ДЕТИ ИМАМА ШАМИЛЯ.

ДЕТИ ИМАМА ШАМИЛЯ. У имама Шамиля - предводителя кавказских горцев, имама теократического государства Северо-Кавказский имамат, в который входили Западный Дагестан и Чечня, а затем и Черкесия -

У имама Шамиля — предводителя кавказских горцев, имама теократического государства Северо-Кавказский имамат, в который входили Западный Дагестан и Чечня, а затем и Черкесия — было пять сыновей-

Старший сын Шамиля Джемаль-Эддин (18291858)
— после штурма Ахульго был взят генералом П.Х. Граббе в аманаты (заложники) в малолетнем возрасте. Образование получил в 1-м кадетском корпусе в Санкт-Петербурге, где обучался вместе с детьми дворянского сословия.

Ему было разрешено ношение горской традиционной одежды и приставлен мулла. По окончанию учёбы дослужился до звания поручика в Уланском Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича полку. У Джамаллутдина были свои мечты. Он хотел поступить на учебу в военную академию. Царь и его окружение не противились этому.
Кроме того, Джамаллутдин собирался жениться на Ольге Михайловне Олениной, дочери орловского помещика. Девушка была красива и образованна, окончила институт благородных девиц в Петербурге. Но жизнь Джамаллутдина вдруг круто изменилась…
.В 1854 году имам Шамиль предложил обменять своего старшего сына на захваченных им княгинь Чавчавадзе. Каким стал Джамалутдин за 16 лет жизни на чужбинеВот что сообщали очевидцы-

Сын Шамиля был среднего роста, хорошо сложен, но чрезвычайно худ. Выглядел Джамаллутдин моложе своих 24 лет. Он казался умным, добрым, веселым и энергичным. В беседах с князем Чавчавадзе и переводчиком Грамовым сын Шамиля понемногу раскрывал себя, говорил о своих мечтах, заботах. Религию отца Джамаллутдин сохранил, но аварский язык забыл, припоминал лишь отдельные слова. Зато отлично владел русским языком, говорил и читал пофранцузски. Лучшими друзьями его были книги. Он увлекался творчеством Пушкина, Лермонтова, БестужеваМарлинского. На родину из Петербурга он вес более 300 книг, географические атласы, готовальни, хорошую бумагу, карандаши и краски. Джамаллутдин неплохо рисовал, чертил и не собирался бросать эти занятия в отцовском доме. Д. А.Чавчавадзе уверял, что « редко встречал он в мусульманине такое полное перерождение в европейские нравы, такой русский взгляд на вещи «

Джамаллутдин вернулся в горы, однако прожил недолго. Джамаллутдину разрешалось поступать так, как ему заблагорассудится, только одного у него просил отец жениться на дочери чеченского наиба Талгика молоденькой девушке. Джамаллутдин выполнил просьбу отца. Шамиль просил его взять в свои руки административное управление краем, но сын не проявил интереса и желания заняться этим.

Джамаллутдин иногда отправлял письма знакомым в Россию. Шамиль не противился этому. Сын читал также русские книги, журналы. И это разрешал отец. Старший сын имама после возвращения на родину ни в одной военной операции не участвовал, впрочем, его, кажется, никто и не заставлял.
Джамаллутдин был в смятении. Оторванный от привычной жизни, от друзей, невесты, он не знал, что делать…
В 1858 году умер, по всей видимости, от туберкулеза в ауле Анди.

Вторым сыном имама Шамиля был Гази-Мухаммад (18331902).
В шестилетнем возрасте получил первое ранение (в ногу) при прорыве из осажденного аула Ахульго. В 1850 году был назначен наибом в общество Карата, где заслужил всеобщее уважение. Прославившим его воинским успехом стал поход на Грузию, в ходе которого было разорено имение князей Чавчавадзе. В мае 1855 г. султан Абдул Меджид прислал Гази-Мухаммаду зелёное знамя и серебряный с позолотой орден, украшенный алмазами, отмечая его заслуги. Кроме того, сыну имама был пожалован чин паши. Весной 1859 г. Гази-Мухаммад руководил обороной аула Ведено, столицей имамата. Обложенный со всех сторон царскими войсками, обстреливаемый тяжелыми орудиями, Ведено был обречен, несмотря на труднодоступность. После длительной осады аул был взят, а Гази-Мухаммад с оставшимися защитниками направился в Дагестан.
В августе 1859 г. Гази-Мухаммад находился рядом с отцом в Гунибе. Он со своим младшим братом Мухаммадом Шефи держал оборону на подступах к укреплению. После сдачи Гуниба, по велению царя, Шамиль, Гази-Мухаммад и три мюрида должны были быть доставлены в С.-Пететербург, а затем местом жительства была назначена Калуга.

После смерти отца выхлопотал разрешение на выезд в Турцию, где поступил на военную службу, во время русско-турецкой войны командовал дивизией, принимал участие в осаде Баязета, дослужился до звания маршала.

Хочется рассказать об одном эпизоде этой войны. ГазиМухаммад со своими воинами осадил небольшой гарнизон крепости Баязет и предложил гарнизону крепости сдаться. На это капитан Штокович командир осажденных ответил так: «КазиМагомед, вероятно, не усвоил, воюя с нами на Кавказе под начальством своего знаменитого отца, что русские умеют лишь брать крепости, но не сдавать их».

Умер ГазиМухаммад в 1902 году в Медине в возрасте 70 лет. Его могила находится рядом с могилою отца его Шамилем.

Третий сын имама погиб в младенчестве во время осады аула Ахульго.

Четвёртый сын, Мухаммад-Шефи (18401906), после падения аула Гуниб был также привезен в С.-Петербург, а затем направлен в Калугу. Выразил желание поступить на русскую службу и 8 апреля 1861 года стал корнетом лейб-гвардии в Кавказском эскадроне Собственного Его Величества конвоя.
25-летний горец за неполные три года воинской службы возводится в чин поручика, а ещё через два года стал штабс-ротмистром. Через три года Мухаммед-Шафи отправили по служебным воинским делам в длительную командировку за границу, во время которой он побывал во Франции, Англии, Германии, Турции и Италии.
По возвращении в Россию он был награждён орденом Св. Анны 3 степени и откомандирован на Кавказ для отбора молодых горцев в Кавказский эскадрон. Вскоре за безупречную службу последовало производство в ротмистры и назначение командиром взвода горцев в царском конвое.

В 1873 году он награждён ещё одним орденом Св. Станислава 2-й степени. В неполные 37 лет стал полковником. В годы русско-турецкой войны просился на фронт в действующую армию, но получил отказ царя (его старший брат командовал крупным соединением в турецкой армии).

В 1885 году был произведён в генерал-майоры. В 45 лет женился в третий раз на 18-летней дочери купца Ибрагима Исхаковича Апакова Биби-Мариам-Бану и получил в качестве свадебного подарка каменный двухэтажный дом на площади Юнусова в Старо-Татарской слободе в Казани, где и прожил до конца своих дней. Скончался в 1906 году во время лечения на минеральных водах в Кисловодске .
Сын Шамиля хотя и жил на чужбине, но был погорски гостеприимен. Он обычно сам разливал чай, резал хлеб, подавал на стол. Сам встречал и провожал гостей. Снимал с вешалки и подавал гостю пальто, помогал надеть. Протестующим МухаммадШеффи говорил: «Гость твой господин, а ты его слуга, это говорил мне мой покойный отец; услуживая вам, я исполняю его завет и приказ».

О младшем сыне, Мухаммад-Камиле (18631951), известно менее всего. Всю свою жизнь он прожил в Турции и Аравии. Похоронен в Стамбуле. Является отцом известного деятеля Горской Республики Саид-бека.

http://www.checheninfo.ru/19063-synovya-imama-shamilya.html
https://history.wiireading.ru/321515

Источник

Добавить комментарий