльно. Шах отправился по пограничным землям собирать желающих поучаствовать в новом походе казаков.
На беду Подковы, как раз в это время через Молдавию проезжал галицкий каштелян Ян Сенинский, вёзший королю известие о заключении мира с Турцией. По пути каштелян получил гневное письмо молдавского господаря, и вышло так, что Стефан Баторий одновременно узнал и о заключении мира с Турцией, и об авантюре Подковы. Король пришёл в ярость, ведь рушились его планы по сосредоточению всех воинских сил на фронте против Ивана Грозного, и потребовал от великого гетмана Миколая Синявского немедленно арестовать Подкову. К «некоторым панам русским» отправились письма с наказом посодействовать в поимке «Подковы и других бунтовщиков».
В бегах
Миссия арестовать Подкову выпала на долю ротмистра Казимира Боболецкого, которому гетман выделил три роты жолнеров. Боболецкий сразу отправился в Немиров, но весть о его приближении опередила отряд, и Подкова вместе с 50 соратниками оставил гостеприимный городок. Что произошло дальше, из хроники Бельского не очень понятно: то ли Подкова выступил навстречу людям Боболецкого, то ли пытался скрыться от них, но делал это очень неторопливо. Как бы то ни было, оба отряда встретились возле брода на неизвестной реке. Подкова оказался на месте раньше Боболецкого. Он приказал своим людям въехать на лошадях в реку, перегородить брод и приготовить пищали (у Бельского используется термин rusznica). Боболецкий отступил. Почему он это сделал, объяснить сложно, ведь ротмистр имел численное превосходство, а позиция людей Подковы была не слишком выгодной: перезарядить пищаль после первого выстрела, сидя верхом на лошади, стоящей по брюхо в воде — дело не самое простое. Вероятно, прав Сергей Лепьявко, считая, что либо Боболецкий был должен захватить Подкову живым, либо, как и многие другие поляки, он не видел ничего зазорного в действиях Подковы и не особо стремился выполнить королевский приказ.
Боболецкий отправился в Немировский замок. Подкова тоже прибыл в Немиров, только расположился на постой непосредственно в городке. Боболецкий потребовал от немировского урядника выдать ему «бунтовщика», на что получил уклончивый ответ:
«Выдать тебе его не могу, но и не препятствую, возьми его, если можешь».
Удовлетворившись этим ответом, Боболецкий покинул Немиров.
Гетман Синявский сообщил королю о неудаче миссии Боболецкого, обвинив в этом Януша Збаражского: дескать, тот не оказывал содействия и укрывал бунтовщика. Князю было отправлено гневное предписание немедленно выдать злоумышленника на расправу, но пока королевский гонец прибыл к Збаражскому, Подковы в Немирове уже не было — он снова отправился в Молдавию, испытать свою удачу.
Захват Молдавии
В этот раз Подкову сопровождало шесть сотен казаков, которых привёл Шах. Всего же, по словам турецкого султана Мурада III, в Молдавию вступило «более двух тысяч поляков, казаков, бомбардиров и конников». Перед этим Иван Подкова был провозглашён молдавским господарем. По-видимому, подготовку похода удалось сохранить в тайне, и никаких войск на пути казакам не встретилось. Видя казацкую силу, многие молдаване начали переходить на сторону Подковы. Крепость Сороки открыла ворота, и казаки без боя заняли главный оборонный пункт Петра Хромого у Днестра.
Пётр, узнав о новом вторжении казаков, немедля собрал всё, что было под рукою, и выступил им навстречу. Наиболее боеспособную часть молдавского войска составлял отряд из 500 турецких воинов. Неподалёку от Ясс произошла решающая битва кампании. Пётр расположил в центре турецкий отряд, надеясь, что он артиллерийским и стрелковым огнём нанесёт казакам тяжёлые потери, после чего разгромить их не составит труда. Однако надежды господаря не оправдались: потери казаков были небольшими. По сообщению Бельского, то ли они заняли удобную позицию, то ли среди казаков оказался умелец, заговоривший турецкие пушки. Наиболее правдоподобным он считал, что при виде дыма турецких фитилей казаки падали на землю, избегая, таким образом, смертоносного железного ливня. Приняв упавших противников за поражённых, турки в конном строю бросились в атаку и сразу же нарвались на ответный огонь казаков, пришедшийся, главным образом, на несущихся в атаку лошадей. Бельский сообщает, что от одного казацкого залпа на месте пало три сотни великолепных коней.
Возможно, это и преувеличение, но атака действительно была сорвана. Турки обратились в бегство, увлекая за собой остальных солдат господаря. Видя разгром армии, Пётр решил, что жизнь дороже всего, оставил столицу Подкове, а сам поспешил укрыться в турецких владениях. Впрочем, версия, изложенная Бельским, не подтверждается информацией из письма султана. Мурад III сообщал, что упорный бой длился целых два дня, и лишь из-за явного преимущества Подковы Пётр отступил к турецкой границе.
В любом случае, поход Подковы увенчался успехом, и накануне дня святого Андрея 29 ноября 1577 года он торжественно вступил в Яссы. Иногда в литературе встречается дата 13 декабря — по-видимому, она получается при переводе юлианского календаря в григорианский, но последний был введён только спустя пять лет после описываемых событий.
Оборона молдавского престола
Захватив престол, Подкова прежде всего вознаградил своих помощников. Копыцкий получил во владение Хотинскую крепость, Чапа стал дворцовым маршалком, а Шаху был поручен «весь волошский люд». На высшую административную должность логофета был назначен Василий Балтацу, который, вероятно, был лидером бояр, призвавших в Молдавию Подкову. Ко всем соседним правителям новый господарь отправил послов с предложением установить дружеские отношения. Отправился посол и к турецкому султану — он должен был рассказать Мураду III об изменившейся ситуации и заверить того в лояльности Подковы. Однако добраться до Стамбула ему не удалось: по дороге его перехватили люди Петра Хромого. Впрочем, исходя из дальнейших событий, маловероятно, чтобы Мурад III спокойно воспринял очередной переворот в Молдавии. Постоянная текучка на высшей должности порядком надоела туркам, а главное, приводила к задержке денежных выплат. Поэтому султан предпринял некоторые усилия, чтобы восстановить легитимность свергнутого господаря.
Тем временем Пётр Хромой находился на границе с турецкими владениями, ожидая помощи от силистрийского бея. Султан Мурад был в ярости от действий Подковы и не только приказал силистрийскому бею спешить с войсками на помощь свергнутому господарю, но и отправил к нему
«никопольского, видинского и бендерского беков со всадниками и с войском из Валахии для соединения с силистрийским беем, чтобы они, как покажет время, выступили против врага».
Приказ выступить в поход против узурпатора Подковы получил и трансильванский правитель Криштоф Батори, бывший вассалом султана (иногда в литературе ошибочно указывается другой адресат — пятилетний сын Криштофа Сигизмунд Батори). Нетерпеливый Пётр не стал дожидаться, пока все получившие приказ султана прибудут к нему. Как только он счёл, что в состоянии изгнать Подкову из Молдавии, самолично выступил в поход.
Узнав о вторжении бывшего господаря, Подкова выступил ему навстречу. Вероятно, далеко не все молдаване поддерживали нового правителя, и возможная осада Ясс привела бы к переходу недовольных на сторону Петра. Да и сами казаки не доверяли шедшим с ними вместе в поход молдаванам. В последовавшей битве победу удалось одержать благодаря хитрости Шаха. Казацкий предводитель приказал собрать по окрестностям стада быков и расположил их перед своими позициями. Когда из войска Петра выехали поединщики-герцовники, Шах запретил своим людям принимать вызов. Дождавшись, пока войско противника выстроится в боевой порядок, казаки стрелковым огнём заставили вражеских герцовников отступить, так и не дав им показать свою удаль в поединках. После этого на стоящую в центре вражескую пехоту, перед которой уже никого не было, пустили стадо быков, напугав их выстрелами. Остановить несущееся в панике стадо было невозможно, и центр боевого порядка Петра попросту разбежался. Войско Подковы после этого перешло в общее наступление, но солдаты Петра, не принимая боя, обратились в бегство.
Победа Подковы выглядела сокрушительной, но бо́льшая часть армии Петра уцелела. К тому же благодаря подходу новых турецких сил её численность возрастала. Коренным образом на развитие ситуации в Молдавии повлиял трансильванский воевода. Криштоф Батори, исполняя не только требование султана, на и просьбу брата, польского короля Стефана Батория, желавшего любой ценой прекратить конфликт с Мурадом III, выступил в поход против Подковы. Последний, видя усиление внешних врагов и понимая, что в случае малейшей неудачи к ним примкнут и внутренние, принял решение оставить Молдавию. Взяв с собой 14 пушек и множество различного «добра», Подкова с казаками покинул Яссы и направился к польской границе тем же путём, каким осенью шёл на молдавскую столицу. Точная дата неизвестна, но, вероятно, это был конец января — начало февраля 1578 года. По пути казаки одержали последнюю победу: разгромили отряд молдавских бояр —сторонников Петра Хромого. Бывший правитель Хотинской крепости захотел выслужиться перед Петром и внезапно напал на Хотин и захватил Копыцкого. Вместе с захваченным шляхтичем он направился к Петру, но по дороге наткнулся на казаков. Боярский отряд был уничтожен, а его предводитель четвертован.
Печальный эпилог
После этих событий Подкова вернулся на Брацлавщину. Вместе с Шахом он рассматривал вариант уйти в запорожские степи, но из-за обильных снегов счёл этот поход невозможным, и потому вновь оказался в Немирове у князя Збаражского. Стефан Баторий к этому времени уже сумел повлиять на князя, и тот не собирался укрывать Подкову у себя в имении. Впрочем, выдать его королю означало утрату шляхетской чести, поэтому Збаражский приложил все усилия, чтобы убедить Подкову лично отправиться в Варшаву и заверить короля в своей лояльности. По дороге Подкова заехал к гетману Синявскому и подарил ему 12 вывезенных из Ясс орудий (ещё раньше два он подарил Збаражскому).
Авантюра Ивана Подковы не была чем-то из ряда вон выходящим. Збаражский и Синявский с пониманием отнеслись к его поступку. Однако Баторию любой ценой был нужен мир с Турцией. По приказу короля прибывший к нему Подкова был закован в кандалы и брошен в темницу. Возможно, он мог бы остаться в живых, но посол турецкого султана настойчиво требовал выдачи авантюриста Мураду III. Для Батория это означало уронить королевское достоинство, а большинство польской шляхты и вовсе не считало, что Подкова сделал что-то зазорное. Необходимость мира вынудила короля найти соломоново решение.
16 мая 1578 года во Львове на рыночной площади Иван Подкова был казнён — палач отрубил ему голову. Сперва его захоронили в Успенской церкви во Львове, но позднее казаки забрали тело и перезахоронили его в Каневе, в одном из православных монастырей.
Несмотря на казнь Подковы, молдавские авантюры казаков продолжались.

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Молдавская авантюра Ивана Подковы Неурядицы в Молдавии во второй половине XVI века вовлекали в свою орбиту авантюристов разного толка. Неспособность господарей удержаться на троне привлекала

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *