Оккупация Карелии и Карельского перешейка финскими войсками 1941 — 1942 гг. Финское наступление как часть плана «Барбаросса». Часть 1

После окончания в марте 1940 г. «Зимней войны» в Финляндии во всех слоях общества распространились реваншистские настроения – не только вернуть утраченные территории, но присоединить ряд регионов СССР, с традиционно проживающими в них народами финской группы (карелы, вепсы, ижорцы, коми).

Уже в апреле 1940 г. финские Вооруженные cилы начали подготовку к новой войне с СССР. Если в 1939-м – первой половине 1940 г. Финляндия делала ставку на Великобританию и Францию, то после их поражения в военную кампанию мая – июня 1940 г. её основным внешнеполитическим партнером становится Германия. С 18 августа 1940 г. начинается военное сотрудничество Финляндии и Германии. 12 сентября 1940 г. Финляндия и Германия договорились о возможности транзитных перелетов германских ВВС через финскую территорию.

1 октября 1940 г. между Финляндией и Германией было заключено соглашение о поставках в финскую армию германских вооружений. До 1 января 1941 г. были поставлены 327 артиллерийских орудий, 53 истребителя, 500 противотанковых ружей и 150000 противопехотных мин. Также поставки шли и из США. С января 1941 г. 90% внешней торговли Финляндии было ориентировано на Германию. В том же месяце Германия довела до сведения руководства Финляндии свое намерение напасть на СССР. 10 марта 1941 г Финляндия получила официальное предложение направить своих добровольцев в состав формируемых частей СС и в апреле дала свой положительный ответ. Из финских добровольцев был сформирован батальон СС (1200 человек), который в 1942 – 1943 гг. участвовал в боях против частей Красной армии на Дону и на Северном Кавказе. 30 мая 1941 г. финским руководством был разработан план аннексии территории т.н. «Восточной Карелии», входившей в состав СССР (Карело-Финская ССР). Профессор Ялмари Яакколе (Kaarle Jalmari Jaakkola) по заказу финского правительства написал книгу-памятку «Восточный вопрос Финляндии», в которой обосновывались притязания Финляндии на часть территории СССР. Книга вышла в свет 29 августа 1941 г. 4 июня 1941 г. в Зальцбурге между финским и германским командованиями была достигнута договоренность о том, что финские войска вступят в войну против СССР через 14 дней после начала советско-германской военной кампании.

Днем 17 июня 1941 г. подполковник Хёлтер доставил генералу Эрфурту с нетерпением ожидавшееся им сообщение о том, что приказы о всеобщей мобилизации отданы. Слегка закамуфлированный текст телефонограммы «Всеобщие поставки главной конторы начинаются 18 июня» означал, что Германия в вопросе о финской мобилизации добилась своего. При этом отмобилизованную финскую армию совершенно не собирались держать на месте и использовать только для обороны границ. Ей предстояло, в соответствии с планами Барбаросса, принять участие в наступательных действиях.

Германские планы в отношении Финляндии, является памятная записка^ составленная 1 мая 1941 г. для начальника штаба вермахта генерала Йодля, которая включала в себя информацию штабов всех родов войск.

1.На армию Финляндии возлагаются следующие задачи:

а) С помощью предстоящей в ближайшее время скрытой мобилизации следует повысить обороноготовность на случай контрмер на восточной границе.

б) Вместе с немцами необходимо сначала предпринять меры по обороне района Петсамо и выделить, по крайней мере, 2 дивизии для совместного наступления в районе Салла.

в) Позднее, продвижением по обеим сторонам Ладоги к Ладожскому каналу и Свири, следует присоединиться к наступлению северной армии Германии. В этом наступлении должны принять участие главные силы финской армии, и оно должно начаться, когда продвигающиеся из Германии на Ленинград войска перейдут Двину,

г) Как можно раньше ударить по Ханко и захватить эту базу Балтийского флота Советского Союза. С этой целью сразу же, как только будет развит успех в наземных операциях против Ленинграда, будет оказана поддержка немецкими пикирующими бомбардировщиками.

д) Военно-воздушные силы Финляндии должны поддерживать операции финской армии, прикрывать города и промышленность. Большой помощи авиацией, по крайней мере, вначале оказать не удастся.

е) Финский флот вместе с военно-морскими силами Германии должен сражаться против флота Советского Союза и оборонять побережье. Возможно, что он примет участие в операции против Ханко. Если необходимо оккупировать Аландские острова, то для этого следует продумать германо-финское взаимодействие.

Финляндия на пути к войне Мауно Йокипии (Mauno Jokipii)

***

К началу боевых действий на границах с Советским Союзом были сосредоточены 2 финские армии – на Карельском перешейке Юго-восточная армия под командованием генерала Акселя Эрика Хейнрихса (Axel Erik Heinrichs) и в Восточной Карелии Карельская армия под командованием генерала Ленарта Эша (Lennart Karl Oesch). В действующей армии насчитывалось 470 000 солдат и офицеров. В бронетанковых войсках числилось 86 танков (в основном советских трофейных) и 22 бронеавтомобиля. Артиллерия была представлена 3500 орудиями и минометами. ВВС Финляндии включали 307 боевых самолетов, из них 230 истребителей. Военно-морской флот состоял из 80 кораблей и катеров различных типов. Береговая оборона имела 336 орудий, а ПВО – 761 зенитное орудие.

Накануне дня Барбароссы германские минные заградителя вышли вечером из финских шхер и ночью без каких-либо осложнений поставили поперек Финского залива два мощных минных заграждения: от Порккала — «Корбету» (400 мин и 700 буев против тральщиков), и от Корппо — «Аполду» (590 мин и 700 буев). Третью операцию по минированию заливов эстонских архипелагов в это же время провели вышедшие из Корппо немецкие торпедные катера. При благожелательной поддержке финнов стремительная операция немцев удалась сверх всяких ожиданий. Финские большие подводные лодки «Весихииси», «Ветехинен» и «Ики-Турсо» предприняли 22 июня 1941 г., т. е. за три дня до вступления Финляндии в войну, рейд по минированию залива Кунда близ эстонского побережья, который они совершили со своей базы в шхерах Порвоо. Две субмарины повторили операцию 23-24 июня в районе Суурсаари. В рамках этих военно-морских операций 22 июня планировалось провести минирование подступов к Кронштадту силами Люфтваффе. Данная задача выполнялась четырнадцатью самолетами Юнкерc-88 из Kampfgruppe 806, которые поднялись в Восточной Пруссии, но дозаправку на обратном пути проводили на финском аэродроме Утти. В первом самолете в качестве «лоцмана» находился финский офицер связи. Системы противовоздушной обороны Финляндии были предупреждены о «своих самолетах». Другой немецкий бомбардировочный полк примерно в это же время через Салпаусселькя и Ладогу также совершил налет на Кронштадт, приземлившись на обратном пути в Утти.

Силами этого же воздушного полка 23 июня с хельсинкского аэродрома Мальми попытались нанести удар по каналу Сталина, но отправленный заранее самолет-разведчик сообщил об облачной погоде в районе Повенца, так что на этот раз от полета пришлось отказаться. Попытка удалась только 27 июня 1941 г., когда уже с реконструированного аэродрома Мальми могли легко подняться в небо даже тяжело загруженные бомбардировщики. Для того чтобы удостовериться в разрушениях на канале Сталина, немцы отправили туда финскую диверсионную группу. «Операцию, которая получила кодовое наименование Shiffaren, организовывал из Каяни немецкий майор Шеллер. Ее проводили силами 16 финнов-добровольцев, входивших в состав отряда глубокой разведки Главного штаба (Отделение Марттина) Ее перебросили в ночь с 22 на 23 июня 1941 г. на двух больших немецких гидросамолетах из Оулуярви на Конозеро, к востоку от канала. Она попыталась 28 июня взорвать один из шлюзов, но была отброшена и, убедившись в удавшемся бомбовом налете, удовлетворилась организацией взрыва на Мурманской железной дороге. Группа вернулась 10 июля.

«Казалось, что Финляндия вот-вот вступит в войну и тогда Ленинград окажется в опасности не только с воздуха. «Трудно было найти причину тому, — вспоминал впоследствии бывший командующий войсками Ленинградского военного округа генерал М. М. Попов, — что ни немцы, ни финны не начали сразу же наступление одновременно с развертыванием боевых действий на западных границах». Для советского командования, получавшего информацию о происходившем сосредоточении немецкой авиации на аэродромах Финляндии, становилось ясно насколько это опасно в особенности для Ленинграда. Пленные летчики с уже первого сбитого над Карельским перешейком «Юнкерса-88» показали о приобретенном большом опыте бомбардировок городов Англии и других западных стран. «Нужно было принимать срочные меры, чтобы избавить Ленинград от участи городов, подвергнувшихся яростной бомбардировке в первые же часы войны», — писал в своих мемуарах командующий ВВС Северного фронта генерал (впоследствии главный маршал авиации) А. А. Новиков. Пассивное наблюдение за использованием немецкой авиацией финских аэродромов и тем более за сосредоточением там самолетов вермахта становилось недопустимым. В такой обстановке в Москве посчитали необходимым действовать в духе одного из положений плана принятия мер на случай войны с Германией и ее союзниками (датирован 15 мая 1941 г.), где речь шла об упреждающих действиях советских войск в отношении противника .Суть этого плана была изложена М. М. Попову, который в свою очередь доложил о предложенном замысле маршалу С. К. Тимошенко. «Нарком проконсультировался в еще более высоких инстанциях, — писал А. А. Новиков, — и решение было получено». Не исключено, что как раз в этой связи А. А. Жданов прибыл в Москву и вечером 24 июня в течение получаса находился у И. Сталина.

Именно в тот же день план воздушной операции был окончательно утвержден: намечалось подвергнуть бомбардировке несколько аэродромов Финляндии, а также Северной Норвегии и уничтожить находившиеся там немецкие самолеты. Упреждающий удар был нанесен советской авиацией на рассвете 25 июня по 18 аэродромам в Финляндии и Норвегии. В этой операции принимали участие 260 бомбардировщиков и 225 истребителей. В результате, по данным советских источников, было уничтожено 30 самолетов на земле и 11 сбито в воздушных боях (эти сведения имеют, однако, расхождения с данными, приводимыми финскими авторами). Наши союзники поступили аналогично. 30 июля 1941 Великобритания наносит бомбовый удар по сосредоточению немецких войск в Петсамо. Это вызвало разрыв дипломатических отношений, но не вызвало войну. С англичанами Финляндия воевать не хотела… Войну объявила Англия только 6 декабря 1941г.

29 июня с территории Финляндии против СССР началось совместное наступление финских и германских войск. В тот же день началась эвакуация населения и производственного оборудования из Ленинграда. С конца июня по конец сентября 1941 года финская армия в ходе ряда операций заняла почти все территории, отошедшие к СССР по итогам советско-финской войны 1939—1940 годов, что рассматривалось руководством Финляндии как полностью оправданные действия по возвращению утраченных территорий. Когда 10 июля по приказу маршала Маннергейма Карельская армия перешла в наступление на ленинградском направлении, то ее главный удар был нанесен в Приладожье по войскам 7-й армии генерала Гориленко. Прорыв осуществлял VI армейский корпус генерала П. Талвела, имевший четырехкратное превосходство в пехоте и десятикратное в артиллерии над противостоявшей ему 71-й стрелковой дивизией полковника В. Н. Федорова. Одновременно начал наступление VII армейский корпус генерал-майора Э. Хеглунда в направлении на Сортавала, который прикрывала 168-я стрелковая дивизия полковника А. Л. Бондарева.

Развернувшиеся бои носили весьма напряженный, кровопролитный характер. «Противник оказывает исключительно упорное противодействие, и продвигаться приходится лишь с боями от одного опорного пункта к другому», — писал Талвела 12 июля в своем дневнике. Финские войска несли ежедневно большие потери. Общее количество их составляло в июле около 6 700 убитыми и пропавшими без вести, а число раненых достигло 25 тысяч К 14 июля войскам VI армейского корпуса ценой значительных потерь удалось вынудить часть сил 7-й армии отойти в район Сортавала. Наряду с этим стало развиваться быстрое продвижение в Южной Карелии к реке Свирь и к Петрозаводску. Но советское командование, создав на пути продвижения финских войск две оперативные группы, нанесло контрудары по наступавшим. В результате темп продвижения их резко спал. С учетом того, что группа армий «Север» опаздывала с выходом к намеченным рубежам, финские войска 25 июля остановились на Тулоксенском и Суоярвинском участках. 29 июля генерал Талвела записал в своем дневнике: «Маршал категорически запретил продвигаться вперед… Продвижение немцев приостановилось на основном театре военных действий в России и нам надо выяснить, когда же начнется наступление там».

Затормозилось также наступление финских частей в северной и средней Карелии, где они встретили упорное сопротивление советских войск на подступах к Кировской железной дороге. Маннергейм не ожидал, что так будет складываться оперативная обстановка. В этих условиях в финской ставке было принято решение перейти к активным боевым действиям на Карельском перешейке. 30 июля Маннергейм отдал приказ о наступлении II армейского корпуса в направлении Хиитола-Кексгольм, которое прикрывали на 105-ти километровом участке 142-я и 115-я дивизии 23-й армии. Бои приобрели здесь исключительно ожесточенный характер. Вместе с тем военные действия на советско-финляндском фронте вынуждали финскую дипломатию решать весьма сложные для нее задачи.

31 августа финны вышли на старую советско-финскую границу около Ленинграда, тем самым замкнув полукольцо блокады города с севера. В финской исторической литературе существует утверждение о том, что, когда после вступления Финляндии в войну, начались боевые действия на Карельском перешейке, финская армия не угрожала Ленинграду. Характерно, как, об этом писал, в частности, профессор А. Корхонен. По его словам, являлось «бесспорным фактом, что уже после вовлечения Финляндии в войну в июне 1941 г., единственным направлением, откуда Ленинграду не угрожали, было финское направление», поскольку «финны, несмотря на немецкое давление, последовательно отказались наступать на Ленинград».

Все происходило, однако, далеко не так. Ведь перед финской армией задача заключась отнюдь не в том, чтобы остановиться на рубеже старой государственной границы 1939 г., а продвигаться дальше, и достигнуть, новой, т. н. «стратегической границы», которая должна была проходить со стороны Карельского перешейка по Неве. Важнее было заключить город в плотное кольцо блокады. «Совершенно очевидно, что Финляндия была союзником Германии в этом плане», — говорит Висури. То, что Маннергейм не захотел вторгнуться в Ленинград, по словам Висури, не является свидетельством его доброжелательности, а было лишь результатом сложившейся ситуации. У Финляндии не было достаточно ресурсов. «Наступление предполагало бы перемещение всех резервов на перешеек и дало бы возможность Красной армии нанести удар по Финляндии с севера», — говорит Висури. Советско-финская граница, существовавшая c 1918 года, была пересечена финскими войсками местами на глубину до 20 км, финны были остановлены на рубеже Карельского укрепрайона. Маннергейм отдал приказ войскам на Карельском перешейке перейти к обороне. Финские войска в течение трёх лет обеспечивали блокаду Ленинграда с севера, хотя вначале финское руководство ожидало падения города уже осенью 1941 года.

Литература:

1. Мауно Йокипии — Финляндия на пути к войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940–1941 гг.

Николай Барышников — Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941-1944

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *