Короткий перекус и школьные новости. Немного истории, еврейский вопрос, пожары и личные переживания, Москва, 1965 год.

Короткий перекус и школьные новости. Немного истории, еврейский вопрос, пожары и личные переживания, Москва, 1965 год. Чудесная фотография Юрия Абрамочкина вызывает у меня каждый раз массу

Чудесная фотография Юрия Абрамочкина вызывает у меня каждый раз массу положительных эмоций и ряд недоумённых вопросов.
Кто же пустил малолетнего пацана на стройку
Где заботливый инженер по технике безопасности Где бдительный, немало повидавший, парторг
Куда смотрит сердитый, но справедливый начальник участка
Почему спит вездесущая кладовщица Зина или Зоя, поматерински болеющая за дело С затаённой бабской тоской приглядывающая за непутёвыми мужиками
И где, собственно, охрана важнейшего строящегося объекта социалистической собственности

Но нет, никого не видно, всё вымерло, время обеда. И наш стильный паренёк в короткой дублёнке, клечатых брючатах и резиновых сапогах с аппетитом запивает свежую сайку молоком, сидя с батькой в зоне работы башенного крана. И им тепло, весело и комфортно.
Полным ходом идёт строительство крупнейшей в Европе гостиницы «Россия», рассчитанной на 5300 мест. В преддверии очередного съезда КПСС, готовящейся распахнуть свои бетонные чертоги усталым делегатам и изумлённым гостям советской столицы. По замыслам архитекторов, многострадальное Зарядье наконецто приобретает черты, достойные сердца могучей державы.

В начале 60х на волне общемирового подъёма, советская экономика прибавляла 56% ежегодно. Это был, пожалуй, наиболее удачный период её развития, хотя и не совсем гладкий. Громкий лозунг Никиты Хрущёва «Догнать и перегнать Америку», несмотря на некоторую карикатурность, имел под собой вполне реальное основание. Залатав дыры и поднарастив потенциал, страны, пережившие Вторую Мировую, бодро рванули вдогонку за США, не желая теряться в сгустившихся сумерках «холодной войны». И если впереди резво рысили давние европейские лидеры, разогретые планом Маршалла и рыночными реалиями, то в арьергарде бодро топал советский блок, уповая на социалистическую собственность и плановое ведение хозяйства.

Место, где оживленно болтают наши герои древний столичный посад Зарядье. В конце позапрошлого века, сбегая кривыми переулками к Москвареке, он собирал у себя хитрых лавочников, хватких мастеровых и всю непролазную грязь, стекающую с Китайгорода. Когдато престижный район богатых палат, почти полностью выгоревший в 1812 году, к середине XIX столетия преобразился в натуральное еврейское «гетто». Неуловимо напоминающее небогатый южнорусский городишко с шумными базарчиками, облупившимися домами, разбитными лавчонками и строгими синагогами, скромно взирающими на резное великолепие Ивана Блаженного.

Начало ему положил действительный статский советник Глебов, завещавший в 1826 году городу пользовать свой двухэтажный дом, отдавая ренту местной глазной больнице. Генералгубернатор князь Голицын, рассудив здраво, постановил сдавать его приезжим еврейским купцам на ограниченное время, строго вменив им «не показываться в публичных местах и на улицах в непозволительной одежде». И несмотря на то, что в 1856 приезжим евреям разрешили повсеместно селиться по Москве, Глебовское подворье ещё долго оставалось центром еврейского островка столичной жизни. А вскоре евреям, отслужившим 15 лет в армии, пообещали вид на жительство. И потянулись в Первопрестольную караваны волооких испуганных невест из провинции со своим немудрящим скарбом. Внуки этих счастливцев будут называть себя коренными москвичами.
Их недолгое счастье закончилось в 1891 года, когда, известный своим идиотизмом, тогдашний градоначальник Великий князь Сергей Александрович постановил выселить 20 000 небогатых евреев за 101 км.

В 30е годы, на месте снесённого зарядьевского «наследия прошлого», было решено возвести 27этажное здание Дома Наркомтяжпрома. Чудесный проект, разработанный под руководством товарища Мордвинова, в 1936 поменяли на ещё более удачный братьев Весниных. Теперь уже 32этажная башня в форме звезды, окружённая 10ю этажами административных строений, гордо соседствовала с набившими оскомину кремлёвскими символами ушедшей эпохи. Но не срослось, целых 5 лет не сросталось, а потом помешала война. Зато после, в 1953 году, заложили фундамент теперь уже сталинской высотки громадную платформу стилобата, скрывающего в недрах бомбоубежище. И снова не прокатило, теперь уже в связи со смертью «вождя всех народов». Будто бы души выселенных евреев взывали к отмщению на этом несчастливом месте.
Автор проекта Чечулин чуть было не свихнулся от горя, но надежды не потерял. И вскоре предложил построить на существующем фундаменте огромную гостиницу, наш ответ ихнему «Хилтону». Не пропадать же добру.

В славный год 50летия Великой Октябрьской революции серый железобетонный символ советского гостеприимства торжественно ввели в эксплуатацию. Перекликаясь с такой же мрачной громадиной Кремлёвского Дворца Съездов, оба грандиозных сооружения до конца изуродовали исторический центр столицы.
А через 10 лет, 25 февраля 1977 года, гостиница загорелась. Одновременно занялись 5й, 11й и 12й этажи северного корпуса. По синтетическим коврам и обоям огонь мгновенно распространился по зданию, наполняя помещения едким дымом. Автоматизированные выдвижные лестницы доставали только до 7го этажа, люди прыгали вниз, задыхаясь на верхних ярусах. Пожарные вязали лёгкие лестницыштурмовки с крюками, используемые в основном на соревнованиях по ППС, протягивая зыбкую «дорогу жизни» до 22го этажа.
Погибло 42 человека, 52 очутились в больнице, больше 1000 спасли.

В здании Управления ГО и ЧС в Москве есть огромные мозаики с изображением двух наиболее страшных пожаров в городе. Одна из них посвящена событиям 1977 года в «России». И хотя официальной версией признан невыключенный паяльник в радиоузле, до сих пор остаются подозрения на поджог или террористический акт. В ту же ночь горела редакция «Правды», а за 2 недели до этого прогремел взрыв в метро, унёсший жизни 8 человек. Одновременно с двумя небольшими взрывами на улицах Дзержинского и 25 октября. Одним словом, дело ясное, что дело совершенно тёмное.

Сейчас мало кто помнит, но злосчастная гостиница горела дважды второй раз ещё через 10 лет, зимой 8687 гг. Обмирая от одной только мысли о возможном повторении трагических событий, вся Пожарная охрана Москвы была поднята на уши. И ваш покорный слуга, тогда уже лихой командир отделения, привычно взбежал на какойто там ндцатый этаж в обществе сонных бойцов и подозрительного начкара. Поигрывая отполированными фомками и звякая громоздкими КиПами (противогазы), мы побродили в дымных коридорах, поглядели на брошенное в номерах буржуйское добро, но так никого и не спасли. Сожрав, по случаю, все пирожные в буфете, разочарованно погрузились в кровавокрасные «Уралы» и благополучно отбыли восвояси досматривать дембельские сны.

Гостиницы «Россия» больше нет. Прошлым летом столичные власти бодро отрапортовали о вывозе последних тонн железобетонных обломков. Обещают парк с тундрой и филармонией. Поживём увидим.
Ну а наши герои, оживлённо болтающие на фотографии, ничего этого даже представить себе не могут. Им и так есть о чём поговорить и о чём помечтать.

© d3·ru

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *