СЕРЕБРО БИАРМИИ

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой кажущейся мифической страну покрывали труднопроходимые леса и болота, недоступные горные кряжи. Туда скандинавские викинги и новгородские ушкуйники отправлялись со своими товарами за серебром, накопившимся там за столетия торговли с арабами и другими народами с юга.

Свидетельствуют викинги
Как ныне считают историки, основной приток серебра в Пермь Великую имел место ещё в раннем Средневековье, в 7-10 веках. С начала 11-го столетия в торговых связях Биармии начался определённый спад, но импорт серебра продолжался минимум ещё два столетия, хотя уже в меньших количествах и металл был уже не того качества.

Приблизительно с 10-го века начался и отток серебра в направлении Скандинавии, Великого Новгорода, а позднее и Московской Руси.
В Скандинавию сведения о Бьярмаланде, как там стали называть Биармию, начали проникать где-то со второй половины 9-го столетия. В конце этого века о походе в сказочную страну английскому королю Альфреду Великому рассказывал норвежец Отар. В «Истории Шведского государства» поэта и исследователя 18-го века Олафа Далина, написанной на основе древних книг и сказаний, говорится, что, Биармия управлялась собственными князьями. Бьярмы, как утверждали саги, владели огромным количеством серебра и драгоценных украшений. Корабли норманнов ходили в Бьярмаланд морским путём через Гандвик (Белое море) и Финнмарк (Норвегию).

Исландский скальд, прозаик, историограф и политик Снорри Стурлусон писал: «Плыли они летом, чаще всего так, как позволяли их корабли. И когда они приплыли в Бьярмаланд, то остановились в торговом месте. Началась торговля. Все те люди, у которых было для этого имущество, приобрели огромное богатство, так что и он купил много мехов. А когда там закончилась торговля, тогда они поплыли прочь по реке Вине (Двине). Было тогда объявлено, что мир с местными жителями закончился. Викинги решили напасть на бьярмов, но Торир предложил воспользоваться обычаем бьярмов выносить в лес и засыпать землёй часть наследства богатого человека. Торир привёл отряд к капищу бьярмов. Они вышли на большую поляну, и на той поляне был высокий деревянный забор с воротами, которые были заперты. Шесть человек местных жителей должны были каждую ночь охранять этот забор. На дворе капища был насыпан курган, в нём перемешаны золото, серебро и земля. А ещё внутри ограды стоял бог бьярмов, который зовётся Йомали (Юмала)».

В руках у этой статуи была серебряная чаша, полная серебряных же монет, а на шее у неё красовалось драгоценное ожерелье. Торир и его спутники заметили, что стража ушла, а новая смена ещё не появилась. Тогда викинги бросились к «кургану из золота, серебра и земли» и собрали «сколько можно больше денег, сложив их в своё платье». Торир запретил воинам трогать идола и отправил их на корабли, но когда те ушли, вернулся к статуе и похитил серебряную чашу с монетами, срубив при этом ожерелье, и бросился к кораблям, преследуемый разбуженной стражей.

На протяжении долгого времени подобные рассказы считались вымыслом, но в 17-18 веках стали появляться сообщения русских путешественников о святилищах угро-финских племён, сохранившихся в бассейнах Верхней Камы, Северной Двины и Печоры. Они действительно были обнесены высокими заборами с воротами, некогда охраняемыми стражей, а внутри стояли деревянные идолы, державшие чаши и блюда, наполненные серебряными монетами. А со временем в тех местах русские поселенцы стали всё чаще находить самые настоящие клады.

Ловкачи Строгановы
В середине 1853 года крестьянин Егор Зубов пахал своё поле на низком пойменном берегу реки Иновы. Ему помогали двое мальчишек-племянников. Один из них, шедший за бороной, вдруг закричал в изумлении борона зацепила какое-то колечко, приделанное к крышке из светлого металла, и волочила её по свежевспаханной земле. Пойдя по следу, Зубов отыскал то место, откуда борона выворотила эту странную штуку, и разгрёб землю руками. На свет появилось серебряное ведро средних размеров, в котором лежало несколько серебряных сосудов. Сверху граненый кувшин с узким горлышком, под ним восемь серебряных кружек, а на дне большой серебряный ковш с длинной ручкой.

Там же лежали семь серебряных шейных гривен. Скупкой древнего серебра в Прикамье тогда занимались люди купцов Строгановых, негласно контролировавших местных кладоискателей. Узнав о новой находке, они вынудили Зубова продать её практически за бесценок.
Впервые же Строгановы короли Великой Перми заинтересовались древним серебром ещё в середине 18-го столетия. Как-то весной 1750 года некий крепостной Строгановых пахал поле близ деревни Слудки, как вдруг соха вывернула из земли большой кувшин. На кувшине было вычеканено изображение молодой женщины в полный рост в прозрачных одеяниях. У её ног были изображены фигурки детей. Находка эта вызвала большой интерес. Между тем на протяжении нескольких последующих лет сведения о находках в Пермской губернии старинных серебряных предметов стали появляться то тут, то там. Так, в 1780 году близ все той же деревни Слудки во время половодья на берегу Камы деревенские ребята нашли на размытом берегу большое серебряное блюдо. Вскоре в тех же местах были найдены ещё пять серебряных сосудов.

С той поры Строгановы и начали скупать у крестьян древнее серебро. Ими была создана целая сеть скупщиков, охватившая всю Пермскую губернию. Скупщики разъезжали по крестьянским дворам под видом мелких торговцев, а собранное ими серебро переправлялось на Нижегородскую ярмарку. Оттуда драгоценные древние сосуды либо попадали в коллекции богатых любителей старины, либо продавались ювелирам как серебряный лом.

Клады и слитки
С середины 19-м века в Прикамье и Приуралье клады закамского серебра стали находить чуть ли не ежегодно. Чердынский купец Алин сделал на скупке и переливке таких находок целое состояние. От него не отставали другие скупщики, зачастую превращавшие бесценные предметы антиквариата в заурядные серебряные слитки. Например, летом 1896 года к земскому начальнику в Кудымкаре А.И. Вронскому обратилась некая женщина с жалобой на торговку, которая отказалась заплатить часть заранее условленной суммы за большой клад золотых и серебряных предметов. По словам заявительницы, весь клад весил немногим менее пуда и торговка обещала заплатить за него 270 рублей серебром. Назначенное властями следствие ни к чему не привело: клад разыскать не удалось. Судя по всему, он уже был превращён в слитки. На запрос археологической комиссии пермский губернатор был вынужден сообщить, что слух о находке клада на девятом участке Соликамского уезда не подтвердился.

В результате массовых действий скупщиков большая часть древних произведений искусства погибла, но всё же многие находки оказались в столичных музеях и попали в руки специалистов. В основном это были блюда восточного происхождения с великолепной художественной чеканкой; кувшины с изображениями диковинных зверей и правителей с клиновидными бородами; чаши с чеканными сценами охоты на львов и пантер и мифологическими сюжетами; кубки, покрытые затейливыми узорами и сказочными цветами. Большинство этих изделий, как установили специалисты, было изготовлено в Иране в эпоху могущественной династии Сасанидов (224-651 годы) и частично в Византии, Бактрии и Хорезме.

Находки продолжали делать и в советское время. Так, в 1936 году близ деревни Больше-Лашковская были найдены три серебряных блюда. На одном из них был изображён персидский шахиншах Пероз, правивший с 459 по 484 год. Летом 1967 года в Прикамье было найдено серебряное блюдо, изготовленное в Константинополе при императоре Константине IV Погонате во второй половине 7-го века. На этом блюде среди выгравированных греческих надписей имеется надпись, сделанная арамейским письмом в Хорезме. Получается, что блюдо, прежде чем попасть в пермские леса, проделало путь из Византии в Хорезм. А уж оттуда оно по Волге попало на Каму, где хорезмийские торговые люди обменяли блюдо на ценные меха.

Клады восточного серебра в прикамских лесах продолжают находить и в наше время. Как знать, может быть, главные сокровища Биармии ещё ждут своего первооткрывателя.
Андрей Чинаев

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

СЕРЕБРО БИАРМИИ Биармия, или Пермь Великая, как её называли на Руси, некогда занимала обширные пространства от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Эту порой

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *