ИММАНУИЛ КАНТ И МИХАИЛ БУЛГАКОВ

— Но, позвольте вас спросить, — после тревожного раздумья заговорил заграничный гость, — как же быть с доказательствами бытия божия, коих, как известно, существует ровно пять

— Увы! — с сожалением ответил Берлиоз, — ни одно из этих доказательств ничего не стоит, и человечество давно сдало их в архив. Ведь, согласитесь, что в области разума никакого доказа­тельства существования бога быть не может.

— Браво! — вскричал иностранец, — браво! Вы полностью повторили мысль беспокойного старика Иммануила по этому поводу. Но вот курьез: он начисто разрушил все пять доказа­тельств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство!

«Мастер и Маргарита»

Немного информации.

В традиции доказательств существования Бога наиболее известны пять доказательств существования Бога или «пять путей» Фомы Аквинского (1225-1274).

1. «От движения – к Перводвигателю».

В природе происходит движение. Ничто не может начать двигаться само по себе, для этого требуется внешний источник действия. Бесконечный поиск источника предыдущего действия бессмыслен. Следовательно, должно существовать нечто, являющееся первоначальным источником всякого движения, не будучи само по себе движимо ничем иным. Это и есть Бог — недвижимый Движитель.

2. «От связи причин и следствий — к Первопричине»

Каждое следствие имеет свою причину. Бесконечный поиск предыдущей причины бессмыслен. Следовательно, должна существовать «беспричинная причина», первопричина всего последующего. Это и есть Бог.

3. «От случайности — к Необходимому Существу».

Все предметы мира находятся во взаимосвязи и взаимоотношении друг с другом, и их существование возможно только во взаимосвязи и взаимоотношении. Однако бесконечный поиск предшествовавших друг другу взаимоотношений и взаимосвязей бессмыслен. Следовательно, должно существовать нечто, абсолютно независимое и совершенно самодостаточное. Это и есть Бог.

4. «От несовершенств в мире — к Абсолютному совершенству» —

В окружающем мире наблюдается последовательное иерархическое возрастание сложности строения предметов и существ, нескончаемое всеобщее стремление к совершенству. Следовательно, должно существовать нечто абсолютно совершенное, являющееся источником всякого совершенства. Это и есть Бог.

5. «От целесообразности в мире — к Устроителю мира»

В окружающем мире наблюдается определенный порядок и стройность, происхождение которых невозможно приписать самому миру. Этот порядок заставляет предположить существование некоего разумного организующего начала, установившего этот порядок. Это и есть Бог.

Теперь по существу.

Михаил Булгаков – великий писатель времен Советского Союза; советский писатель, которые творил не совсем в рамках канонического социалистического реализма, хотя о Вожде всех времен и народов написал пьесу “Юность вождя» (о временах пребывания Сталина в духовной семинарии и о начале его революционной деятельности) Сталин читал Булгакова и считал талантом. Постановку пьесы Булгакова “Семья Турбиных (пьеса откровенно сочувственно изображающая трагедию интеллигентной, буржуазной, контрреволюционной семьи) Сталин посетил свыше десяти раз, но пьеса “Юность вождя” ему не понравилась… В дни 70-летия Сталина “Юность вождя” ставилась рядом провинциальных театров. Так себе пьеса, говорят, хотя семинарская жизнь изображена реалистически.

Сам Михаил Булгаков из рода потомственного гнезда киевского духовенства. Киевские Булгаковы из рода в род все шли по духовной части. Род Булгаковых дал истории Русской православной церкви такого выдающегося деятеля как митрополит Московский Макарий (Булгаков) , который похоронен в Троице-Сергиевой Лавре. Митрополит Макарий известен как один из первых собирателей русских летописей, на основании которых потом писали свои исторические труды такие выдающиеся историки как Сергей Соловьев, Ключевский и автор огромного труда по истории Русской церкви Голубинский. Митрополит Макарий – автор учебника “Догматическое богословие”, по которому до сих пор изучают вероучение православной церкви во всех православных духовных семинариях и академиях.

Неизвестно, готовился ли к церковной деятельности сам Михаил Булгаков, но он, несомненно, вырос в семье, пропитанной церковным духом. Его родной дядя был видным протоиереем в городе Киеве. Отсюда у наблюдательного и впечатлительного Миши с детства было знание и чувствование всех тонкостей духовного мира верующего.

Эти знания он талантливо использовал при написании романа “Мастер и Маргарита”. Зная религию (христианство, суеверия украинского и русского народов) он был знаком со всеми плюсами и минусами атеистической пропаганды времен воинствующего атеизма.

Роман “Мастер и Маргарита” начинается очень едкой сатирой на атеизм… И в то же время роман переполнен также едкой сатирой в адрес православного вероучения, суеверий русского и украинского народов.

Булгаков, конечно, вольно обращается с используемым им материалом. И трудно определить, где он при использовании объективных материалов ошибается, а где умышленно в гипертрофированном виде выставляет действительное положение вещей.

Так, в отношении того, что великий немецкий философ Иммануил Кант (1724-1804) “разрушил 5 доказательств бытия Бога, а потом, словно в насмешку создал шестое” Булгаков позволил Воланду выразится не совсем точно.

Доказательства существования (бытия) Бога на протяжении веков создавались не только богословами (Анзельм Кентерберийский, Фома Аквинский, Мальбранш), но и философами (Платон, Аристотель, Декарт, Лейбниц).

Великий немецкий философ Иммануил Кант (прусский затворник, как никто другой, заслуживает “великого”) первый с чисто философских позиций свел все их к трем: Космологическому, Онтологическому и Телеологическому и показал их полную несостоятельность (Иммануил Кант, Сочинения в шести томах, том 3. Москва, 1964, стр.511-551).

Современные Канту богословы люто ненавидели философа, его именем называли своих нелюбимых собак и всячески издевались над ними. После смерти философа богословы “отомстили” философу тем, что приписали ему создание нравственного доказательства бытия Бога.

Но это расчетливая ложь.

Иммануил Кант не создавал никакого доказательства бытия Бога и всю свою жизнь оставался верен высказанному им положению о том, что доказать существования Бога никак невозможно, что все теоретические построения в пользу божества не имеют никакого научного или теоретического основания. Но в тоже время он считал, что идея Бога может быть полезной в моральном отношении, что “в моральном отношении следует признавать существование Бога” (Иммануил Кант, Критика практического разума. СПб, 1908, стр. 130). Кант считал Бога – полезной идеей, сущность самой религии определял как “осознание наших обязанностей, как божественных заповедей” (Иммануил Кант. Религия в пределах чистого опыта. СПб, 1908, стр.161).

В семинарских учебниках (например в “Основном богословии” архимандрита Августина) до сих пор излагаются четыре классических доказательства бытия Бога и творцом морального доказательства называется именно Кант.

Отсюда утверждается, что Кант раскритиковал три классических доказательств бытия Бога, но сам вынужден был в пользу существования Бога создать четвертое – Нравственное (моральное) доказательство бытия Бога. А это в корне неверно.

Кстати, в советских атеистических кругах, как и во всем марксизме, повторяется легенда о создании Кантом четвертого доказательства бытия Бога. Эта легенда начала формироваться во время так называемых “атеистических споров” в Германии философом Фихте (1762-1814), в то время еще последователем Канта, и с блеском описана гениальным немецким поэтом Генрихом Гейне (1797-1856). Фихте сочинял эту легенду в целях самозащиты от обвинений в атеизме, а Генрих Гейне, очевидно, из-за непонимания самого Канта, который не только поэтами, но и философами читается с трудом великим.

А почему же Воланд говорит о пяти доказательства и создании шестого Кантом Работу писателя на своей творческой кухне нельзя описывать с полной уверенностью. Можно только угадывать и предполагать.

В православном и протестантском богословиях при доказательстве бытия Бога обыкновенно используется система четырех, упомянутых выше, “классических” доказательств «от Канта». Но католические богословы пользуются “пятью путями” Фомы Аквинского.

Возможно, Воланд умышленно сводит Фому Аквинского с Кантом и заставляет Канта, разрушившего своей неотразимой критикой непререкаемый авторитет Фомы Аквинского, превзойти католического святого в своем творчества еще и созданием своего доказательства. Такой художественный “ход” автора “Мастера и Маргариты” вполне резонен.

Но возможно также, что Воланд со своим творцом, Михаилом Булгаковым, просто ошиблись. Михаил Булгаков писал художественное произведение, а не научный трактат или докторскую диссертацию.

P.S. Перед Кантом стояли две проблемы.

Во-первых, Бог — дело церковное. И надо церковного Бога заменить философским. Отсюда и появится знаменитая работа «Религия в пределах чистого разума». Не триединый Бог — источник нравственного закона в людях, а совсем другой. Просто Бог.

Во-вторых, у Канта рационально доказывается необходимость религии, а не Бога как такового, бытие которого доказывается не логикой понятий, суждений и умозаключений, а простым наличием в нас чувствуемых нашим «Я» моральных норм, из чего мы и предполагаем наличие Бога как возможного источника морали, ибо ничего другого в мире не находим. Знает человек или нет, его «Я» чувствует, что он существо нравственное. Это не нуждается в особом доказательстве, ибо каждый день подтверждается по тысяче раз. Бог сидит в нас в форме категорического нравственного императива, т.е. морального закона.

Так думал этот беспокойный старик Кант, и над ним будут смеяться долго, ибо он почему-то решил, что категорический императив обязательно должен быть гуманистическим (добрым).

Эту же ошибку совершил и Маркс, когда почему-то наивно думал, что коммунизм может быть только добрым и гуманным.

Но и над Сатаной будут смеяться не менее долго, потому что он полагает, что этот императив должен быть обязательно дьявольским (злым).

А люди решили — а когда как.

А вот смешно ли это…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *